Александр Невский
 

Влияние архаических представлений о княжеской власти

Едва ли может считаться аргументом в пользу того, что в XII—XIII вв. Русь воспринималась «не в виде территориальных массивов, но в виде групп семейств княжеского рода», и что «земля приобретала очертания не сама по себе, но потому, что становилась обладанием ("отчиной") определенного семейства», известная современной науке древняя мифологема, осмысливающая государство как телесную плоть царя.

В различных культурных традициях получила распространение своего рода антропоморфная концепция государства, в которой царь — голова, управляемый им народ (земля) — тело, а собираемые с народа государственные подати — еда, корм монарха.1 К изучению этой проблемы в свое время обращался и А.П. Толочко. Исследователем установлено существование комплекса аналогичных представлений о государстве и на Руси: его приметы можно найти в «Слове о полку Игореве» и некоторых других литературных памятниках, в отразившихся в летописях древних эпических преданиях.2

Но, принимая даже самые смелые предположения и аналогии, едва ли можно допустить, что в XII—XIII вв. антропоморфная концепция государства и, в частности, представление о том, что земля — продолжение княжеского тела, являлись основополагающей нормой политической жизни Руси, определявшей государственно-правовой статус русских земель-волостей. В рассматриваемое время подобные представления могли существовать лишь на уровне поэтической метафоры как отголосок далекой архаики и связанного с ней мифологического сознания. Образ князя — головы земли древнерусские книжники могли использовать скорее как выразительный художественный прием, усиливающий остроту эмоционального восприятия.

Совершенно безосновательно утверждение о том, что «земля приобретала очертания не сама по себе, но потому, что становилась обладанием ("отчиной") определенного семейства». Очертание земли — это прежде всего ее границы, внешние рубежи, обозначаемые в источниках терминами «сумежье», «межа», «рубеж».3 Наличие внешних границ — один из основных признаков земли-волости, как и любого государства вообще.4 Наличие или отсутствие границ не может зависеть от того, представители какого княжеского семейства в данный момент правят в земле или считают ее своей отчиной. Это зависит только от степени завершенности процессов государствообразования, иначе говоря, оттого, является ли данная земля суверенным государством.

Люди Древней Руси четко знали и защищали границы своих земель вне зависимости от отчинных прав и иных интересов князей. Главный побудительный мотив для них — отвратить «зло» от земли, не допустить ее разорения врагами. В 1176 г. смоленский князь Давыд Ростиславич со своими союзниками начал поход на Полоцк:

И слышаша Полочане и здумаша, рекуще: «Не можем мы стати противу Новгородцем и Смолняном, аще попустим их в землю свою, аще мир створим с ними, а много ны зла створять, попустят ны землю, идучи до нас, поидем к ним на сумежье». И собрашася вси и идоша к ним, и сретоша я на межах с поклоном и с честью, и даша ему дары многы, и уладишася, и разидошася в страны своя кождо их.5

Как видим, полочане отстояли свою волость, встретив врага «на межах» — внешних границах земли; при этом они обходятся вообще без какого-либо участия со стороны князя.

Такую же картину можно видеть и на юге Руси.6 Понимание необходимости защищать южнорусские рубежи для простых людей ни в коей мере не зависело от того, какой именно князь в момент нашествия степняков сидел в Киеве или Переяславле, считая их своей отчиной. То была общегосударственная задача, в равной мере стоявшая и перед князем, и перед простыми людьми.

Примечания

1. См.: Романов В.Н. Древнеиндийские представления о царе и царстве // ВДИ. 1978. № 4.

2. Толочко О.П. 1) «Тіло без голови»: до тлумачення тексту «Слова о полку Ігоревім» // Слово і час. [Київ,] 1990. № 12; 2) Князь в Древней Руси: власть, собственность, идеология. Киев, 1992. С. 15 сл. См. также: Толочко О.П. Русь: держава і образ держави. Київ, 1994.

3. См.: Алексеев Л.В. О распространении топонимов «межа» и «рубеж» в Восточной Европе // Славяне и Русь. К 60-летию акад. Б.А. Рыбакова / Отв. ред. Е.И. Крупнов. М., 1968.

4. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. С. 17, примеч.; Алексеев Л.В. Полоцкая земля // Древнерусские княжества X—XIII вв. М., 1975. С. 217; Фроянов И.Я. Киевская Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1980. С. 237.

5. ПСРЛ. Т. I. Стб. 403—404.

6. См.: Майоров А.В. Древняя Руси и кочевники в X—XIII вв.: Печенеги, торки, половцы // Мир истории: Россия и Восток. СПб., 2002. С. 38—80.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика