Александр Невский
 

Архитектура русских земель

Основными центрами развития архитектуры были столицы самых крупных и мощных русских земель и княжеств, в частности Тверь, Новгород, Псков и Москва.

1) Первым русским городом, где возобновилось каменное зодчество, стала Тверь. Именно здесь в 1285—1290 гг. при князе Михаиле Ярославиче был построен первый каменный храм — Спасо-Преображенский собор — шестистолпный пятиглавый крестово-купольный храм, богато украшенный белокаменным рельефом, медными дверями и майоликовым полом. В 1323 г., при князе Дмитрии Михайловиче, был построен храм Успения Богородицы. После знаменитого восстания в Твери 1327 г. каменное зодчество здесь надолго прекратилось, и лишь в конце XIV в. была возведена знаменитая каменная церковь Рождества Богородицы в селе Городне на Волге.

2) Крупнейшим центром русского зодчества по-прежнему оставался Господин Великий Новгород, где в 1292 г. была построена первая каменная церковь Николы на Липне, где отчетливо видно, что новгородские зодчие, сохранив традиции четырехстолпного однокупольного храма, внесли ряд существенных новшеств в свою архитектурную пластику. В частности, они отказались от позакомарного покрытия и сделали его трехлопастным, вместо трех апсид осталась только одна апсида в центре храма, а сам фасад не был поделен на лопатки, в результате чего само здание приобрело массивность и монолитность.

Вообще следует сказать, что новгородские постройки XIV—XV вв., как правило, невелики по своим размерам. На смену монументальным и величественным зданиям XI—XII вв., типа новгородской Софии и кафедральных соборов Юрьева и Антоньева монастырей, строившихся княжеской властью, пришли небольшие приходские храмы и церкви, возводившиеся на средства богатых бояр, купеческих корпораций и городских «концов».

Наиболее интересными памятниками новгородской архитектуры этого периода были церкви Благовещения на Городище (1342—1343), Спаса на Ковалеве (1345), Успения на Волотовом поле (1352), Федора Стратилата на Ручью (1360—1361) и Спасо-Преображения на Ильине (1374). С середины XIV в. начинается новый этап в развитии новгородского зодчества, отличительной особенностью которого стало украшение фасадов церквей богатым декором из поясных кирпичных арок и треугольников, что отчетливо видно во внешнем убранстве церквей Федора Стратилата (1360—1361) и Спаса на Ильине (1374).

Однако затем новгородские зодчие вновь отказались от декоративной отделки внешнего убранства храмов и вернулись к строгой монументальности и простоте форм, характерных для более раннего периода новгородской архитектуры. Историки, как правило, связывают возрождение традиций «новгородской старины» с деятельностью местного архиепископа Евфимия, а также с возросшей в конце XIV — начале XV вв. «опасностью» присоединения Великого Новгорода к Москве. Такими характерными памятниками новгородского зодчества стали церкви Рождества на кладбище (1381) и Петра и Павла в Кожевниках (1406—1408). Позднее, в середине XV в., новгородские зодчие вновь вернулись к декоративному оформлению многих культовых построек, ярким подтверждением чего стала церковь Иоанна Предтечи на Опоках, построенная новгородскими купцами «Ивановой сотни» в 1454 г.

Помимо культовых зданий, в Новгороде возводились и многочисленные светские постройки, в частности, Грановитая палата (1433), где заседал Совет господ или «Оспода» — верховный орган боярской аристократии, комплекс Владычного двора (1433), Часозвоня (1443), которая является одним из самых ранних образцов русской шатровой архитектуры, и каменные палаты новгородских посадников Исаака и Марфы Борецкой (1465). В 1430-х гг. завершилось и строительство каменного детинца, возведение которого было начато еще в 1333 г. по повелению тогдашнего новгородского архиепископа Василия Калики.

3) Своеобразное место в русском зодчестве XIV—XV вв. занимают архитектурные памятники древнего Пскова. Многие псковские постройки этого периода производят впечатление настоящих крепостных сооружений с мощными стенами и особой асимметричностью. Практически все псковские храмы представляли собой небольшие кубические постройки с одной главой, украшенной простыми поясками в виде треугольных и квадратных углублений. Все псковские храмы и церкви имели несколько боковых приделов, что еще более усиливало впечатление мощи и приземистости зданий. А отличительной особенностью псковской архитектурной школы было то, что многие сооружения украшались темно-зелеными поливными изразцами местного производства, что придавало им особый колорит.

По мнению большинства специалистов (С. Ямщиков, В. Седов), среди многочисленных памятников псковской архитектуры той поры особым колоритом отличались Троицкий собор (1365—1367), церковь Василия на Горке (1413—1415) и церковь Богоявления со звонницей на Запсковье (1496).

Особое место в архитектурной истории Пскова занимает его знаменитый кремль, с невероятно массивными каменными стенами и «пузатыми» башнями, строительство которого велось поэтапно на протяжении нескольких веков, начиная с Крома и Довмонтова города, которые были возведены еще в 1370-х гг.

4) Каменное строительство в Москве началось только во второй четверти XIV в., когда при Иване Калите на территории Московского Кремля были построены четыре небольших каменных храма — Успенский (1326) и Архангельский (1333) соборы и церкви Иоанна Лествичника (1329) и Спаса на Бору (1330). Новый этап каменного зодчества в Москве был связан с постройкой белокаменного Кремля (1366—1367), возведенного вместо обветшавшего дубового Кремля времен Ивана Калиты, и Чудова монастыря (1367) при Дмитрии Донском. Затем эта традиция была продолжена при его старшем сыне и внуке — Василии I и Василии II, в годы правления которых были сооружены изумительные кафедральные соборы в самых крупных городах и монастырях Московского княжества: Успенский собор в Звенигороде (1399—1400), собор Рождества Богородицы Саввино-Сторожевского монастыря (1405), Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря (1422—1425) и Спасский собор Спасо-Андроникова монастыря (1427—1430).

В годы активной фазы феодальной войны (1431—1453), которая стоила огромных финансовых, материальных и людских потерь, каменное зодчество на территории Великого Московского княжества практически прекратилось, и новый этап его развития пришелся уже на 1470—1480-е гг.

Следует помнить о том, что русская архитектура той эпохи в своей основе оставалась архитектурой деревянной, и по подсчетам известного знатока русского зодчества В.П. Выголова, автора известной работы «Архитектура Московской Руси середины XV в.» (1988), более чем за столетие (1320—1430) было построено всего около 30 каменных зданий, и то главным образом в Москве.

Говоря о развитии русской архитектурной школы в постмонгольский период, необходимо затронуть одну спорную проблему, связанную со строительством русских городов в тот период. Традиционный взгляд на эту проблему заключается в том, что все русские средневековые города строились стихийно, без какой-либо предварительной планировки, а уж тем более без четкого градостроительного плана. Однако еще в середине прошлого века ряд известных историков и археологов, в частности, академики М.Н. Тихомиров и Б.А. Рыбаков, впервые подвергли сомнению эту точку зрения. А самый убедительный удар по ней был нанесен в работе Г.В. Алферовой «Русские города XVI—XVII веков» (1989), в которой автор на основе натурных исследований и архивных документов однозначно доказала наличие письменных правил ландшафтной планировки русских городов, которые сохранились в «Законе градском», или «Прохироне».

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика