Александр Невский
 

Наследник великого князя

Тем временем у Александра, постепенно выраставшего из подростка в государственного мужа, была своя весьма насыщенная жизнь в Новгороде. Он очень любил этот город и всю Северную Русь, ставшую ему второй малой родиной и взрастившую в нем того политика и полководца, который стал одним из лучших русских государей.

Ежедневно общаясь с новгородцами всех сословий, князь Александр смог оценить и достоинства и недостатки вечевого управления обширной новгородской землей. С одной стороны, общая ответственность за родной город побуждала всех — от боярина до смерда — к противостоянию внешним неприятелям. А, с другой, отсутствие единовластия делало возможными постоянную борьбу партий и внутренние мятежи. Впоследствии, правя Новгородом, благоверный князь старался поддержать достоинства вечевого строя и жестко, а подчас и жестоко искоренять недостатки.

Живя в Новгороде, Александр постоянно общался не только с новгородцами, но и с чужеземными «гостями» — купцами и путешественниками из Западной Европы, которых в Новгороде было великое множество. Более того, в отличие от других русских городов, в Новгороде даже была так называемая «варяжская божница» — католический храм. Там Александр смог ближе познакомиться с католическим учением и сделать для себя выводы, которые в будущем помогут ему в переговорах с представителями Западной Церкви. Можно сказать, благодаря повседневному общению с выходцами из католической Европы и знакомству с учением Католической Церкви, Александр остался чужд очарованию Западом, так действовавшему на многих его старших и младших современников и соотечественников.

Согласно предположениям некоторых исследователей, в 1234 году благоверный князь Александр получил свое первое боевой крещение. Это было очередное столкновение с Ливонским орденом1.

Получив благословение Папы Римского Григория IX на обращение в католичество не только язычников Прибалтики, но и схизматиков — то есть русских, Ливонский орден, подобно своему предшественнику — ордену Меченосцев, начал нападения на земли Новгорода и Пскова. Так, в результате измены — летописи называют имена Бориса Игоревича и Ярослава Владимировича, происходившего из смоленских Рюриковичей, — крестоносцам удалось взять Изборск, принадлежавший Пскову. Кроме того ими был захвачен новгородский боярин Кирилл Свининич (иначе Синкич) и посажен в темницу в замке Оденпе.

Псковичи и новгородцы обратились за помощью к князю Ярославу Всеволодовичу. Он собрал собственные полки, новгородское и псковское ополчение и двинулся к Юрьеву (Допарт, современный Тарту). Как уже говорилось, по предположениям историков, хоть это и не упоминается в летописи, этот поход был первым для Александра.

Крестоносцы знали о походе русских на Допарт и Оденпе (иначе Медвежья Голова). Войска Ливонского ордена встретили русские дружины на марше. Им удалось даже разбить авангард Ярославова войска. Но при столкновении с основными силами натиск крестоносцев был отбит. Более того, русские полки перешли в наступление. Они преследовали крестоносцев вплоть до реки Омовжи. На Омовже орденское войско, проломив весенний лед, пошло ко дну, часть была захвачена в плен и лишь немногим удалось скрыться. После этого Ярослав позволил своим отрядам разорять орденские земли. Ливонский орден запросил мира. По результатам переговоров было заключено перемирие на три года.

В том же году новгородское ополчение и дружина князя Ярослава вынуждены были также отражать литовский набег на Старую Руссу. Неизвестно, принимал ли молодой князь Александр участие в этом вооруженном конфликте. Однако, можно предположить, что принимал, так как уже в скором времени он удачно отражал литовские набеги, отлично понимая и тактику и стратегию противника.

В пользу этой версии можно сказать и то, что именно в это время Александр был замечен крестоносцами, причем именно как возможный союзник в Прибалтике. Дело в том, что некогда разрозненные литовские племена объединились под властью великого князя Миндовга. Молодое государство было достаточно агрессивным — дружины Миндовга и его подручных князей совершали набеги не только на орденские земли, но и на Русь.

В 1237 году в Новгород прибыл магистр ордена Меченосцев Андреас фон Фельвен. Визит был неофициальным, однако, он добился встречи с князем Александром. А в это время Александр вновь остался в Новгороде наместником без отцовской поддержки. Его отец — князь Ярослав, собрав большое войско, отправился в Южную Русь — завоевывать Киев. Общение с Александром произвело на магистра фон Фельвена большое впечатление — вернувшись в Ригу, он восторженно отзывался о молодом новгородском наместнике. Впоследствии представители Западной Церкви не раз пытались добиться расположения благоверного князя Александра, однако, он неизменно оставался вежлив, но тверд в своих православных убеждениях.

Южная эпопея князя Ярослава была очень удачна. Однако, пока он завоевывал и выторговывал себе новые владения в Южной Руси, на Русь Северо- и Юго-Восточную обрушилось Батыево нашествие.

На первый взгляд Батыево нашествие обошло стороной молодого князя Александра, находившегося в то время в Новгороде, не затронутом монгольским разорением. Но и его не обошла общая беда — погиб его младший брат, во время нашествия бывший в Твери, погибла вся семья дяди Юрия Всеволодовича, кузены Василько и Всеволод Константиновичи. Был разорен родной Переславль-Залесский. Кроме того монголы взяли и разорили принадлежавшие новгородской земле Вологду, Волок Ламский (ныне Волоколамск) и Торжок. Причем ситуация с Торжком была наиболее болезненной для благоверного князя Александра. Он сидел в Новгороде отцовским наместником, практически не имея собственного войска в окружении противоборствующих партий новгородской аристократии. Именно они принимали решение — не посылать помощи осажденному монгольским войском Торжку. Для молодого князя это стало жестоким уроком, из которого он сделал вполне конкретные выводы — необходимо держать при себе хорошо обученную сильную дружину, не полагаясь на городское ополчение.

Практически сразу после Батыева нашествия вернулся ставший великим князем Владимирским Ярослав Всеволодович. В связи с этим изменилось положение и его старшего сына — отныне он уже не наместник, а полноправный князь Новгородский. В то время как вся Северо-Восточная Русь нуждалась в глобальном восстановлении, чем и занялся князь Ярослав, у Новгорода были свои серьезные проблемы — натиск на Восток крестоносцев и не менее опасная агрессия Великого княжества Литовского. Эти проблемы и предстояло решать благоверному князю Александру. В связи с этим некоторые исследователи предполагают, что Александр принимал участие в русско-литовской войне за Смоленск, предпринятой его отцом.

В 1239 году в жизни благоверного князя Александра произошло знаменательное событие — он женился на Полоцкой княжне. Этим браком семейство великого князя Владимирского оказывало покровительство Полоцкому князю Брячиславу, изгнанному из своих владений и жившему в Торопце, и заключало с ним союз против Литвы, претендовавшей на Полоцк. Различные источники по-разному именуют дочь Брячислава: одни называют ее Александрой, другие — Параскевой. Однако большинство исследователей склоняется к первой версии имени — Александра Брячиславна.

Несмотря на утесненное положение Брячислава Полоцкого, Александр решил оказать честь будущему тестю, приехав венчаться в Торопец. Дело в том, что согласно обычаям того времени наиболее почетным для семьи невесты было, когда жених приезжал в город тестя. Венчание состоялось в торопецком храме святого великомученика Георгия. Свадебный пир пришлось устраивать дважды — сначала в Торопце, а затем в Новгороде, дабы почтить и гордое новгородское боярство.

Здесь следует отметить, что относительно семейной жизни благоверного князя Александра существует некая летописная неразбериха. Согласно наиболее древним летописным источникам, Александр был женат один раз — на дочери Полоцкого князя Брячислава. Но на гробнице в Успенском Княгинином монастыре во Владимире стояло три имени: одно называло дочь Александра Евдокию, второе — его супругу Александру, а третье также супругу — Вассу. Из этого некоторые исследователи сделали вывод, что Александра Брячиславна скончалась раньше мужа, и он вступил в новый брак с некоей Вассой. Другие исследователи предложили иную версию — благоверный князь Александр был женат лишь однажды, а его супруга после кончины мужа приняла постриг с именем Васса. Не так давно появилась еще одна версия относительно брачной жизни благоверного князя Александра. Она опирается на летописные источники, называющие его родственником рязанских князей. Согласно этой версии, Александра Брячиславна умерла через несколько лет после замужества, а благоверный князь Александр вступил в брак с рязанской княжной Дарьей Изяславной. В любом случае точных сведений относительно брачной жизни благоверного князя нет.

Молодая княгиня была бесприданницей; единственное, что она могла принести Владимирскому княжескому дому, — это ухудшение и без того напряженных отношений с Литвой. Прекрасно понимая сложившуюся ситуацию, благоверный князь Александр строит укрепления по реке Шелони на юго-западе Новгородской земли.

Примечания

1. Ливонский орден (иначе Братство рыцарей Христа Ливонии) — католический военно-монашеский орден, представляющий из себя государственную организацию. Полноправными членами ордена могли быть только дворяне-рыцари, преимущественно немецкого происхождения. Был основан по благословению Папы Римского Гонория III для обращения в католичество жителей Прибалтики.

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика