Александр Невский
 

Архитектурное творчество

XVII век занимает особое место в развитии русской архитектуры, поскольку общий для этого столетия процесс «обмирщения» культуры самым непосредственным образом сказался и на творчестве выдающихся русских зодчих. Особое влияние на все архитектурное творчество стала оказывать городская светская культура, которая значительно потеснила традиции культового зодчества.

Подавляющее большинство построек не только в сельской местности, но и в городах по-прежнему возводились из дерева, а каменные храмы и светские здания были еще редки, являясь своеобразными островками в море деревянных построек. Выдающимся произведением русского деревянного зодчества был знаменитый Царский дворец в селе Коломенском под Москвой, построенный в 1667—1681 гг. русскими мастеровыми под руководством плотничьего старосты Семена Петрова, московского стрельца Ивана Михайлова и государева однодворца Саввы Дементьева. Царский дворец Алексея Михайловича состоял из многочисленных разнохарактерных построек, связанных между собой переходами и галереями. Он насчитывал 270 комнат и 3000 окон и оконцев, поэтому внешне походил на сказочный городок с многочисленными башенками, чешуйчатыми крышами, «гульбищами», «кокошниками», крылечками с витыми колонками и т. д. К большому сожалению, во времена Екатерины II, в 1768 г., это «восьмое чудо света» из-за ветхости было разобрано и восстановлено как «новодел» только в 2000-х гг.

Самое широкое распространение деревянное зодчество получило в северных уездах страны, где по-прежнему активно строились различные шатровые храмы в стиле «восьмерик» на «четверике». Среди самых известных построек того времени следует назвать церковь Иоанна Предтечи на Широковом погосте под Вологдой (1618), Вознесенскую церковь в Торжке (1653) и Троицкий собор под Архангельском (1681). При этом надо отметить, что в деревянном зодчестве с особой силой проявилась народная художественная культура, в которой нашла свое отражение не строгий аскетизм, характерный для официальных культовых построек, а мирская жизнерадостность простых селян и горожан русского Севера.

В XVII в. светские элементы все больше стали проникать и в каменное зодчество. Строительству каменных сооружений в тот период придавалось большое государственное значение, поскольку это:

1) диктовалось военно-оборонительными потребностями государства, которое на протяжении всего XVII в. вело тяжелые и длительные войны по всему периметру своих границ, и

2) самым непосредственным образом было связано с усилением государственной власти, авторитет и величие которой требовали соответственного выражения в монументальном каменном зодчестве.

Для этих целей в 1598 г. по указанию Бориса Годунова был создан специальный государев приказ Каменных дел.

Выдающимся памятником светского зодчества первой половины XVII в. по праву считается Теремной дворец Московского Кремля, который был построен в 1635—1636 гг. под руководством известных русских зодчих Бажена Огурцова, Трефила Шарутина, Антипа Константинова и Лариона Ушакова. Этот дворец представлял собой трехэтажное на высоких подклетях здание, увенчанное высоким «теремком», в котором с особым изяществом были исполнены так называемые Проходные сени, Крестовая и Престольная палаты и Верхний теремок. А позолоченная кровля Теремного дворца и два пояса лазурных изразцовых карнизов придавали царской резиденции особо нарядный и сказочный вид.

Черты обмирщения и проникновения народных элементов в каменное зодчество ярко отразились и в культовом строительстве. В первой половине XVII в. излюбленным видом культовых построек оставались шатрово-купольные храмы, которые в начале нового столетия в большом количестве стали обильно украшаться разнообразными кокошниками, наличниками и колонками, что придавало этим постройкам еще более изысканный и нарядный вид. Наряду с этим была продолжена старая традиция сооружения традиционных крестово-купольных храмов, которые, правда, уступали в своей монументальности аналогичным постройкам прошлых веков.

Выдающимися памятниками культового зодчества первой половины XVII в. были храм Покрова Богородицы в селе Медведково под Москвой, сооруженный в 1619—1621 гг. по заказу князя Д.М. Пожарского, Казанский собор на Красной площади в Москве, воздвигнутый в 1626 г. в честь освобождения первопрестольной от польских интервентов, церковь Покрова Богородицы в царском селе Рубцове (1627), Успенская («Дивная») церковь Алексеева монастыря в Угличе (1628), церковь Зосимы и Савватия в Троице-Сергиевом монастыре (1635—1638), Свято-Троицкий кафедральный собор в Вязьме (1637), храм Преображения Господня в селе Острове под Москвой (1646), Троицкий собор Ипатьевского монастыря под Костромой (1650—1652) и, наконец, знаменитый храм Рождества Богородицы в Путинках (1649—1652).

В 1628—1651 гг. по заказу богатого ярославского купца Григория Леонтьевича Никитникова в Москве была возведена знаменитая церковь Троицы в Никитниках, которая оказала огромное влияние на целый ряд культовых построек в других русских городах, таких, как кафедральный собор Троицкого монастыря в Муроме (1642—1648), Вознесенский собор в Устюге Великом, построенный по заказу купца Никифора Федоровича Ревякина в 1648 г., Троицкий храм в Москве, воздвигнутый в 1642—1648 гг., и церковь Николы в Берсеневе, построенная в 1657 гг.

По мнению многих ученых (М. Ильин, И. Бусева-Давыдова, А. Муравьев, В. Маров), немаловажную роль в «обмирщении» церковного зодчества играло то обстоятельство, что заказы на строительство приходских церквей и храмов все чаще стали исходить не со стороны высших светских и духовных феодалов, а со стороны купеческих артелей и посадских слобод. Стремясь освободиться от традиционного аскетизма и нарочитой религиозности прежних культовых построек, зодчие XVII в., выполняя социальный заказ «простых» горожан, гораздо большее внимание стали уделять декоративной отделке культовых зданий, придавая им нарядный и жизнерадостный вид.

Многие элементы декоративного украшения светских и культовых построек в 1620-х гг. стали активно проникать и в такую специфическую область архитектуры, как крепостное зодчество. В этот период на смену суровым крепостным ансамблям XV—XVI вв. приходят нарядные, богато украшенные и торжественные комплексы оборонительных сооружений многих русских городов и монастырей. В тот же период значительной перестройке был подвергнут и Московский Кремль. В 1624—1625 гг. под руководством английского архитектора Христофора Галовея и выдающегося русского зодчего Бажена Огурцова были возведены «чешуйчатые» шатровые перекрытия на Спасской и Никольской башнях Московского Кремля, которые не только значительно увеличили их высоту, но и придали им чрезвычайно нарядный и изысканный вид. Позднее, в 1672—1686 гг., аналогичные шатровые перекрытия были воздвигнуты и над остальными башнями Кремля. Несколько позднее аналогичной «изящной» перестройке подверглись башни и стены Калязинского, Троице-Сергиева, Спасо-Евфимьего, Симонова, Новодевичьего, Донского и многих других монастырей в различных городах и весях страны. Но особым изяществом и суровой северной красотой отличался знаменитый Кирилло-Белозерский монастырь, сооруженный в 1633—1679 гг.

Процесс «обмирщения» культового зодчества вызвал резко негативную реакцию со стороны высших иерархов Русской православной церкви. Поэтому в начале 1650-х гг. новый патриарх Никон установил гораздо более строгие правила, которыми должны были руководствоваться зодчие и каменных дел мастера при возведении культовых зданий. В частности, новый глава Русской православной церкви наложил очередной запрет на возведение шатрово-купольных храмов, и настоятельно рекомендовал возродить древние русско-византийские традиции крестово-купольных построек с классическим пятиглавием, которые всегда отличались особой монументальностью и строгостью форм. Именно под влиянием новых веяний в середине — второй половине XVII в. началось грандиозное строительство монументальных культовых зданий и светских ансамблей на всей территории страны.

Среди светских построек второй половины XVII в. особо следует отметить такие шедевры русского зодчества, как Патриарший дворец в Московском Кремле, возведенный в 1642—1656 гг. под руководством Дмитрия Охлебнина и Аверкия Мокеева, Царицыны палаты Саввино-Сторожевого монастыря под Звенигородом (1650—1652), Потешный дворец в Московском Кремле (1651—1652), построенный для влиятельного царского тестя князя И.Д. Милославского, Патриаршие палаты и трапезную Валдайского Иверского монастыря (1656—1659), Хамовный двор в Москве (1658—1661), гостиные дворы в Москве (1661—1665) и Архангельске (1668—1684), здание Земского приказа в Москве (1683), Патриаршую трапезную Троице-Сергиева монастыря (1692) и Архиерейский дом в Суздале (1693—1700).

Среди заметных культовых ансамблей этого времени следует назвать кафедральный Успенский собор Валдайского Иверского монастыря, построенный архитектором Аверкием Мокеевым в 1653—1656 гг., собор Двенадцати апостолов в Московском Кремле, возведенный в 1652—1656 гг., церковь Воскресения Христова (1670) и звонницу (1682—1687) Ростовского кремля, Успенский собор в Коломне (1672—1682), комплекс зданий Крестного монастыря в Онежской губе Белого моря на Кий-острове, сооруженный в 1660—1680 гг., Большой собор Донского монастыря в Москве (1684—1698) и Успенский собор в Рязани (1693—1699).

В ряду выдающихся культовых ансамблей второй половины XVII в. особое место занимает «любимое детище» патриарха Никона знаменитый Ново-Иерусалимский монастырь под Москвой, построенный в 1656—1685 гг. Несмотря на строжайший запрет самого же Никона, комплекс этого монастыря представлял собой уникальный синтез крестово-купольного и шатрового архитектурных стилей, где монументальные храмовые постройки венчались традиционным пятиглавием, а колокольни были увенчаны изящными шатрами. Самым значительным сооружением этого монастыря стал кафедральный Воскресенский собор (1685), который по замыслу его создателя должен был воспроизвести в своем облике Храм Гроба Господня в Иерусалиме.

В 1670—1683 гг. под руководством ростовского митрополита Ионы Сысоевича в древнейшем городе Северо-Восточной Руси был воздвигнут уникальный ансамбль Ростовского митрополичьего двора — так называемый Ростовский кремль, который по праву считается настоящим шедевром русской культовой и крепостной архитектуры всего XVII в.

Во второй половине XVII в., несмотря на жесткие запреты, продолжало успешно развиваться светское, или «посадское» направление в культовом зодчестве, отличительной чертой которого по-прежнему оставались разнообразные «узорчия». Наиболее интересными памятниками этого периода по праву считаются храм Покрова Пресвятой Богородицы в Медведкове (1634—1635), церковь Иоанна Златоуста в Коровниках (1649—1652), церковь Косьмы и Дамиана в Садовниках (1657—1662), церковь Лазаря в Суздале (1667), церковь Троицы в селе Останкино под Москвой, построенная Павлом Потехиным в 1678—1683 гг., церковь Николы в Хамовниках (1679) и многие другие.

По мнению многих ученых (И. Грабарь, И. Бусева-Давыдова, А. Муравьев, А. Мельник), особенно сильно светское начало проявилось в ярославском культовом зодчестве, где особое положение занимали богатые купеческие корпорации. В этом крупном торгово-ремесленном центре Верхнего Поволжья при строительстве культовых зданий значительно большее внимание уделялось внешнему убранству и пышности приходских храмов, что, по мнению их заказчиков, должно было символизировать богатство и мощь ярославского купечества. Характерными памятниками ярославского зодчества середины — второй половины XVII в. являются храм Ильи Пророка, возведенный купцами Скрипиными в 1647—1650 гг., храм Иоанна Златоуста, сооруженный в 1649—1654 гг. на реке Которосле по заказу купцов Неждановских, и храм Николы Мокрого, построенный в 1665—1672 гг. на средства богатых купцов Андрея Лемина и Астафия Лузиных, который отличался особой кирпичной кладкой, множеством изящных изразцов и черепичным покрытием кровли и куполов. В 1671—1687 гг. на средства простых прихожан в селе Толчково под Ярославлем была построена грандиозная церковь Иоанна Предтечи, которая, по образному выражению блестящего знатока русской средневековой культуры профессора Н.Н. Воронина, являла собой «ликующую симфонию народной фантазии». Выдающиеся памятники культового зодчества, выполненные в «посадском» стиле, были построены и во многих других русских городах, например, церкви Воскресения в Костроме (1652) и Романове-Борисове (1678).

В конце XVII в. в России появился еще один архитектурный стиль, получивший название нарышкинского стиля, или московского барокко, основы которого были заложены в западноевропейской архитектуре в начале XV в. и пришли на Русь, вероятнее всего, через Малороссию и Речь Посполитую. Характерными чертами нового архитектурного стиля были: 1) четкость и симметричность композиции, 2) подчеркнутая устремленность всего здания ввысь, 3) многоярусность и 4) тщательная разработка различных деталей (лазурных цветных изразцов и резьбы по белому камню), которые придавали особо нарядный и величественный вид всем постройкам.

В эти годы в различных городах и селах страны были возведены многочисленные светские и культовые здания, которые вошли в сокровищницу отечественной и мировой культуры: трапезная Троице-Сергиева монастыря (1686—1692), многоярусная колокольня Новодевичьего монастыря (1683—1690), кафедральный собор Успения Божией Матери Иосифо-Волоцкого монастыря (1688—1696), кафедральный собор Донской иконы Божьей матери Донского монастыря (1686—1698), здание столичного Печатного Двора (1679), церковь Вознесения в селе Уборы, построенная Яковом Бухвостовым в 1690—1696 гг., Крутицкое подворье в Москве (1693—1694), автором которого был выдающийся русский зодчий Осип Старцев, палаты думного дьяка Аверкия Кириллова в Москве (1656—1657), знаменитая Сухарева башня, сооруженная в 1692—1701 гг. Михаилом Чоглоковым и, конечно, эталонный шедевр московского барокко — церковь Покрова в Филях, построенная в 1690—1694 гг. по заказу Льва Кирилловича Нарышкина, родного дядьки царя Петра.

 
© 2004—2020 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика