Александр Невский
 

Об арбалетах и арбалетчиках Тевтонского ордена

В указе верховного магистра Конрада фон Юнгингена о направлении в 1404 г. орденского экспедиционного корпуса на остров Готланд с целью очистить его от морских разбойников-витальеров, в частности, говорилось:

«Каждый свободный и слуга должен иметь доспех, два копья, щит и один седельный топор. Каждый стрелок из арбалета 1 шог стрел».

Выражение 1 «шог (шок) стрел» означало «60 стрел». Не только в оружейных палатах орденских замков тевтонов, но и в имениях землевладельцев-ленников, обязанных ордену военной службой (как немецких рыцарей-вассалов, так и прусских витингов) и даже в орденских хозяйствах-экономиях хранились изрядные запасы всевозможного оружия, выдававшегося в случае начала (а точнее — возобновления) военных действий против «врагов Креста и Христианской Веры». Имелись в больших количествах и собственные оружейные мастерские.

Ниже мы коснемся несколько подробнее одного из наиболее эффективных видов вооружения воинов ордена — арбалета.

Арбалет (по-латыни «арбалиста», «аркубалиста», или просто «баллиста», по-немецки «армбруст», по-русски «самострел», по-польски «куша») — короткий мощный лук, снабженный деревянным ложем с желобом для стрел или свинцовых пуль — принадлежал к числу видов метательного оружия, наиболее широко распространенных в армии государства Тевтонского ордена как в Пруссии, так и в Ливонии. За изготовление, складирование, текущий ремонт арбалетов и их поддержание в надлежащем состоянии отвечали мастера так называемых оружейных палат (нем. «рюсткаммер») орденских замков.

Если в период пребывания Тевтонского ордена в Святой земле, где главными противниками рыцарей Креста выступали мусульманские наездники-сарацины, и в Трансильвании, где тевтонским рыцарям пришлось иметь дело с куманской (половецкой, или кипчакской) конницей, от чьих набегов тевтонам, приглашенным в Седмиградье венгерским королем Андреем II, надлежало охранять границы Венгрии, основную ударную силу ордена составляла тяжеловооруженная рыцарская конница, то в ходе покорения Пруссии и других прибалтийских земель ситуация в значительной степени изменилась. Такая возможность была, между прочим, предусмотрена статьей XXII «О том, что относится к рыцарству». В указанной статье, в частности, говорилось:

«Воистину, поскольку известно, что орден сей специально учрежден для войны против врагов Креста и Веры, то, в зависимости от разнообразия земель и обычаев... нападения врагов надлежит биться разным оружием и разными способами...»

Местность в Пруссии и Лифляндии, изобиловавшая дремучими лесами, реками и болотами, не слишком подходила для традиционного рыцарского конного боя. Поэтому, в отличие от Святой земли (и Европы), где рыцари привыкли выступать в своем «классическом амплуа» тяжелой конницы, в земле Пресвятой Девы Марии (Пруссии и Ливонии) тевтонским братьям-рыцарям сплошь и рядом приходилось вести бой пешими и биться оружием, не типичным для людей рыцарского звания, и в том числе стрелять из арбалета (хотя в орденском войске имелись и наемные отряды превосходных арбалетчиков и лучников, включая генуэзских и английских, состоявшие из людей «неблагородного» происхождения).

Уже в 1336 г. в инвентарных списках орденских арсеналов тевтонов встречаются упоминания различных видов арбалетов — випармбрустов, винденармбрустов, зигерейфармбрустов и рукармбрустов. Тетива випармбруста натягивалась при помощи деревянного рычага (нем. «виппе»), а тетива более мощного «зигерейфармбруста» — при помощи специального крюка-портельгакена (с нем. «поясной крюк»), который арбалетчик носил на поясе вместе с обитым мехом колчаном с арбалетными стрелами-болтами (нем. «больцен»). Иногда этих портельгаке-нов было два. Арбалетчики, наклонившись, зацепляли тетиву поставленных ими боевой частью на землю арбалетов поясными крюками и, выпрямляясь, натягивали тетиву.

Спереди к деревянному ложу арбалета была прикреплена металлическая скоба (так называемое «стремя», по-немецки «штейгбюгель», или «штейгрейфен»). Арбалетчику, вставившему в это стремя ногу, было легче натягивать тетиву.

Рукармбруст и зигерейфармбруст именовались также «компаньонскими арбалетами» (нем. «гезелленармбруст») или «стрелковыми арбалетами» (нем. «шютценармбруст»), «Компаньонами» («кумпанами», или «гезеллен», буквально «подмастерьями») именовались оруженосцы братьев-рыцарей Тевтонского ордена.

Арбалетные болты представляли собой стрелы с железными наконечниками различной формы, насаженными на короткое толстое древко с хвостовым оперением из кожи, гусиных перьев или даже пергаментных страниц использованных не по назначению книг (в то бурное время бывало и такое). Хвостовая часть болта была оперена этими стабилизаторами только с трех сторон (четвертая сторона, которая должна была плотно прилегать к поверхности желоба на деревянной ложе арбалета, оставалась неоперенной). Существовали особые, укороченные болты, именовавшиеся «оводами» или «слепнями» (нем. «бремзен»).

Тетива разработанного позднее тяжелого винденармбру-ста (арбалета с воротом), боевое применение которого (вследствие большой длины и, соответственно, солидного веса этого вида стрелкового оружия) ограничивалось сферой обороны орденских замков и крепостей, натягивалась при помощи специального поворотного механизма — ворота (нем. «винде»), прикрепленного к заднему концу ложа арбалета.

Луки для арбалетов (по крайней мере, в Европе) обычно изготавливались из дерева (обычно из тиса), китового уса или рога. Воины Тевтонского ордена использовали при осадах крепостей и в военных походах-рейсах преимущественно арбалеты с роговыми луками (хотя последние со временем стали во все большей степени вытесняться более мощными стальными). Толстая тетива арбалета изготавливалась из скрученных овечьих кишок (в то время как тетивы обычных луков делались обычно из скрученных конопляных или льняных волокон). Считавшиеся в Западной Европе давно устаревшими варианты арбалетов все еще фигурировали в инвентарных списках орденских арсеналов даже в начале XV в.

Значительная часть орденского войска тевтонов состояла из конных арбалетчиков. В больших количествах арбалеты хранились в оружейных палатах зависимых от ордена городов и сельских рыцарей (ландриттеров) — вассалов Тевтонского ордена (служивших ему за земельные пожалования, не вступая в орден и не принося обетов).

Прусские, ливские, леттские, земгальские и куршские язычники первоначально не были знакомы с арбалетом, и при появлении тевтонских рыцарей в Прибалтике это дальнобойное оружие обеспечивало христианам немало преимуществ при вооруженных столкновениях с туземцами, вплоть до самого «Великого восстания» пруссов (1260 г.), поставившего под вопрос само дальнейшее существование государства ордена в Пруссии. К этому времени языческие племена не только перестали бояться тевтонских арбалетов (невзирая на их дальнобойность и пробивную силу), но и сами обзавелись большим количеством арбалетов — как ручных, так и станковых, наряду с другими осадными машинами, метавшими в неприятеля стрелы, зажигательные снаряды и каменные ядра.

Прибалтийские язычники с полным основанием считали орденских стрелков грозными противниками. Петр из Дусбурга неоднократно упоминал в своей «Хронике земли Прусской» тевтонских братьев-рыцарей, прославившихся в боях с туземцами своей необычайно меткой стрельбой из арбалета на большие расстояния (например, уже знакомого нам брата Генриха фон Таупаделя, ухитрившегося стрелой из арбалета пригвоздить руку одного из литовских язычников к деревянному ложу метательной машины при штурме тевтонским войском неприятельского замка Вилов):

«Генрих фон Таупадель... ставший братом Дома Тевтонского, муж доблестный и в совершенстве овладевший искусством баллистариев (арбалетчиков. — В.А.)... выстрелом из баллисты (арбалета. — В.А.) пронзил стрелой и убил... вождя литвинов, и с другой стороны выстрелил в одного мастера, который, чтобы починить камнемет, поднялся наверх его, и стрелой пригвоздил ему руку к камнемету».

При планировании крупномасштабных военных экспедиций в орденских арсеналах могло храниться до 4000 арбалетов одновременно. В развалинах орденского замка Шлухов (Члухов), разрушенного поляками, при раскопках было найдено 785 железных наконечников для арбалетных болтов. В качестве примера того, какое количество арбалетов хранилось в арсеналах некоторых орденских замков, можно привести следующие цифры из «Должностной книги» (нем. «Эмтербух») Тевтонского ордена.

Так, например, по состоянию на 1400 г. в орденском замке города Кенигсберга (тогдашней резиденции маршала тевтонов) хранился 761 арбалет; в замке Христбурга — 595; Данцига (Гданьска) — 255; Слохау (Шлохау) — 199; Эльбинга (Эльблонга) — 293; Рагнита — 248.

По состоянию на 1416 г. в замке орденского комтура города Эльбинга хранилось в общей сложности 1250 шогов арбалетных стрел-«болтов» (то есть 75 000 болтов; исходя из того, что 1 шог = 60 болтов). В инвентарных списках орденских арсеналов тевтонов отдельно учитывались зажигательные стрелы, также хранившиеся в оружейных палатах в немалых количествах.

Так, например, в описи вооружений «Должностной книги» орденской Кенигсбергской комтурии содержалась следующая запись за 1414 г.:

«Один арбалет кнехта (вооруженного слуги. — В.А.) компаньона (оруженосца одного из братьев-рыцарей. — В.А.) Ганса, один арбалет Рихенбаха, один арбалет Фредриха (Фридриха. — В.А.), один арбалет Сотодта (судя по имени, не природного немца, а крещеного прусса. — В.А.)» (нем.: Hans des Kompans knecht eyn armbrost, Rychenbach eyn armbrost, Fredrych eyn armbrost, Sotodt eyn armbrost)...

Обычно именно арбалетчики, стоявшие на флангах и перед фронтом готового к атаке конного орденского войска, первыми вступали в сражение, являясь застрельщиками в буквальном смысле этого слова. Отстрелявшись, арбалетчики отходили назад через проходы в строю стоявших за ними конных рыцарей. Для рукопашного боя каждый арбалетчик был вооружен мечом и кинжалом. В комплект его защитного вооружения в «классическую» эпоху войн с язычниками в Пруссии и Ливонии, как у всех братьев-рыцарей и братьев-сариантов, к числу которых и принадлежали конные арбалетчики, входили шлем, кольчатая броня с капюшоном, длинными рукавами и кольчужными чулками и щит.

Тактическое построение орденского войска (в том числе и в сражении при Танненберге 15 июля 1410 г.) состояло из многочисленных конных арбалетчиков, спешивавшихся перед началом стрельбы, и меньшего числа тяжеловооруженных рыцарей (последние сражались, выстроившись клином).

Дальность стрельбы из арбалета достигала в описываемое время 400 м, а дальность прицельной стрельбы — более 100 м. На расстоянии 300 м арбалетный болт пробивал кольчатую броню. Умелые арбалетчики умудрялись выпускать по неприятелю две стрелы-болта в минуту.

Арбалеты орденских стрелков-баллистариев (передвигавшихся в конном строю) имели ложе из твердых пород дерева и составное луковище. Тетивы были сплетены обычно из конопляных волокон или скрученных кишок и натягивались при помощи специального поясного крюка (или нескольких крюков). Перед тем как натянуть тетиву, арбалет ставили на землю вертикально, луком вниз. Затем стрелок упирался ногой в специальное стремя — скобу, укрепленную на торце ложа арбалета, и, нагнувшись, цеплял крюки за тетиву баллисты. Когда арбалетчик разгибался, крюки, поднимаясь вместе с ним, тянули за собой тетиву арбалета до тех пор, пока она не заскакивала за фиксирующие зубцы. Существовали и более мощные, тяжелые и дальнобойные арбалеты, тетива которых натягивалась при помощи специального ворота. В Тевтонском ордене в качестве арбалетчиков выступали не только воины низкого звания — полубратья — и наемники, но и «братья-рыцари».

Для стрельбы из арбалета применялись специальные укороченные стрелы-болты с массивными, прочными наконечниками. Общий вес арбалетного болта мог достигать 150 г, поэтому он без труда пробивал самый прочный кольчужный, а иногда и кованый пластинчатый доспех. К тому же из арбалета было проще, чем из лука, вести прицельную стрельбу.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика