Александр Невский
 

На правах рекламы:

Цены на стабилизаторы напряжения в Киеве, Гибрид

«Медный бунт» в Москве 1662 г.

Летом 1662 г. в Москве вспыхнуло новое восстание, получившее название «Медного бунта», предыстория которого была такова: в 1656 г. для покрытия бюджетного дефицита, вызванного русско-польской войной (1654—1667), по предложению царского фаворита окольничего Ф.М. Ртищева правительство приняло решение наряду с традиционной серебряной монетой (ефимками) выпустить в обращение медные деньги.

Вскоре они стали стремительно обесцениваться, поскольку:

• правительство постоянно увеличивало чеканку медной монеты;
• ряд оборотистых дельцов, в частности тесть царя боярин И.Д. Милославский, наладили чеканку собственной фальшивой монеты;
• все подати и пошлины по-прежнему собирались серебряной монетой, а жалование, напротив, стали все чаще и больше платить медной деньгой;
• наконец, из-за финансовых трудностей правительство ввело новую подать «на войну».

В результате уже в начале 1662 г. номинальная стоимость одного медного рубля в двенадцать раз была меньше серебряного!

25 июля 1662 г. в Москве появились «воровские и подметные письма», в которых ряд членов правительства, в частности И.Д. Милославский, Ф.М. Ртищев и В.Г. Шорин, были названы «польскими агентами» и «ворами». Именно с этими «подметными письмами» большая группа стрельцов и посадских направилась к царю в село Коломенское под Москвой с требованием выдачи указанных лиц на расправу. В самой Москве начались погромы дворов тех бояр и купцов, которые были причастны к этой реформе. Особенно досталось дворам двух богатых купцов — В.Г. Шорина и С.Ф. Задорина, которым правительство отдало на откуп сбор многих податей и пошлин.

Как сообщает летопись, с первой партией челобитчиков Алексей Михайлович говорил «тихим обычаем и обещал им учинить скорый сыск и правую расправу» над всеми «лихоимцами и ворами». Однако новая толпа москвичей, «невежливо бившая челом» государю, была жестоко разогнана тремя стрелецкими полками. Во время этой акции погибло несколько сот москвичей, а в вечером того же дня было схвачено и повешено еще более ста челобитчиков. По сообщениям небезызвестного беглого посольского дьяка Григория Карповича Котошихина «и того ж дни около того села повесили со 150 человек, а остальным всем был указ, пытали и жгли, и по сыску за вину отсекали руки и ноги и у рук и у ног пальцы, а иных бив кнутьем, розослали всех в дальние города, в Казань, и в Астарахань, и на Терки, и в Сибирь, на вечное житье, а иным пущим вором того ж дни, в ночи, учинен указ, завязав руки назад посадя в болшие суды, потопили в Москве реке».

По данным профессора В.И. Буганова, автора известной монографии «Медный бунт: московские «бунтари» 1662 года» (1968), розыск по этому бунту не имел прецедентов во всей предыдущей истории подобных событий, поскольку всех грамотных москвичей заставили дать образцы своего почерка, чтобы сличить их с «воровскими листами», послужившими сигналом для начала «Медного бунта», однако его зачинщиков так и не нашли.

Основным итогом нового московского бунта стала постепенная отмена медной монеты. Сначала, в 1663 г., медные дворы были закрыты в Новгороде и Пскове, затем в Москве и Новгороде возобновили чеканку серебряной монеты, а всю медную деньгу полностью изъяли из наличного обращения и переплавили ее для прикладных нужд.

 
© 2004—2020 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика