Александр Невский
 

Изображение апостолов как датирующий признак

В иконографии Преображения важную роль играет изображение апостолов, и этот признак во многом является ключевым для датировки всего произведения. По расположению фигур апостолов Г. Милле и другие исследователи разделяют иконографию Преображения на два основных типа — византийский и ориентальный. Для последнего, представленного различными памятниками изобразительного искусства восточных провинций Византийской империи (главным образом Армении и Каппадокии), характерно изображение фигур апостолов в одинаковых позах: все они либо стоят на ногах, либо сидят, либо лежат на земле. Такая же черта свойственна и большинству изображений сцены Преображения, встречающихся на территории бывших западных провинций Византии (прежде всего в Италии).1

Для константинопольского типа, напротив, характерно изображение апостолов в разных положениях относительно друг друга. Эта черта прослеживается уже в самых ранних произведениях, отразивших константинопольский тип иконографии Преображения, датируемых IX в.: миниатюрах из исполненного для императора Василия I между 880 и 886 гг. кодекса Григория Назианзина из Парижской национальной библиотеки (Paris. Gr. 510) и созданной ок. 850 г., вероятно, в Студитском монастыре Константинополя, Хлудовской Псалтыри (ГИМ. PC. 129д).2

Ил. 81. Преображение. Миниатюра из Хлудовской Псалтыри. Ок. 850 г. Государственный Исторический музей (Москва, Россия)

В произведениях IX—X вв. апостол Петр обычно изображается слева, стоящим на ногах, с характерным жестом руки, указывающим на то, что он о чем-то говорит. Апостол Иаков изображается с правой стороны, коленопреклоненным и защищающим глаза руками. Между ними помещается фигура апостола Иоанна, почти полностью распростертого на земле и отвернувшегося в сторону, чтобы защититься от нестерпимо яркого света.3 Такая иконографическая схема отражена в миниатюре Парижской рукописи Григория Назианзина, а также, вероятно, была представлена в мозаике «Преображение» константинопольской церкви Святых Апостолов, если судить по ее описанию Николаем Месаритом:

Петр, самый неистовый <...> вскакивает с земли, кажется, что-то говорит <...> Иаков с трудом поднимается с колен и поддерживает голову левой рукой, большей частью тела он все еще распростерт на земле, правую руку держит близко к глазам <...> Иоанн, однако, вовсе не хочет смотреть, но <...> кажется, лежит там в глубоком сне.4

В XI—XII вв. происходят новые изменения в изображении апостолов в сцене Преображения. Самое значительное из них связано с расположением фигуры Петра, которого теперь начинают изображать стоящим на коленях, как это представлено на константинопольской мозаичной иконе, выполненной ок. 1200 г.5 Затем, в более поздних иконах, Петр и вовсе изображается павшим на землю вместе с остальными апостолами. Другой чертой в образах апостолов этого времени становится изображение их смотрящими в сторону от излучаемого Христом света и закрывающими глаза руками.6

Именно такой иконографический тип, описанный Николаем Месаритом и характерный для константинопольской традиции в иконографии Преображения, мы можем видеть на новгородской печати Евфросинии. Апостолы здесь изображены стоящими на коленях, отвернувшимися в разные стороны от слепящего Фаворского света.

Ил. 82. Преображение. Деталь темплона из монастыря Ватопед на горе Афон. Дерево, темпера. Вторая половина XII в. Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург, Россия)

Этот тип передачи сцены Преображения наиболее часто встречается в произведениях византийского изобразительного искусства второй половины — конца XII вв. Помимо уже упомянутой нами мозаичной иконы из Лувра, созданной в Константинополе ок. 1200 г., он также представлен иконой «Преображение», происходящей из монастыря Ватопед на Афоне и хранящейся ныне в Государственном Эрмитаже. Эта небольшая по размерам икона, написанная на красном фоне, была частью темплона с изображениями двенадцати великих церковных праздников. Известна другая икона этого же темплона — «Воскрешение Лазаря», ныне хранящаяся в Музее византийской культуры в Афинах.7 Недавно обнаружены третья и четвертая части этого цикла — «Рождество Христово» из частной коллекции в Греции и «Тайная вечеря» (сцена, не характерная для подобных циклов), сохранившаяся в самом монастыре Ватопед. Сопоставление всех известных ныне икон ватопедского темплона позволяет уточнить их атрибуцию и датировку — весь цикл был создан, вероятно, одним и тем же мастером ко второй половине XII в.8

Цикл Двенадцати праздников (Додекаортон) возникает в иконных программах византийских храмов в XI—XII вв., преимущественно на эпистилиях и в полиптихах. Второй половиной XII в. датируется хранящаяся ныне в монастыре Св. Екатерины на Синае трехчастная икона «Благовещение, Воскрешение Лазаря, Преображение», являющаяся в свою очередь частью тетраптиха с изображением двунадесятых праздников.9 К этому же времени относится еще один образ Преображения из монастыря Св. Екатерины, занимающий центральную часть эпистилия рядом с Деисусом и составляющий традиционную пару композиции «Воскрешение Лазаря».10

Ил. 83. Благовещение, Преображение, Воскрешение Лазаря. Трехчастная икона. Дерево, левкас, темпера. Вторая половина XII в. Часть тетраптиха с изображением Двенадцати праздников. Монастырь Св. Екатерины (Синай, Египет)

Подчеркнуто вытянутые по горизонтали иконы, украшавшие верхние части алтарных преград, занимают особое место среди памятников византийской станковой живописи эпохи Комнинов. Эти алтарные преграды, называемые греками темплонами (τέμπλου), состояли из мраморных балюстрад, столбиков или колонок и архитравов — эпистилиев (έπιστύλιον), на которых обычно высекались полуфигуры святых. Чаще всего эти полуфигуры составляли Деисус. Расположенные на самом видном месте в церкви, они привлекали к себе общее внимание молящихся. В более бедных храмах алтарные преграды делались из дерева, и тогда то, что высекалось на мраморном архитраве, писалось красками на деревянном. Возможен был и другой вариант, когда деревянные иконы ставились на архитрав мраморной алтарной преграды. В подобных иконах, датируемых XI—XII вв., Деисус и евангельские сцены из праздничного цикла еще составляют один общий ряд; позднее, с превращением темплона в иконостас, Деисус и праздники отделяются друг от друга и размещаются в двух различных ярусах.11

Из пинакотеки Синайского монастыря Св. Екатерины происходят фрагменты расписных эпистилиев, впервые опубликованных Г. и М. Сотириу. Длина этих эпистилиев достигала нескольких метров, а высота составляла лишь ок. 40 см. На одном из фрагментов написаны Вход в Иерусалим, Распятие и Сошествие во ад, на другом — Вознесение, Сошествие Св. Духа и Успение, на третьем — Деисус в рост в центре и Крещение, Преображение, Воскрешение Лазаря и Вход в Иерусалим по сторонам, на четвертом — Рождество Богоматери, Введение во храм, Благовещение, Рождество Христово и Сретение.12

Ил. 84. Крещение Иисуса, Преображение, Воскрешение Лазаря. Эпистилий темплона. Вторая половина XII в. Дерево, темпера. Пинакотека монастыря Св. Екатерины (Синай, Египет)

Особый интерес в связи с нашим исследованием представляет фрагмент эпистилия темплона со сценами Крещения, Преображения и Воскрешения Лазаря. Фигуры апостолов в сцене Крещения на этом темплоне представлены так же, как и на новгородской печати Евфросинии. Петр стоит на коленях, отвернувшись от Фаворского света, его голова и корпус развернуты влево от зрителя. Иоанн стоит на коленях, припав к земле руками и всем телом, его голова и корпус повернуты вправо, в сторону от света. Иаков стоит на коленях, его голова и тело повернуты влево. Фигура Иакова на печати Евфросинии из-за ограниченности площади рисунка изображена не полностью и скорее лишь намечена условными контурами, что затрудняет сравнение изображений во всех деталях.

Икона Преображение синайского темплона, обнаруживающая наибольшее сходство с изображением на новгородской печати, по мнению большинства специалистов, является произведением высокого художественного уровня и скорее всего была выполнена константинопольским, возможно, даже придворным мастером. Г. и М. Сотириу, К. Вейтцманн и В.Н. Лазарев датируют Преображение и другие части темплона поздним XII в.13

Примечания

1. См.: Millet G. Recherches sur l'iconographie de l'évangile... P. 216—231; Andreopoulos A. Metamorphosis: the Transfiguration in Byzantine theology and iconography. Crestwood; New York, 2005. P. 155—159.

2. Щепкина М.В. Миниатюры Хлудовской Псалтыре. Греческий иллюстрированный кодекс IX века. М., 1977. Ил. к Пс. 88: 13.

3. Andreopoulos A. Metamorphosis: the Transfiguration in Byzantine theology and iconography. P. 155.

4. Heisenberg A. Grabeskirche und Apostelkirche. Bd. II. S. 16—17.

5. Glory of Byzantium: art and culture of the Middle Byzantine era. A. D. 843—1261 / Metropolitan Museum of Art; ed. by H.C. Evans and W.D. Wixom. New York, 2006. Cat. 77. P. 130—131; Byzantium. 330—1453 / Royal Academy of Arts; ed. by R Cormack and M. Vassilaki. London, 2008. Cat. 226. P. 257 (ill.), 437.

6. Andreopoulos A. Metamorphosis: the Transfiguration in Byzantine theology and iconography. P. 155—156.

7. Acheimastou-Potamianou M. Icons of the Byzantine Museum of Athens. Athens, 1998. Cat. 2. P. 18—19.

8. Βοκοτόπουλος Π.Α. Ελληνική Τέχνη. Βυζαντινές Εικόνες. Αθήνα, 1995. Σ. 199, εικ. 31; Tsigaridas E. L'art au Mont Athos à l'époque byzantine à la lumière de nouvelles trouvailles. Le rôle de Constantinople et de Thessalonique // XXe congrès international des etudes byzantines. Collège de France-Sorbonne, 19—25 août 2001 [Texte imprimé]: Pré-actes. P. 125. Такую же датировку в свое время предлагала и А.В. Банк (Искусство Византии в собраниях СССР. Каталог выставки / Авт.-сост. А.В. Банк и М.А. Бессонова. Т. 2. М., 1977. С. 29. № 472). Иногда икону датируют в более широких хронологических пределах всего XII в. или относят к его первой половине (см.: Этингоф О.Е. Византийские иконы VI — первой половины XIII века в России. М., 2005. С. 371—374, 584—587).

9. Βοκοτόπουλος Π.Α. Ελληνική Τέχνη: Βυζαντινές Εικόνες. Σ. 200, εικ. 41.

10. См.: Weitzmann K. A Metamorphosis Icon or Miniature on Mt. Sinai // Weitzmann K. Byzantine liturgical psalters and Gospels. London, 1980.

11. Лазарев В.Н. История византийской живописи. Т. II. М., 1986. С. 98—99; Попова О.С. Византийские иконы VI—XV веков // История иконописи. Истоки. Традиции. Современность. VI—XX века / Сост. Л.М. Евсеева. М., 2002. С. 62—63.

12. Sotiriou G. et М. Icônes du Mont Sinaï. Vol. I (Planches). Athènes, 1956. Fig. 87—102, 125; Vol. II (Texte). Athènes, 1958. P. 102—109.

13. Sotiriou G. et M. Icônes du Mont Sinaï. Vol. I. Fig. 95—98; Vol. II. P. 105—106; Weitzmann K. Mount Sinai's Holy Treasures // National Geographic Magazine. 1964. T. 125. January. P. 118; Лазарев В.Н. История византийской живописи. Т. II. С. 99. Табл. 335—337; Holy image, hallowed ground: icons from Sinai. Catalog of the Exhibition at J. Paul Getty Museum from November 14, 2006, to March 4, 2007 / Ed. by R.S. Nelson, K.M. Collins, Th.F. Mathews. Los Angeles, 2006. P. 163, 170—173. Cat. 20.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика