Александр Невский
 

Грамотность и письменность

В XVII веке основная масса крестьянского населения страны по-прежнему оставалась неграмотной, однако именно в этот период общее количество грамотных людей существенно возросло, особенно среди посадского населения крупных административных центров и ремесленно-торговых городов. Причиной такого положения вещей стали не только значительно возросшие потребности в развитии административного делопроизводства, но и существенные изменения в социально-экономическом развитии страны, в частности, в бурном росте оборотов внутренней и внешней торговли. По данным выдающегося русского филолога академика А.И. Соболевского, уровень грамотности в среде посадских людей составлял 40%, дворян и представителей приказной администрации (дьяков и подьячих) — 65%, а в купеческой среде — почти 96%.

Помимо значительного расширения деловой письменности, еще большее распространение получили и традиционные рукописные книги. Несмотря на дальнейшее развитие книгопечатания, такие книги по-прежнему пользовались большим спросом. Многие из них уже делались не столько на заказ, сколько на продажу, поэтому общий круг потребителей книжной продукции сильно расширился, и теперь не только знать и монастырское духовенство, но и простой посадский люд обзаводились личными библиотеками. Тогда же появилась и первая рукописная газета — «Куранты» (1621), представлявшая собой антологию переводных печатных изданий, выходивших в Европе, которую стали составлять для царя Михаила Федоровича и его домочадцев придворные толмачи.

Потребности в массовом и быстром изготовлении разнообразных рукописей обусловили окончательное торжество особой техники письма — так называемой скорописи, которая в XVII в. приобретет особенно изящные черты. Тогда же вновь была предпринята попытка организации производства собственной бумаги и в 1660—1670-х гг. в Москве были созданы две «бумажных мельницы», владельцами которых были голландские купцы. Эти предприятия так и не смогли покрыть растущие потребности в бумаге, поэтому Голландия и Франция, как и в прежние века, оставались основными импортерами этого дефицитного товара в Россию. Следует отметить и такой интересный факт, что в отдельных регионах страны, главным образом на Беломорье и за Уральским хребтом, в качестве писчего материала по-прежнему использовали пергамент и бересту. Например, в Сибири составлялись целые берестяные книги, где фиксировались данные о сборе ясака с местных сибирских племен.

Наряду с рукописными книгами дальнейшее развитие получило и книгопечатание. По данным известного советского историка профессора С.П. Лупова, автора фундаментальной монографии «Книга в России в XVII в.» (1970), на московском Печатном Дворе только в первой половине «бунташного века» было издано около двухсот названий книг, среди которых одна половина была представлена книгами традиционного религиозного содержания — Библиями, Псалтырями и Евангелиями, а вторая половина — официальными государственными актами и учебной литературой — «Соборным уложением», «Учением и хитростью ратного строения пехотных людей» и другими. Многие печатные издания этой типографии не только пополнили богатые книжные хранилища различных государственных учреждений и монастырей, но и стали продаваться в специализированных книжных лавках, первая из которых была открыта в Москве в 1672 г.

В XVII в. возникли крупные библиотечные коллекции не только в богатых монастырях, но и в ряде частных собраний известных и именитых людей. Например, богатые коллекции печатных изданий на русском, латинском, греческом и польском языках были у царя Алексея Михайловича, патриарха Никона и видных членов Боярской думы князя В.В. Голицына, А.Л. Ордина-Нащокина, А.С. Матвеева и других. Богатейшая библиотека, основу которой составил царский подарок великого государя Федора Алексеевича, была и в первом высшем учебном заведении России — Славяно-греко-латинской академии.

Широкое распространение рукописных и печатных книг дало положительный импульс дальнейшему развитию всей системы начального и среднего образования в стране и, прежде всего, обучению грамоте и письму. Огромное значение в этом благом деле сыграло издание целого ряда учебных пособий, в частности, знаменитой «Азбуки» (1648) патриаршего дьякона Василия Бурцева, «Грамматики» (1648) Мелентия Смотрицкого, «Лексикона речений языка словенска и греческа со инеми языки в научение и разумение учащихся» (1650) Епифания Славинецкого и многочисленных учебных «Псалтырей» и «Часословов», общий тираж которых составил без малого 450 тысяч экземпляров.

XVII век стал временем создания первых частных школ при монастырях и приходских храмах. Уже в 1633 г. по указанию патриарха Филарета при Чудовом монастыре Московского Кремля была открыта первая греко-латинская школа, которую после смерти святейшего первоиерарха стали называть Патриаршей школой. В 1646 г. один из видных государственных деятелей, окольничий и постельничий царя Федор Михайлович Ртищев пригласил из Киева в Москву выпускников знаменитой Киево-Могилянской духовной академии для организации первой частной школы в Андреевском мужском монастыре, где ее воспитанники изучали латинский и греческий языки, риторику и философию. В 1650-х гг. по инициативе известного киевского богослова Епифания Славинецкого была создана еще одна греко-латинская школа в Чудовом монастыре, которая позднее, слившись с Патриаршей школой, составила единое учебное заведение. В 1664 г. для обучения подьячих центральных государевых приказов открылась школа в Заиконо-Спасском монастыре на Никольской улице в Москве, которую возглавил известный просветитель «бунташного века» Симеон Полоцкий. В 1667 г. по инициативе нового патриарха Иоасафа II открылся «гимнасион» при церкви Иоанна Богослова в Китай-городе, а в 1680 г. была основана школа при московском Печатном Дворе, руководителем которой стал иеромонах Тимофей.

Первые частные школы в Москве стали своеобразной предтечей создания первого высшего учебного заведения в России — знаменитой Славяно-греко-латинской академии, устав которой — «Академический лексикон» по личному поручению царя Федора Алексеевича в 1680 г. составил «придворный пиит» Симеон Полоцкий. Предполагалось, что именно он и станет ректором этой академии, однако его преждевременная смерть спутала все карты и отложила ее открытие на целых семь лет. Только в 1687 г. состоялось открытие Славяно-греко-латинской академии, которую возглавили два выходца из Сербии, выпускники знаменитого Падуанского университета Иоанникий и Софроний Лихуды.

Согласно своему «лексикону» эта академия, расположенная на территории Заиконо-Спасского монастыря, открывалась для людей «всякого чина и сана» и предназначалась для подготовки высшего духовенства и дьяков государевых приказов, поэтому первыми ее учениками стали выпускники двух школ — при московском Печатном Дворе и Богоявленском монастыре. Эта академия была построена по образцу европейских учебных заведений, где помимо традиционного набора учебных предметов — богословия, грамматики, пиитики, риторики и различных языков, преподавались физика, диалектика и философия, что вызвало особую неприязнь у ревнителей древней старины.

В 1694 г. благодаря интригам и наветам иерусалимского патриарха Досифея II, братья Лихуды вынуждены были покинуть Москву и перебраться в Новгород, а академию возглавили их ученики Николай Семенов и Федор Поликарпов. В 1699 г. был назначен новый ректор академии, первый русский доктор философии и доктор богословия, игумен Заиконо-Спасского монастыря Палладий Роговский. Значительно позднее на базе этой академии будет создана Московская Духовная академия.

 
© 2004—2020 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика