Александр Невский
 

на правах рекламы

Изготовление вывески из световых букв — Sgorod.Info - Солнечный город (sgorod.info)

Климатическая камера — Климатические камеры цена. Новое поступление. Наличие. Доставка. Звоните (termo-spb.ru)

Купить справку из травмпункта — Без очередей. Быстрое оформление. Любые справки официально. Рядом с метро (bolnichnyj-list.info)

Роль Галича в поддержке претендентов на византийский и болгарский престолы и союз Романа Мстиславича с Алексеем III

Нельзя согласиться с И. Гралей, доказывающим, что, ведя переговоры с Иваном Калояном, Алексей III не мог себе позволить поездку к Роману Мстиславичу в Галич, поскольку болгарскому царю едва ли понравились бы переговоры василевса с галицко-волынским князем, военным союзником Византии на почве совместной борьбы с половцами, — союз Византии с Русью мог иметь антиболгарскую направленность.1

Подобные доводы нам представляются надуманными. Нельзя не учитывать новую политическую расстановку сил на Балканах, в корне изменившуюся после захвата Константинополя крестоносцами, когда Алексей III уже не мог представлять прежней угрозы для Болгарии и такая угроза начала исходить от нового противника — латинян.2

Главной целью свергнутого византийского императора был поиск военных союзников и продолжения борьбы с латинянами. Алексей III не только не собирался признавать свое поражение, но, напротив, был одержим стремлением «снова возвратить себе царский престол».3 Все последующие годы вплоть до самой смерти он, как мы видели, настойчиво искал помощи, обращаясь к правителям разных государств, возникших как на территории Византийской империи, так и за ее пределами.

Трудно допустить, что при таких обстоятельствах, находясь у границ Галицко-Волынской Руси, Алексей мог бы отказаться от возможности обратиться за помощью к своему давнему союзнику Роману Мстиславичу и что сообщение о его поездке в Галич Кузентина и Фиадони, авторов, отделяемых от описываемых событий всего несколькими десятилетиями, могло быть лишь выдумкой или каким-то недоразумением.

Обращения за помощью к галицкому и другим русским князьям со стороны претендентов на византийский престол были весьма распространенным явлением в истории русско-византийских отношений. Вспомним хотя бы случай с предшественником Алексея III Андроником I Комнином. Спасаясь от преследований своего двоюродного брата императора Мануила I, в конце 1164 г. Андроник, по сведениям Никиты Хониата и Иоанна Киннама, бежал в Галицию.4 Его пребывание в Галиче подтверждается и русскими летописями, сообщающими также, что галицкий князь Ярослав Осмомысл принял византийского царевича с честью и дал ему несколько городов «на утешение».5 Через некоторое время император Мануил направил в Галич двух митрополитов, и они уговорили Андроника вернуться в Константинополь.6

Ил. 45. Билонная монета византийского императора Андроника I Комнина. 1180-е гг. Британский музей (Лондон, Великобритания)

В 1185 г. Андроник Комнин, бывший тогда уже византийским императором, оказавшись под угрозой потери трона, вновь предпринял попытку бежать на Русь, по-видимому, опять к Ярославу Осмомыслу в Галич. Он успел погрузиться на триеру и подойти к Черному морю. Но из-за наступившего штиля его триера не смогла набрать скорость и была настигнута сторонниками нового императора, Исаака II Ангела. Андроник был схвачен, возвращен в столицу и вскоре жестоко убит.7

Тем же маршрутом к Черному морю спустя 18 лет бежал из Константинополя император Алексей III, который, разумеется, не мог не знать о связях своего предшественника с Галичем и о той поддержке, которую он там находил, — отец Алексея III Андроник Дука Ангел входил в число ближайших доверенных лиц императора Андроника I.8

Сам Алексей III поддерживал постоянные контакты с галицко-волынским князем Романом Мстиславичем. Новгородский боярин Добрыня Ядрейкович, ставший впоследствии архиепископом Антонием, во время одного из своих посещений столицы Византии видел там послов «от великого князя Романа», которых возглавлял боярин Твердята Остромирич.9 Исследователи относят первое посещение Добрыней Константинополя к маю 1200 г.; очевидно, в это же время он и должен был встретить там послов галицко-волынского князя.10

Никита Хониат говорит о Романе Мстиславиче как о ниспосланном Богом спасителе империи. Описывая нападение валахов и половцев, едва не закончившееся захватом византийской столицы, историк отмечает:

Именно Роман, князь галицкий, быстро приготовившись, собрал храбрую и многочисленную дружину, напал на коман и, безостановочно Прошедши их землю, разграбил и опустошил ее. Повторив несколько раз такое нападение во славу и величие святой христианской веры <...> он остановил набеги коман и прекратил те ужасные бедствия, которые терпели от них римляне, подавши таким образом единоверному народу неожиданную помощь, непредвиденное заступление и, так сказать, самим Богом ниспосланную защиту.11

Очевидно, Роман Мстиславич имел какие-то долгосрочные союзнические обязательства по отношению к Византии, поскольку предоставляемая им военная помощь носила систематический характер. В интересах империи галицко-волынский князь неоднократно совершал военные походы против половцев, добившись значительных успехов в борьбе с ними.12 Кроме того, Роман выступал на стороне Византии и в ее конфликтах с Болгарией.13

Союз Романа с Алексеем III был скреплен браком галицко-волынского князя с родственницей византийского императора, которой, как уже отмечалось, есть веские основания считать дочь Исаака II Анну.14 Не исключено, впрочем, что новой женой Романа стала, как считает И. Граля, представительница знатного византийского рода Каматерос, родственного династии Ангелов, по имени Мария, состоявшая в родстве также с константинопольским патриархом Иоанном X.15

Ил. 46. П. Андрусев. Послы византийского императора Алексея Ангела просят Романа Мстиславича о помощи против половцев. Иллюстрация к книге А. Потоцкого «Княжа слава. Історичні оповідання» (Краків; Львів, 1942)

Галицко-Волынская Русь становилась убежищем не только для византийских императоров и членов их семей, но также и для правителей Болгарии. По сведениям Георгия Акрополита, знаменитый впоследствии болгарский царь Иван II Асень, как и его младший брат Александр, свои детские и юношеские годы провели на Руси, вероятнее всего в Галичине, спасаясь от преследований царя Борила. Братья прожили здесь около десяти лет, с 1207 по 1217 гг. С помощью «русских беглецов», в которых исследователи видят галицких «выгонцев», обитавших в низовьях Днестра, Иван сумел захватить болгарский престол.16

Примечания

1. Grala H. Tradycja dziejopisarska o pobycie władcy Bizancjum w Haliczu (Jan Długosz i kronikarz Hustyński) // КН. 1986. R. XCIII. № 3. S. 646.

2. О роли латинян в развитии византино-болгарских отношений в 1204—1206 гг. см. специальные исследования А. Крантонелли и А. Данчевой-Васильевой: Κραντονέλλη Α. Ή κατά τών λατίνων έλληνο-βουλγαρική σύμπραξις έν Φράκη. 1204—1206. Αθήναι, 1964; Данчева-Василиева А. България и Латинската империя (1204—1261). София, 1985. С. 43—44 и др.

3. Никита Хониат. История... Т. II. С. 296.

4. Nicetae Choniatae Historia / Rec. I. Bekker. Bonnae, 1835. P. 168—171, 172—173 (Lib. IV. Cap. 2; Lib. V. Cap. 3); Ioannis Cinnami epitome rerum ab Ioanne et Alexio Comnenis gestare / Rec. A. Meineke. Bonnae, 1836. P. 235—236 (Lib. V. Cap. 12).

5. ПСРЛ. Т. II. М., 1998. Стб. 524; Т. IX. М., 2000. С. 232.

6. См.: Юревич О. Андроник I Комнин. СПб., 2004. Гл. IV: «Пребывание Андроника в Галицкой Руси». См. также: Tiuliumeanu M. Andronic I Comnenul. Iasi, 2000.

7. Юревич О. Андроник I Комнин. С. 158—160.

8. Βάρζος Κ. Ή γενεαλογία των Κομνηνών. T. 2. Θεσσαλονίκη, 1984. Σ. 726—727; Oxford Dictionary of Byzantium. Vol. I. P. 64—65, 97—98.

9. Путешествие новгородского архиепископа Антония в Царьград в конце 12-го столетия. С предисловием и примечаниями П. Савваитова. СПб., 1872. Стб. 88—89.

10. См.: Белоброва О.Л. «Книга Паломник» Антония Новгородского: (К изучению текста) // ТОДРЛ. Т. XXIX. Л., 1974; Seemann K.D. Die altrussische Wallfahrtsliteratur. München, 1976. S. 213—221, 413, 449—450.

11. Никита Хониат. История... Т. II. С. 246.

12. Brand Ch.М. Byzantium confronts the West. 1180—1204. Cambridge, 1968. P. 132; Vásáry I. Cumans and Tatars: Oriental Military in the Pre-Ottoman Balkans, 1185—1365. Cambridge; New York, 2005. P. 48—49. См. также: Котляр Н.Ф. Дипломатия Южной Руси. СПб., 2003. С. 88—89.

13. Grala H. Rola Rusi w wojnach bizantyńsko-bułgarskich przełomu XII i XIII w. // BP. T. II. Poznań, 1985. S. 128—131.

14. Войтович Л. Мати короля Данила (зауваження на полях монографії Д. Домбровського) // Княжа доба: історія і культура. Вип. 1. Львів, 2007.

15. Grala H. Drugie małżeństwo Romana Mścisławicza // SO. Warszawa, 1982. R XXXI. № 3—4. S. 126.

16. Георгий Акрополит. История. С. 62. См. также: Кулаковский Ю.А. Где находилась Вичинская епархия? // ВВ. Т. IV. СПб., 1897. С. 333; Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950. С. 169; Князький И.О. Славяне, волохи и кочевники Днестровско-Карпатских земель (конец IX — середина XIII вв.). Коломна, 1997. С. 209—210; Бибиков М.В. Byzantinorossica. Свод византийских свидетельств о Руси. Т. I. М., 2004. С. 263.

 
© 2004—2024 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика