Александр Невский
 

О провиантской службе Тевтонского ордена

Повествуя в своей «Ливонской хронике» о войнах тевтонов с ратниками великого князя Московского, Бальтазар Рюссов писал: «Русский с юности привык поститься и обходиться скудной пищей; если у него есть вода, мука, соль и водка, то он может долго прожить ими, а немец не может». Данная констатация в гораздо более сжатой форме содержится и в известной русской пословице: «Что русскому здорово, то немцу смерть».

Не зря немецким воинам испокон веку приписывают поговорку: «Война войной, обед — обедом». В том, насколько большое внимание они во все времена придавали соблюдению правильного режима питания, можно убедиться на примере армии Тевтонского ордена.

Давно прошли те времена, когда пища и питье отцов-основателей госпиталя Пресвятой Марии Иерусалимского Тевтонского дома, по утверждению Петра из Дусбурга, «были настолько скудны, что цвет и запах хлеба или бобов был едва различим человеческим зрением и обонянием», когда братья ордена «с умерщвленной душой и радостным лицом» отказывались принимать в пищу мясо «даже в положенное время».

В мирное время гебитигер (начальник) «орденского дома» (в этом случае «гебитигером» был комтур) или крепости-«орденсбурга» (в этом случае гебитигером был кастеллан, или каштелян) и орденские братья вкушали пищу за одним столом в трапезной (лат. «рефекториум», нем. «ремтер»), храня во время еды полное молчание. Иногда назначался чтец (обычно из числа братьев-священников — как правило, они были единственными грамотными среди членов ордена), читавший вслух священные или нравоучительные тексты. После того как братья-священники и братья-рыцари, завершив трапезу, вставали из-за стола и, прочитав благодарственную молитву («Благодарим Тебя, Христе Боже наш, еже насытил нас земных Твоих благ, не лиши нас и Небесного Твоего Царствия!»), за стол садились сарианты, а вслед за ними — слуги (кнехты).

Пища братьев и слуг не отличалась большим разнообразием. В их ежедневный рацион непременно входили хлеб и каша (овсяная, пшенная или гречневая), а также серый и белый горох. В закромах орденских замков постоянно хранились большие запасы овса, проса, пшеницы и ржи. Поскольку братья являлись не только монахами, но и воинами, им необходимо было высококалорийное питание, в том числе масло, сыр, творог и, разумеется, мясо. Чаще всего они ели говядину и телятину, но не брезговали также и свининой. Подобно обычным католическим монахам описываемой (и не только описываемой) эпохи, тевтонские воины-монахи пили не только чистую воду, но и пиво, мед, плодово-ягодные вина, молоко, а со временем (по мере развития виноградарства) перешли и на местное виноградное вино. В постные дни вместо мяса ели рыбу, сыр и яйца.

В походе-рейсе основными продуктами питания были хлеб и пиво. При этом проводилось четкое различие между «господским хлебом» (нем. «герренброт»), который пекли для командного состава, братьев-рыцарей и гостей ордена (знатных крестоносцев), с одной стороны, и «хлебом для слуг» (нем. «кнехтброт»), которым должны были довольствоваться воины низкого звания — с другой. В походе господа пили главным образом вино, а слуги довольствовались пивом.

Провиант, который брали с собой в поход крестоносцы и воины ордена, не должен был портиться на протяжении нескольких недель (столько обычно длились орденские рейсы в земли язычников), и потому состоял главным образом из сухарей, соленой, копченой, сушеной и вяленой рыбы, сала, копченого мяса, колбас, ветчины и солонины. По возможности брали с собой муку, чтобы печь из нее хлеб в походе.

Естественно, при захвате языческих селений все найденные там припасы и вся живность съедались подчистую.

В рацион участников военных рейсов ордена в Пруссии непременно входила и так называемая «круда» — смесь различных сладких сухофруктов, сдобренная пряностями, анисом и кориандром. Существовала даже специальная профессия круденера (крюденера, криденера) — кондитера, специализировавшегося на изготовлении крупы и одновременно торговавшего этим высококалорийным лакомством. Особенно славился кулинарными талантами своих круденеров подчиненный Тевтонскому ордену портовый город Данциг. В 1405 г. для снабжения участников рейса в Литву свежим хлебом был зафрахтован целый корабль, превращенный в плавучую пекарню (нем. «бакшифф»). Кроме того, участники орденских рейсов, если представлялась такая возможность, брали с собой в поход живой скот (обычно быков) и домашнюю птицу в клетках, чтобы иметь возможность питаться свежим мясом хотя бы на начальном этапе военной экспедиции.

Провиант, предназначенный для транспортировки на вьючных лошадях, телегах или санях (в зимнее время), упаковывался преимущественно в бочки или в мешки. Шедшая в голове походной колонны тевтонов провиантская команда доставляла на место очередного ночлега необходимую провизию (виктуалии) для воинов, а также овес и сено для лошадей еще до подхода основных сил орденского войска. Воины ополчений, направленных в состав орденского войска подчиненными ордену городами и сельскими общинами, а также светскими рыцарями — ленниками ордена, обычно сами заботились о пропитании, транспортировке провианта и снаряжения. Участвовавшие в тевтонских рейсах знатные крестоносцы (в отличие от приученных к воздержанию в пище и питье членов ордена) старались ни в чем себе не отказывать даже в суровых условиях прусского театра военных действий. Так, в 1363 г.

для принимавшего участие в рейсе против литовских язычников знатного французского сеньора Жана де Блуа был нанят специальный повар, «искусный в печении пирогов с разнообразной начинкой и в приготовлении изысканных паштетов», а также зафрахтован отдельный корабль, на борту которого в садках со свежей водой везли живую рыбу.

Судя по этому описанию, французы, в отличие от неприхотливых в пище и питье братьев ордена (не говоря уже о русских воинах, довольствовавшихся, если верить западноевропейским путешественникам, горстью толокна в день), уже в XIV в. были не только героями, но и сибаритами.

Приведем для наглядности цены на некоторые продовольственные и непродовольственные товары в прусских владениях Тевтонского ордена в период наивысшего расцвета тамошнего орденского государства (1340—1411):

Хорошая молочная корова: 18 скотов.
Поросенок: 1 скот.
Откормленная свинья: 24 скота.
Баран: 3 скота.
Бочка топленого масла: 60 скотов.
Фунт (500 г) свиного сала: 0,16 скота.
Бочка с 300 головками сыра: 72 скота.
Очень хороший боевой конь: 360—432 скота.
Хороший боевой конь: 288—360 скотов.
Швейка (лошадь местной прусской породы): 72—192 скота.
Боевое знамя (баннер): 144 скота.
Хороший арбалет: 24 скота.
Железная шляпа (шлем-шапель, или по-немецки «эйзенгут»): 14 скотов.
Железная каска: 10 скотов.
Бочка с 300 головками сыра: 72 скота.
1000 кирпичей: 14 скотов.
Плуг с железным лемехом: 14 скотов.
Локоть серого платьевого сукна для слуг: 1,5 скота.
Локоть цветного платьевого сукна для слуг: 4 скота.
Локоть сукна для господской одежды: 9—12 скотов.
Железный топор: 4,1 скота.
Фунт (500 г) пчелиного воска: 1,2 скота.

Основной денежной единицей в прусских владениях ордена в описываемое время была марка. В одной марке содержалось 24 скота.

Период военно-политического и, соответственно, экономического процветания прусского орденского государства тевтонов (вторая половина XIV — первая половина XV в.) характеризовался достаточно высоким уровнем оплаты труда. Наемный работник в орденских землях в среднем получал поденную плату, эквивалентную стоимости 26—34 кг ржи. Цены на дрова, мясо и молоко оставались достаточно низкими, а цены на импортные товары — наоборот, очень высокими (что объяснялось сознательно проводившейся протекционистской экономической политикой ордена). Священнослужители и воины, нанимавшиеся на службу к ордену, получали очень высокое жалованье (в отличие от членов ордена, получавших бесплатно еду, питье, крышу над головой и одежду — в обмен на свое переданное ордену движимое и недвижимое имущество).

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика