Александр Невский
 

Предварительные замечания

Предварить рассказ о начальной истории Древнерусского государства следует одним существенным замечанием: датировка и оценка многих исторических событий той поры до сих пор является условной, поскольку:

1) Необходимо всегда учитывать то обстоятельство, что основой наших знаний о политической истории Древней Руси являются несколько самых ранних списков трех знаменитых летописных сводов, созданных в XIV—XV вв.: Лаврентьевский список «Лаврентьевской летописи» (1377), Академический список «Ипатьевской летописи» (1425) и Комиссионный и Академический списки «Новгородской Первой летописи младшего извода» (1441—1445). Именно в этих летописных сводах, отразивших разные традиции владимиро-суздальского, галицко-волынского и новгородского летописания, присутствуют древнейшие, но не всегда совпадающие друг с другом редакции «Повести временных лет», поскольку аутентичных списков этого выдающегося памятника древнерусской письменности, созданного в начале XII в., не сохранилось. Аналогичная картина наблюдается и в других летописных сводах, созданных в XV—XVI вв., а также в многочисленных зарубежных источниках, принадлежащих перу византийских, арабских и европейских авторов. Поэтому для выявления максимальной истины необходимо очень внимательно соотносить весь объем информации, содержащийся в них.

2) Немаловажным обстоятельством является и то, что все древнерусские летописцы, отражая летописные традиции разных монастырей и соборов, при написании своих нетленных трудов пользовались ранними византийскими и европейскими хрониками, которые ориентировались на разные космические эры (хронологию от Сотворения мира до Рождества Христова), принятые в тогдашнем православном мире — антиохийскую (5500 лет), старовизантийскую (5504 лет), константинопольскую (5508 лет), болгарскую (5511 лет) и другие. При этом средневековый русский летописец, который впервые ввел хронологическую сетку в часть недатированных текстов «Повести временных лет», уже ориентировался исключительно на константинопольскую хронологию, поскольку именно тогда в Русской православной церкви окончательно восторжествовала византийская ортодоксия, а Москва стала главным суверенным центром мирового православия.

Этот примечательный факт, впервые подмеченный профессором А.Г. Кузьминым в его фундаментальных монографиях «Русские летописи как источник по истории Древней Руси» (1969) и «Начальные этапы древнерусского летописания» (1977), вскоре был подвергнут резкой критике со стороны Л.В. Черепнина, Я.С. Лурье, А.А. Зимина и других советских историков, которые, опираясь на известную работу профессора Н.Г. Бережкова «Хронология русского летописания» (1963), утверждали, что все древнерусские летописцы изначально пользовались только константинопольской эрой от сотворения мира. Однако именно это фундаментальное открытие смогло объяснить многие нестыковки ранней хронологии в «Повести временных лет», которые странным образом не совпадали с датировкой многих событий, отраженных в известных византийских и европейских хрониках.

Кроме того, как установили многие историки (Л. Черепнин, Н. Бережков, А. Кузьмин, С. Цыб), русские средневековые летописцы использовали и разные стили (начало нового календарного года) — сентябрьский (византийский), мартовский (на полгода позже византийского) и ультрамартовский (на полгода раньше византийского). Таким образом, хронология одного и того же события в разных летописных сводах и внелетописных источниках могла отличаться друг от друга на год или даже два.

3) Следует также помнить и о том, что по справедливому замечанию ряда выдающихся ученых (А. Шахматов, А. Кузьмин), все древнерусские летописцы были отнюдь не беспристрастными хронистами, а яркими публицистами, рукой которых «управляли политические страсти и мирские интересы». Поэтому часто в угоду своему «заказчику» (князю или монастырю) они многократно переписывали реальную историю до неузнаваемости, и установить истинную подоплеку многих исторических событий не удается до сих пор.

Мы категорически не можем принять позицию основателя «скептической школы» профессора М.Т. Каченовского и его современных манкуртов, что вся история Древней Руси носит исключительно баснословный характер. Конечно, все источники по истории Киевской Руси нужно подвергать очень тщательной научной критике, но критика источника не означает его полного отрицания. К сожалению, именно это антинаучное направление в историографии вновь подняло голову, свидетельством чему стала публикация баснословными тиражами псевдонаучных подделок дутых «новохронологов» А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского и одного из их спонсоров — шахматиста-диссидента Г.К. Каспарова, которые просто противно комментировать ввиду их элементарного невежества, а возможно, и психической патологии самих авторов и их заказчиков.

Кроме того, мы полностью согласны с мнением крупнейшего советского и украинского историка и археолога, академика П.П. Толочко, что в настоящее время, когда история стала в значительной степени уделом дилетантов, не обремененных ни историческими знаниями, ни методикой научной критики источников, ни ответственностью за сказанное, ниспровержение научных авторитетов и хрестоматийных положений в исторической науке стало их самым излюбленным занятием. Поэтому, освещая основные проблемные вопросы российской истории, мы считаем ниже своего достоинства далее не просто комментировать, но даже упоминать низкопробную стряпню нынешних представителей новомодной «фолк-хистори» типа А. Бушуева, В. Чудинова, А. Назаренко, Я. Кеслера и многих других.

Для тех же, кто желает более подробно ознакомиться с серьезной научной критикой их омерзительной стряпни, мы адресуем к книге выдающегося русского историка профессора А.Г. Кузьмина «Мародеры на дорогах истории» (2005) и «Сборнику русского исторического общества» (2000), где опубликованы блестящие статьи других выдающихся русских историков и лингвистов, в частности, академиков В.Л. Янина, А.А. Зализняка, Л.В. Милова, Г.А. Кошеленко и других.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика