Александр Невский
 

О холодном оружии воинов Тевтонского ордена

В статье 2 раздела IV Законов гохмейстера Винриха фон Книпроде (1351—1382) говорится: «Братьям надлежит всегда носить с собой меч».

а) Меч

Главным оружием всякого брата-рыцаря и всякого брата-сарианта Тевтонского ордена являлся меч (нем. «шверт»). Всякий брат ордена должен был по возможности оставаться препоясанным мечом (даже в мирное время и даже если он не носил на себе иного вооружения, доспехов и шлема), например во время конных прогулок. В то же время все посетители орденского дома, не принадлежавшие к ордену, должны были, перед тем как войти в дом, снимать свои мечи (как и при проезде через ворота городов, расположенных во владениях Тевтонского ордена).

Мечи не перечисляются в инвентарных описях орденских арсеналах именно потому, что как бы являлись неотъемлемым элементом облачения каждого члена ордена, который он постоянно имел при себе. Какого-то общего или единообразного типа меча члена Тевтонского ордена исторически не существовало.

Обычно рыцари, принимаемые в Тевтонский орден (да и в другие военно-монашеские ордены — например, в орден госпитальеров Святого Иоанна), вступали в него вместе со своими мечами, поэтому различные варианты мечей, распространенных в тогдашней Германии (Священной Римской империи), были представлены и в войске Тевтонского ордена. Во всяком случае, светские рыцари-ленники (вассалы) ордена Приснодевы Марии (служившие ему и участвовавшие в орденских походах-рейсах за предоставленный земельный надел), судя по многочисленным находкам, широко употребляли мечи, выкованные в орденских оружейных мастерских или в собственных кузницах по достаточно устаревшим образцам (так, один из найденных на поле битвы под Танненбергом подобных мечей, датируемый примерно 1395 г., повторяет по форме меч образца 1300 г.).

С течением времени длина орденских мечей постепенно увеличивалась. Если клинок меча, датируемого концом XII в., чаще всего достигал в длину 80 см, то клинок меча второй половины XIV в. — уже 1 м.

Мечи ковались из стали и железа и полировались до зеркального блеска. Они имели обоюдоострый клинок. По уставу Тевтонского ордена мечи, как и другие виды оружия, было запрещено чем-либо украшать. Правда, в реальности совсем без украшений дело все-таки не обходилось, но украшались обычно только навершия рукояток мечей, имевшие различную, не регламентированную, форму. Навершия украшались маленькими изображениями орденского креста, порой фигурками или даже фамильным гербом владельца (изображать который на щите, одежде, шлеме или конской попоне членам ордена в «классическую» эпоху его существования было строжайше запрещено). В очень редких случаях эфес или крестовина меча покрывались бронзой, еще реже верхняя часть клинка украшалась девизом или каким-либо узором. И буквально в считанных случаях клинок орденского меча частично воронился, украшался латунной проволокой, словами молитв или благочестивыми изречениями.

Тяжелый эфес меча служил противовесом клинку, уравновешивая меч в руке бойца. С целью облегчения веса меча (а отнюдь не для того, чтобы с него «легче стекала кровь», как иногда пишут и думают!) клинок имел долы. Меч с долами на клинке весил в среднем около 3 кг. Большинство мечей (не «принятых» в орден вместе со своими владельцами) ведомство маршала рыцарей Пресвятой Девы Марии Тевтонской получало от местных городских оружейников или же из лучших оружейных мастерских городов, расположенных в других государствах Европы (например, из Вены). Меч вкладывался в кожаные ножны, усиленные внутри деревянными вкладками.

О мечах братьев-рыцарей основанного князем Конрадом Мазовецким польско-немецкого Добринского ордена, упоминавшегося нами выше и действовавшего против прусских язычников до прихода в Пруссию тевтонов, сообщается, что их ножны были якобы красного цвета. О ножнах мечей тевтонских рыцарей подобных сведений у нас не имеется.

В очень редких случаях на поясах, на которых рыцари Тевтонского ордена носили мечи, встречались декоративные металлические бляхи или иные украшения, хотя это было строго запрещено статьей XIX Законов гохмейстера Дитриха фон Альтенбурга (1335—1341), недвусмысленно гласившей:

«Такожде и поясам для ношения мечей надлежит быть скромными ремнями безо всяких блях» (нем. «Ouch suln sin die swertfessele siecht gryme ane spangen»).

б) Дюзак (дуссака)

Дюзаком (дюзакой, или дуссакой — искаженное славянское слово «тесак») назывался слегка изогнутый, дешевый в изготовлении меч с лезвием и металлической дугообразной гардой, защищавшей пальцы державшей его руки, состоявший на вооружении «неблагородных» воинов Тевтонского ордена в период с XIII по XV в. Этим тесаком (изогнутый клинок которого достигал в длину в среднем 70 см) пользовались также члены бюргерских ополчений подчиненных ордену городов или отрядов немецких, польских и прусских крестьян, выступавших в поход по призыву гохмейстера под началом своего господина — светского или духовного вассала ордена. Дюзаки были также излюбленным оружием чешских наемников ордена и матросов орденского флота.

в) Кинжал (нем. «туллих», «дуллих», «дольх»), или «милость Божья» (нем. «гнадготт», лат. «мизерикордия», misericordia)

Братья-рыцари и братья-сарианты носили справа на поясе кинжалы. Эти «кинжалы милосердия» были предназначены, прежде всего, для закалывания поверженного противника через щели в доспехах (в подобных случаях, вероятно, предполагалось, что всякий благочестивый брат ордена Девы Марии, прежде чем покончить с лежащим на земле неприятелем — во всяком случае, католиком-поляком или еще каким-либо «братом во Христе», скажет или шепнет ему на ухо: «Да пребудет с тобой милость Божья!», или по-немецки: «Гнад дир Готг!»).

Впрочем, поляки, в свою очередь, в долгу не оставались. Вспомним хотя бы знаменитую сцену завершения Грюнваль-дской битвы в романе лауреата Нобелевской премии Генрика Сенкевича «Крестоносцы»: «Мацько дважды вонзил мизерикордию в горло врагу. Куно страшно захрипел, выкатил глаза, изо рта у него хлынула кровавая пена... (цитирую по памяти. — В.А.

Впрочем, кто его знает... Хотя откуда-то ведь должно было взяться такое название!

В качестве средства самообороны кинжалы состояли и на вооружении оруженосцев братьев-рыцарей, возивших за своим господином щит и копье и не имевших собственного ВОоружения. Да и вообще, никакому воину не возбранялось их иметь.

Кроме кинжала (на случай, если придется завалить сарацина, половца, прусса, литвина или поляка), на поясе обычно носили еще и нож (чтобы «колбаски или сальца нарезать», или еще там чего)...

г) Булава, шестопер, чекан, боевой топор

Наряду с клинковым на вооружении войск Тевтонского ордена состояло и оружие ударное. Булавы, шестоперы (перначи) и чеканы (боевые молоты) были излюбленным оружием конных воинов.

Военные предводители особенно охотно пользовались булавами или шестоперами (напоминавшими по форме скипетр), служившими им не только ударным оружием, но и символом власти. Очень любили пользоваться булавой или шестопером епископы, выступавшие на войну во главе своих воинских контингентов по призыву своего сюзерена — верховного магистра Тевтонского ордена, — ведь им, как князьям Церкви и лицам духовного звания было строжайше запрещено проливать кровь мечом.

Чеканы, или боевые молоты (нем. «рабеншнабели», то есть «вороньи клювы»), использовались конными воинами для проламывания вражеских шлемов и пластинчатых лат.

Боевые топоры (секиры) входили в комплект вооружения пеших воинов (кнехтов) и экипажей кораблей орденского флота.

д) Древковое оружие

Древковое оружие различных размеров, снабженное наконечниками различных форм, было главным оружием как пехоты, так и конницы ордена Девы Марии. При раскопках средневекового имения Клеменсбург, принадлежавшего светскому рыцарю-леннику Тевтонского ордена были обнаружены металлические наконечники различных видов древкового оружия длиной от 15 до 58 см и различной ширины.

Пики

Пехотные пики (нем. «шписы») имели длинные и широкие наконечники в форме клинка или шила (для протыкания неприятельских кольчуг).

Копья

Задняя часть древка рыцарское копья (нем. «ланце», «штоссланце»), имевшего (в отличие от пик и копий, состоявших на вооружении орденской пехоты) сравнительно компактный, небольшой и короткий наконечник, достигавшего в длину 4 м и весившего до 6 кг, во время атаки зажималась рыцарем под мышкой правой руки. Для нанесения мощного таранного удара копьем, взятым наперевес, рыцарь вытягивал ноги вперед и плотно упирался нижней частью спины (скажем так) в заднюю луку высокого рыцарского седла.

Древко рыцарского копья чаще всего было абсолютно прямым и имело одинаковый диаметр по всей своей длине.

По правилу XXII устава Тевтонского ордена его членам запрещалось пользоваться древковым оружием, раскрашенным в яркие «светские» цвета. Из цветов для окраски древка допускались только церковные («монашеские») — черный, серый или коричневый — в тон цветам облачений различных сословий (классов, или категорий) членов ордена.

Странным образом, в уставе и хрониках Тевтонского ордена совершенно отсутствуют какие бы то ни было упоминании о флажках-прапорцах на копьях братьев (столь любимых иллюстраторами).

Гуфдорны (по-русски «железный чеснок»)

Этот вспомогательный вид оружия, широко использовавшийся не только в эпоху Средневековья, представлял собой небольшие железные конструкции из четырех железных шипов или гвоздей, торчащих остриями в разные стороны и разбрасывавшихся на предполагаемом пути неприятельской конницы. Так, например, при описании набега русского князя Владимира Полоцкого на Ригу хронист сообщает, что немцы сделали все дороги, ведшие к Риге, непроходимыми для полоцкой конницы, разбросав повсюду «железный чеснок».

Если «железный чеснок» разбрасывался в больших количествах (как это обычно и бывало), он мог создать серьезные проблемы для продвижения не только конницы, но и пехоты неприятеля.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика