Александр Невский
 

Глава 2. Герман фон Зальца и союз с империей

Когда Герман фон Зальца стал великим магистром ордена, положение христианских общин на Востоке было далеко не блестящим. С 1187 г. Иерусалимское королевство хотя и оставалось в руках христиан, но территория его ограничивалась узкой полосой побережья Средиземного моря, растянувшейся от Бейрута до Яффы, которая была закреплена завоеванием Акры в 1191 г. во время Третьего крестового похода. Но все внутренние области с Иерусалимом и другими святыми городами пребывали под властью мусульман. Преемник Барбароссы, Генрих VI, решил реализовать планы своего отца на Востоке и в 1197 г. приступил к подготовке нового крестового похода; тысячи германских рыцарей отправились в путь и прибыли в Акру. Внезапная смерть императора, как было отмечено выше, положила конец планам крестоносцев. В следующем году папа Иннокентий III обратился с призывом к новому крестовому походу, и на него откликнулись рыцари из королевства Франции, особенно из Шампани. Но начало крестового похода под предводительством маркиза Бонифация Монферратского неоднократно откладывалось. Когда же наконец в 1202 г. крестоносцы решили отплыть из Венеции, им пришлось в качестве платы за провоз на венецианских кораблях наняться на службу к дожу. Что привело их в итоге к Константинополю, который они захватили в 1204 г. Воины Четвертого крестового похода создали Латинскую империю со столицей в Константинополе и принялись делить между собой захваченные земли. В Святой земле напрасно ждали помощи со стороны христианского Запада, ведь Запад больше всего был заинтересован в баснословных богатствах бывшей Византийской империи. Военно-монашеские ордена тоже приняли участие в грабеже Константинополя, с госпитальерами и тамплиерами во главе. Впрочем, тевтонцы не отставали: в 1209 г. они обосновались на юге Пелопоннеса и вблизи Метоны, затем основали командорства в Мостенизе, Виллафорте и Андравиде. В Виллафорте они построили мощную крепость, обязавшись содержать в ней капеллана и учредить в Андравиде госпиталь и два странноприимных дома.

Избрание юного брата родом из Тюрингии — Германа фон Зальца — на смену великому магистру Генриху Барту в 1210 г. или, возможно, в 1209 г. знаменует важный поворот в судьбе ордена тевтонских рыцарей. Оно стало началом многовекового сотрудничества ордена с империей.

Кем же на самом деле был Герман фон Зальца, одновременно воин и дипломат, который за несколько лет превратил скромный по сравнению с тамплиерами и госпитальерами монашеский орден в мощную политическую и религиозную силу, занявшую одно из первых мест как в Европе, так и на христианском Востоке, на равных ведущей переговоры с папой и императором?

Мы, к сожалению, располагаем весьма скудной информацией о первых годах жизни Германа фон Зальца. Мы знаем, что он родился в Тюрингии, в Лангезальце, в окрестностях Айзенаха, в семье министериалов. Министериалы — особый слой служилых людей в германском феодальном обществе. Первоначально это были зависимые люди, которым сеньоры давали ответственные поручения. В Германии XII и XIII столетий они уже играли важную роль. Императоры из династии Гогенштауфепов, в частности, опирались на них в противоборстве со знатью, всегда готовой поднять мятеж; они и создали рыцарей-сервов, владевших ленами (в скором времени ставшими наследственными), и стала назначать их на важные посты при дворе. Крупные германские феодалы по примеру императоров тоже держали на службе министериалов. Так, предки Германа фон Зальца владели в Тюрингии землями, переданными им в лен ландграфом.

Дата рождения будущего великого магистра Тевтонского ордена нам не известна. Большая часть историков считает, что Герман фон Зальца родился в 1179—1180 г.; другие считают, что родился он около 1170 г. Поскольку Герман, как и многие младшие сыновья мелкой знати, не мог унаследовать семейные владения, он вступил в Тевтонский орден в последнее десятилетие XII столетия. Орден пользовался покровительством ландграфа Германа Тюрингского (1190—1217), который был одним из инициаторов его официального признания Римом. Вероятно, в 1196 г. молодой Герман оказался в Святой земле, которую изъездил вдоль и поперек. Если допустить, что в 1196 г. он уже был братом-рыцарем, то можно утверждать, что Герман фон Зальца был одним из первых рыцарей, привлеченных в орден.

Когда, приехав в Святую землю, Герман фон Зальца узнал о существующих проблемах, он вскоре пришел к выводу, что идея создания в Палестине жизнеспособного христианского государства была утопией. Буквально исколесив все дороги Палестины, Герман осознал, что в этой стране живут в основном нехристиане: то тут, то там встречалось несколько еврейских общин, но подавляющее большинство населения было мусульманами, а для них христиане являлись заклятыми врагами, которых надо было изгнать. Кроме того, будущий великий магистр быстро понял: чтобы удержать на длительное время Иерусалимское королевство — вернее, то, что от него осталось, — потребуется постоянный приток новобранцев из Европы. Но спустя сто лет после основания христианских государств на Востоке запал первых крестовых походов затух и мало кого вдохновлял в Европе. Конечно, время от времени пилигримы посещали Святую землю, чтобы поклониться святыням, но по окончании паломничества тут же возвращались домой. Что касается рыцарей, лишь немногие из них решали навсегда осесть на Востоке; как правило, они принимали участие в локальных военных операциях и сразу же отправлялись назад в Европу. Таким образом, налицо было два христианских мира, все более отдалявшихся друг от друга: один в Европе, огромный и могущественный, другой в Палестине, небольшой по размерам, оказавшийся в полной изоляции среди враждебно настроенного населения, и между ними образовалась непреодолимая пропасть непонимания или, по крайней мере, незнания. Только военно-монашеские ордена были способны стать на Востоке силой, на которую мог бы опереться иерусалимский король, но вот продержаться длительное время они могли лишь при условии регулярного пополнения из Европы. Герман фон Зальца все прекрасно понимал, когда в 1210 г. стал великим магистром Тевтонского ордена.

В то время орден тевтонских рыцарей содержал в Палестине немногочисленное войско, если сравнивать его с отрядами госпитальеров и тамплиеров, в тени которых тевтонцам приходилось влачить жалкое существование. Цель, которую поставил перед собой Герман фон Зальца после своего избрания великим магистром, — усилить Тевтонский орден до уровня двух конкурирующих орденов. Пользуясь покровительством ландграфа Тюрингии, новый великий магистр сохранил тесные связи с братьями орденских домов, созданных в Германии: именно им Герман фон Зальца приказал ответить на призыв короля Венгрии Андраша II, который стремился обезопасить восточные границы своего королевства от нападения половцев-куманов. В связи с этим рыцари поселились в 1211 г. на юго-востоке Трансильвании и попытались основать там автономное государство. Эти события позволяют прийти к двум выводам. В первую очередь, они доказывают, что Герман фон Зальца не ограничивал свои амбиции Святой землей; наоборот, убежденный в недолговечности присутствия христиан на Востоке, он уже тогда вынашивал план перевода ордена в Европу. Другое соображение касается реальной значимости Тевтонского ордена в тот момент. Мы знаем, что на Востоке тевтонских рыцарей было не так уж много. Но тот факт, что король Венгрии призвал на помощь тевтонцев, свидетельствует, что в Германии их было больше — во всяком случае, намного больше, чем в Святой земле, — и о них знали, раз уж обратились за их военной поддержкой.

Герман фон Зальца, всецело поддержавший идею создания территориального образования в Венгрии, которым управлял бы Тевтонский орден, недвусмысленно показал свой интерес к Европе и ее восточным землям, находящимся под постоянной угрозой нападения со стороны языческих племен. Опасность приходила со стороны Карпат в лице куманов, позже из-за Одера и Вислы в лице пруссов и балтов, т. с. с тех земель, в которых была заинтересована Священная Римская империя. До правления Германа фон Зальца орден братьев госпиталя Святой Марии Немецкой в Иерусалиме, невзирая на то что состоял исключительно из лиц германского происхождения, действовал в основном на Святой земле; с Германом фон Зальца центр тяжести ордена переместился в Священную Римскую империю. Но «приключение» тевтонских рыцарей в Венгрии побудило Германа фон Зальца установить более тесные связи с папством. Великий магистр стал привилегированным собеседником трех пап: Иннокентия III, Гонория III и Григория IX.

Находясь в постоянном контакте с папским престолом, Герман фон Зальца сыграл существенную роль во всегда сложных отношениях между папством и империей. Он, кто должен был в силу возложенных на него обязанностей стать духовным и военным руководителей, в то же самое время превратился в дипломата, постоянно разъезжающего между Палестиной, Сицилией, Римом и империей. Он использовал свой талант дипломата, дабы добиться прекращения извечного конфликта между императора и понтифика, длившегося со времен Барбароссы, усугубившегося при Фридрихе II, и найти вместе с Фридрихом II дипломатическое решение, выгодное для всех христиан в вопросе владения Иерусалимом.

Политическая и дипломатическая деятельность Германа фон Зальца неразрывно связана с царствованием Фридриха II Гогенштауфена. После смуты, последовавшей за смертью Генриха VI в 1197 г., папство вначале поддержало Вельфа Отгона IV против другого кандидата на наследство, Филиппа Швабского, брата умершего императора. Убийство Филиппа в 1208 г. серьезно усилило позиции Отгона IV, который был коронован и миропомазан 4 октября 1209 г. папой Иннокентием III. Но сын Генриха VI — молодой Фридрих II, король Сицилии с 1198 г., потребовал для себя императорскую корону поскольку при жизни отец назначил его королем римлян (т. е. виртуальным наследником императорской короны). Чрезмерные амбиции Оттона IV в отношении Сицилии привели к тому, что папа перестал его поддерживать и повернулся к Фридриху II. В Германии Фридрих II пользовался поддержкой некоторых князей. Король Франции Филипп Август, обеспокоенный сближением Оттона IV и Англии, тоже оказал помощь молодому королю Сицилии. Сейм в Нюрнберге, созванный по просьбе Иннокентия III, провозгласил Фридриха императором, а в январе 1212 г. посольство сейма отправилось в Палермо, чтобы сообщить новость королю Сицилии. Избранный, но еще не коронованный император поехал в Германию, чтобы пройти церемонию миропомазанию. По дороге он встретил в Мессине папу, который потребовал настоящего акта повиновения, после чего в пасхальное воскресение 1212 г. он был, согласно традиции, «единодушно провозглашен римским народом». Папа затребовал дорогую плату за свою поддержку; он потребовал от Фридриха II отказаться от короны Сицилии в пользу своего сына, в случае если будет коронован императором. Летом 1212 г. молодой государь наконец вступил на германскую землю: проехав через Констанц и Карлсруэ, он прибыл во Франкфурт, где сейм, собравшийся 5 декабря, низложил Оттона IV и объявил Фридриха законным императором. 9 декабря состоялась символическая коронация, правда не имевшая юридического обоснования, так как Ахен все еще оставался под властью Оттона IV, а именно там и должна была проходить церемония.

Герман фон Зальца был осведомлен о событиях в Германии через своих представителей при дворе папы и братьев германских домах своего ордена. Положение оставалось неопределенным еще в течение восемнадцати месяцев. Победа при Бувине, одержанная 27 июля 1214 г. Филиппом Августом и его союзниками, решила судьбу Оттона IV. Оставшись без поддержки, Отгон отступил на свои земли. Фридрих II, к которому присоединилась большая часть тех, кто до сих пор поддерживал его соперника, получил наконец 25 июля 1215 г. императорские инсигнии из рук архиепископа Майнца Зигфрида в соборе Ахена. На следующий день перед епископами и придворными сановниками он торжественно поклялся стать крестоносцем и отправиться в Святую землю, как только в Германии воцарится мир.

К этому времени Фридрих II подтвердил свое полное доверие Тевтонскому ордену, как это делали до него его предшественники. В императорском дипломе от 23 января 1214 г. Фридрих II объявил великого магистра ордена и всех его преемников полноправными членами императорского двора и даровал право жить при дворе всем магистрам и их свите каждый раз, как они туда прибудут. Кроме того, такая же привилегия была пожалована посланникам великого магистра к императору и двум постоянным представителям ордена при дворе.

Во время церемонии коронации Герман фон Зальца впервые встретился с тем, чьим верным советником он будет на протяжении более чем двадцати лет. Великий магистр Тевтонского ордена и Фридрих II поправились друг другу при первой же встрече. Она положила начало тесному сотрудничеству между столь разными по темпераменту личностями, сотрудничеству длительному, превратившемуся в нерушимую дружбу. Импульсивному и вспыльчивому характеру императора противостояли спокойствие, равновесие и сдержанность Германа фон Зальца. Это взаимное дополнение и тому и другому принесло несомненную выгоду. Герман фон Зальца был допущен в совет и в 1216 г. участвовал в заседания Нюрнбергского сейма, где проявил себя одним из самых верных защитников императорской политики. Отныне орден тевтонских рыцарей оказался непосредственно связан со всеми политическими предприятиями Фридриха II.

Приняв участие в урегулировании германских проблем к вящей выгоде Фридриха II, Герман фон Зальца в 1217 г. вернулся в Акру. Ситуация на христианском Востоке была, как всегда, шаткой. Новый король Иерусалима, Жан де Бриенн, женившийся на наследнице королевства Марин Монферратской, кое-как пытался устраивать набеги на мусульманские земли. Эти столкновения прерывались на время перемирий, которые постоянно нарушались обеими сторонами.

В ответ султан аль-Аднль приказал построить на горе Фавор мощную крепость, ставшую постоянной угрозой для христианских владений. Такое развитие событий побудило папу Иннокентия III, чьи переговоры с султаном потерпели неудачу, призвать к крестовому походу во время Латеранского собора в 1215 г., где присутствовал посол Жана де Бриенна. Участники нового крестового похода — пятого по счету, согласно принятой терминологии, — отправились в путь двумя годами позже. Первые крестоносцы — немцы из Саксонии и Австрии и фламандцы — прибыли в Акру в сентябре 1217 г. Их встретили магистры военно-монашеских орденов Святой земли: Гийом де Шартр (орден тамплиеров), Гарен де Монтегю (орден госпитальеров) и Герман фон Зальца (Тевтонский орден). Через несколько недель по морю приплыли венгерские рыцари под предводительством короля Андраша II, тесно связанного с швабской династией и Тевтонским орденом; их сопровождали крестоносцы с Кипра во главе с кипрским королем Ги де Лузиньяном.

Военные операции начались в ноябре с нападения на Галилею, затем крестоносцы осадили крепость на горе Фавор; но сопротивление осажденных вынудило крестоносцев отступить. В январе 1218 г. король Венгрии вернулся в Европу. Немецкие крестоносцы остались в Святой земле вместе с герцогом Австрии; король Жан, получив от военных орденов подкрепление, напал на Египет с моря. Герман фон Зальца лично командовал тевтонскими рыцарями и проявил талант полководца, но тевтонские рыцари в пылу битв не забывали о миссии милосердия и во время осады Дамьетты заботились о многочисленных раненых. Экспедиция завершилась 5 ноября 1219 г. взятием Дамьетты. Осада длилась более года. Новый султан Египта, Малик аль-Камиль, лагерь которого попал в руки крестоносцев, был настолько опечален этим поражением, что вступил в переговоры, предложив вернуть крестоносцам Иерусалим взамен Дамьетты. Но упрямство папского легата, сопровождавшего крестоносцев, привело к срыву переговоров, хотя некоторые руководители крестового похода, в том числе и король Жан, отнеслись к предложению противника положительно. Непримиримость легата привела к расколу в христианском лагере. Герман фон Зальца принял сторону Жана де Бриенна против папского легата; сразу же после захвата Дамьетты он уступил королю свою долю трофеев, чтобы помочь ему справиться с финансовыми затратами. Затем разочарованный Герман фон Зальца отправился в Европу, дабы привлечь в орден новых рыцарей. Но по прибытии в Германию он тут же был вовлечен в дела Фридриха II.

В роли советника Фридриха и посла при папе Герман фон Зальца проявил всю свою гибкость и талант дипломата, стараясь по мере своих возможностей притушить конфликты между императором и понтификом. Папа римский Григорий IX (1227—1241), яростный и последовательный противник Фридриха II, не смог бы более явно выразить свое уважение, когда назвал Германа фон Зальца «человеком чести, вне всяких подозрений, обладающим богатым опытом, что делает его приятным всем».

Первое ответственное поручение, продемонстрировавшее таланты великого магистра Тевтонского ордена, Герман фон Зальца получил в октябре 1220 г. Фридрих II, который только упрочил свои позиции в Германии, согласно вековой традиции отправился в Рим, чтобы быть миропомазанным папой. Действительно, за светской инвеститурой императора, предоставляемой сеймом, следовала духовная инвеститура, состоявшая из двух этапов: во-первых, церемония коронации в Ахене, которую проводил архиепископ Майнцский, что и произошло 25 июля 1215 г., во-вторых, церемония миропомазания в Риме папой, которой предшествовала процедура «одобрения римского народа». Однако папа Гонорий III еще не дал своего согласия на миропомазание, необходимое для того, чтобы придать новому императору легитимность в глазах всего христианства. Фридрих II, который в апреле 1220 г. вынудил сейм избрать своего сына Генриха королем римлян, тотчас послал послание папе, заявив, что отправляется в Рим с намерением короноваться. Курия весьма сдержанно отреагировала на это сообщение; многочисленные кардиналы упрекали Фридриха II в том, что он сохранил унию между Сицилией и Германией, вопреки обещаниям, данным им прежде, чем стать императором. Папа же доверял Фридриху II, который, дабы успокоить понтифика, подтвердил свое желание отправиться в крестовый поход.

Перед тем как поехать в Рим, Фридрих II поручил Герману фон Зальца провести переговоры с папой об условиях соглашения и договориться о порядке церемонии миропомазания. Гонорий III потребовал от императора отделить Сицилию от Германии и подтвердить сюзеренитет понтифика; кроме того, папа хотел, чтобы Сицилия управлялась выходцами из Южной Италии. Фридрих II счел разумным незамедлительно принять требования папы. Поэтому 22 ноября 1220 г. коронация состоялась. Фридрих II и его супруга, Констанция Арагонская, были коронованы и миропомазаны в соборе Св. Петра Гонорием III в присутствии Германа фон Зальца и многочисленных германских и итальянских прелатов; Фридрих II снова поклялся отправиться в Святую землю в августе 1221 г.

За услуги Германа фон Зальца император в своем дипломе от 10 апреля 1221 г. заявил, что берег орден под свою высочайшую защиту, равно как и все его имущество, настоящее и будущее, и разрешил всем держателям ленов империи делать пожертвования тевтонцам.

Успешно выполняя поручения Фридриха II, Герман фон Зальца не забывал о первоначальной цели своего возвращения в Европу. Он набирал рыцарей для походов в Святую землю. И вот в сопровождении пятисот рыцарей во главе с герцогом Баварским магистр отправился на Восток и высадился в Дамьетте в мае 1221 г. К этому времени положение армий «франков» резко ухудшилось. Папский легат Пелагий, выступавший против любого соглашения с султаном, который был готов пойти на все, чтобы вернуть Дамьетту, ввязался в трагическую авантюру. Несмотря на сопротивление Жана де Бриенна, Пелагий бросил армию на завоевание Египта, но авантюра обернулась катастрофой.

Армия крестоносцев была полностью окружена. Ее отпустили восвояси только в обмен на возвращение Дамьетты. 7 сентября 1221 г. Дамьетту вернули султану Египта. Так закончился Пятый крестовый поход, и король Жан был вынужден оставить свое королевство и просить о помощи в Европе.

Легат Пелагий, чье высокомерие было сравнимо лишь с его некомпетентностью, стал искать виновного в провале предприятия. Он обвинил в этом Фридриха П. Действительно, император, несмотря на все обещания, так и не присоединился к крестоносцам, что, с точки зрения Пелагия, было главной причиной падения Дамьетты. Аргументы легата нашли отклик в курии и у папы. Снова отношения между папой и императором ухудшились, и снова именно Герману фон Зальца было поручено найти компромисс.

Фридрих II находился на Сицилии, где после своей римской коронации пытался усмирить страну, раздираемую мятежами местной аристократии и набегами сарацинских эмиров. Герман фон Зальца вернулся в Европу после сдачи Дамьетты и присоединился к Фридриху II в Палермо. Благодаря доверию государя он получил назначение на ответственные посты в канцелярии Сицилии наряду с архиепископом Бари Бернаром де Кастакка и Конрадом фон Шарфенбергом. Папа упрекал Фридриха II в том, что тот отложил свой поход в Святую землю, и Фридрих II снова отправил Германа фон Зальца с миссией к папе. Герман фон Зальца стал хозяином положения. С одной стороны, он пользовался полным доверием императора, которому в качестве члена совета принес клятву верности; с другой стороны, к нему прислушивался папа Гонорий III, который дважды, в декабре 1216 г., а затем в январе 1221 г., подтвердил и даже расширил привилегии Тевтонского ордена. Отныне орден имел те же привилегии, что госпитальеры и тамплиеры, а именно: освобождался от десятины, получал право строить церкви и часовни на своих землях. Судить или отлучать от Церкви орден мог только сам папа. Герман фон Зальца использовал все свои дипломатические способности, чтобы добиться согласия между папой и императором. Он организовал встречу паны и императора в Вероли в Абруццах в 1222 г. Во время встречи, на которой присутствовал великий магистр, папа обвинил Фридриха II в том, что тот уклонился от участия в крестовом походе, что привело к потере Дамьетты. Фридрих II возразил, что события на Сицилии требовали его непосредственного присутствия; вдобавок он сослался на то, что императорская казна была пустой. Герман фон Зальца всем своим авторитетом поддержал аргументы императора. Стороны договорились о новой встрече. Вторая встреча состоялась год спустя в Фьерентино, все также в присутствии великого магистра. Снова Фридрих II выслушивал упреки, в ответ на которые указывал на нестабильное положение на Сицилии, снова был поддержан своим верным советником. Папа, не без колебаний, согласился утвердить новую дату крестового похода. Фридрих в очередной раз дал клятву отправиться в поход до 14 июля 1225 г., в противном случае папа отлучит его Церкви.

Когда гнев папы утих, Герман фон Зальца возвратился в Акру, где увидел, что за время его отсутствия ситуация резко ухудшилась из-за бесконечных ссор между франкскими баронами и королем Жаном.

Острая необходимость в подкреплениях заставила сто вернуться в Европу весной 1224 г. Великий магистр сначала отправился в Палермо к Фридриху II, которому поведал о тяжелом положении в Святой земле, чтобы побудить императора как можно скорее организовать так давно обещанный крестовый поход. Затем он отправился в Германию и в июле на сейме в Нюрнберге призвал германских князей принять активное участие в крестовом походе под руководством Фридриха II. После довольно длительного пребывания в германских землях, где он участвовал в урегулировании конфликта между королем Дании Вальдемаром II и графом Шверинским, Герман фон Зальца снова отправился на Сицилию к императору. Страна только что успокоилась, но власть государя все еще была шаткой, что мешало Фридриху выполнить обязательства, данные им папе.

Начало крестового похода откладывалось в очередной раз, что снова спровоцировало трения между императором и папой. Наступил последний срок — 14 июля 1225 г., но ничто не свидетельствовало о том, что император готовится выступить в поход. Разгневанный папа вызвал Фридриха II в Фоджию. Встреча состоялась 30 июля в церкви Сан-Джермано; как и в предыдущие разы, Фридриха И сопровождал Герман фон Зальца, который с обычным для него красноречием заступился за своего государя, напомнив, что лишь Фридрих II, единственный из всех правителей христианской Европы, обязался принять участие в новом крестовом походе; магистр также сослался на продолжавшиеся на Сицилии мятежи, подавление которых потребовало значительных затрат из императорской казны. Это и стало, согласно доводам великого магистра, единственной причиной, не позволившей императору соблюсти все обязательства, взятые им на себя в Фьерентине. Потребовалась вся дипломатическая гибкость Германа фон Зальца, чтобы усмирить гнев понтифика и предотвратить отлучение императора от Церкви, Компромисс был найден с большим трудом. Император обязался, в письменном виде, отправиться в Святую землю до 27 августа 1227 г. в сопровождении тысячи рыцарей и остаться там не менее чем на два года, подготовить флот, достаточно большой, чтобы перевезти дополнительно две тысячи рыцарей со свитой и снаряжением. В случае если отправка рыцарей к оговоренной дате окажется невозможной, Фридрих II обещал раздать бедным в Святой земле сумму в сто тысяч золотых унций.

После заключения нового соглашения папа вернулся Рим в сопровождении Германа фон Зальца. В Риме они встретились с королем Жаном до Бриенном, прибывшим в Европу, чтобы просить помощи. Как мы уже видели, Жан де Бриенн женился в 1210 г. на наследнице иерусалимской короны, Марин де Монферратской; от этого брака родилась дочь Иоланда, которой было суждено унаследовать королевство. Жан де Бриенн, стремясь сохранить то, что осталось от наследства жены, умершей в 1224 г., предложил папе устроить брак своей четырнадцатилетней дочери Иоланды с императором Фридрихом II, потерявшим жену Констанцию Арагонскую в 1222 г. Так Жан де Бриенн надеялся с помощью Фридриха II завоевывать Святую землю и в прежних границах восстановить старое Иерусалимское королевство. Папа благосклонно отнесся к аргументам короля и пообещал поддержать его замысел. 4Ьнорий III рассчитывал, что этот брак и перспектива стать наследником королевства Иерусалимского побудят Фридриха II сдержать обещание и незамедлительно отправиться на Восток.

Папа поручил Герману фон Зальца сообщить Фридриху II об этом предполагаемом браке. После некоторых колебаний Фридрих II согласился на брак с Иоландой, что косвенно обеспечивало ему наследование королевства Иерусалимского и давало возможность царствовать на всем христианском Востоке. В конце августа 1225 г. брак был заключен, сначала по доверенности в церкви Святого Креста в Акре, затем принцесса Иоланда была коронована иерусалимской короной в Тирс ком кафедральном соборе. Месяцем позже королева Иоланда отправилась в Италию после короткой остановки в Лимассоле. И в соборе Бриндизи 9 ноября того же года состоялось настоящее бракосочетание, на этот раз в присутствии обоих супругов. Император Фридрпх II тотчас же дал понять своему тестю, что отныне он сам будет править королевством Иерусалимским и, дабы продемонстрировать свою заинтересованность в новом владении, повелел короновать себя в Фоджии как короля Иерусалимского. Отныне он носил титул «Fredericus del gratia imperator romanomm semper auguctus et rex Hierosalymi» (Фридрих милостью Божьей всегда августейший император римлян и король иерусалимский). После свадебных и коронационных торжеств Герман фон Зальца еще некоторое время жил при дворе Фридриха И. Зимой его посетили посланцы князя Конрада Мазовецкого и епископа Пруссии Христиана, которые настойчиво просили помощи ордена в обеспечении защиты северных границ Польши, которым угрожали набеги пруссов.

Прежде чем заняться решением балтийской проблемы, Герман фон Зальца обратился к императору и в марте 1226 г. получил от него документ, известный под названием «Золотой буллы Римини», предоставляющей Тевтонскому ордену привилегии, а фон Зальца статус князя империи и право создавать суверенное государство на землях, которые еще надо отвоевать у пруссов. Так Тевтонский орден готовился действовать в Северной Европе и странах Балтийского моря. Урегулировав с посланниками князя Мазовецкого условия вторжения ордена в Пруссию, Герман фон Зальца возобновил своп странствия по просторам империи, призывая знать взяться за оружие во имя защиты христианства, а торговцев и горожан — финансировать военную кампанию. Ближайшую свою задачу Герман фон Зальца видел в наборе рыцарей для участия в крестовом походе в Святую землю под руководством Фридриха II, не забывая при этом, что защищать христианство можно и в самой Европе, на окраинах Священной Римской империи.

В который раз Герман фон Зальца продемонстрировал свое гениальное умение убеждать. Призыв к крестовому походу, который не так давно не вызвал особого отклика во Франции и Италии, в Германии был воспринят с энтузиазмом. Среди знатных крестоносцев были ландграф Людвиг Тюрингский и герцог Генрих IV Лимбурский. Кроме того, Герман фон Зальца сумел привлечь около семисот знатных рыцарей в качестве вспомогательных сил для своего ордена.

Отряды, приведенные Генрихом Лимбургским в Святую землю в апреле 1227 г., в первом же сражении отвоевали у мусульман города Сидон и Цезарею. Вскоре великий магистр вернулся в Святую землю в сопровождении патриарха Иерусалимского Герольда. С помощью недавно прибывших германских рыцарей Герман фон Зальца восстановил замок Монфор, который в свое время Фридрих подарил ордену. Этот замок к северо-востоку от Акры был выстроен на вершине холма, возвышавшегося над долиной Вадф аль-Курен и над дорогой, связывающей Акру с Тиром. Восстановленная крепость представляла собой типичный рейнский бург. Замок был окружен двойной стеной с мощным квадратным донжоном, обеспечивающей надежную защиту. За стенами располагались монастырские здания, зал заседаний со стрельчатыми сводами. В замке имелись внушительного объема цистерны для питьевой воды и просторные складские помещения для хранения оружия и продовольствия, что позволяло выдержать длительную осаду. Именно в замок Монфор, называемый также Франк Шато, 10 ноября 1227 г. Герман фон Зальца перенес ставку Тевтонского ордена в Святой земле, до того находившуюся в Акре, что свидетельствует о его стремлении к полной независимости по отношению к госпитальерам и тамплиерам Акры. Сюда были перевезены архив и имущество ордена. Командор замка был одновременно и казначеем ордена. Германские рыцари, восстановившие крепость, провели в ней зиму, а весной 1228 г. по приказу великого магистра отправились восстанавливать замок в Цезарее.

Пока Герман фон Зальца приводил крепости Палестины в состояние боеготовности, Фридрих II медленно собирался в поход на Восток. 18 марта 1227 г. папа Гонорий III умер; его преемник, Григорий IX (1227—1241), был твердо намерен добиться от Фридриха выполнения обязательства выехать в Святую землю до 27 августа 1227 г. На самом деле император тоже был решительно настроен отправиться в крестовый поход, но хотел быть уверенным, что его экспедиция увенчается успехом. Одновременно с военными приготовлениями, в рамках которых в Бриндизи прибыли десятки тысяч крестоносцев в основном из Германии и Англии, Фридрих II предпринял попытку дипломатических переговоров с Малик аль-Камилем, племянником Саладина, который правил в Египте с 1218 г. Император был прекрасно осведомлен о конфликте султана Египта с его братьями, Малик аль-Ашрафом, правителем Алеппо, и Малик аль-Моаззином, султаном Дамаска, которому подчинялись Иерусалим и Святая земля. Обеспокоенный союзом Аль-Моаззина с турками, в 1226 г. Малик аль-Камиль попытался заручиться поддержкой Фридриха II в борьбе против брата взамен весьма туманного обещания возвратить Иерусалим. Со стороны христиан переговоры велись представителями императора в Святой земле Фомой Аквинским, графом Ачерра и архиепископом Палермо Бернаром де Касстака, с египетской стороны — эмиром Фахр-ад-дином, который даже посетил Палермо в октябре 1227 г., где встретился с Фридрихом II: между ними завязались дружеские отношения, впоследствии оказавшиеся весьма полезными. Герман фон Зальца, который потратил немало усилий для организации крестового похода, с интересом наблюдал за дипломатическими ходами Фридриха II.

Намерение переговорами достичь желаемого, не открывая военных действий, исход которых всегда проблематичен, объясняет расчетливую медлительность, с которой Фридрих II готовил крестовый поход. В этом случае замысел императора совпадал с представлениями Германа фон Зальца. Крестовый поход начался 8 сентября 1227 г. с отплытия крестоносцев из порта Бриндизи, по это было ложным маневром, так как Фридрих II и Людвиг Тюрингский, едва взойдя на борт корабля, внезапно заболели, так что им пришлось сойти на берег в Отранто. Это вызвало ярость вспыльчивого папы Григория IX, и он поспешил наложить на Фридриха II интердикт, невзирая на все объяснения императора, чем подтолкнул города Ломбардии и сицилийское духовенство взбунтоваться против императора. Вот тогда-то Фридриху II представилась возможность оценить по достоинству дипломатический талант Германа фон Зальца. Ибо великий магистр в это время был в Святой земле, и императору пришлось искать выход из критического положения, созданного папой, собственными силами. Ситуация стремительно обострялась. 17 ноября 1227 г. папа провозгласил отлучение Фридриха II от Церкви и приказал объявить эту новость всему христианскому миру шестью месяцами позже в Чистый четверг. Герман фон Зальца, находящийся в Акре, ничем помочь не мог.

Публичное отлучение в обществе того времени было чревато тяжелыми последствиями, что побудило Фридриха II не откладывать больше свой отъезд на Восток, тем более что теперь ему нужно было защищать права собственного сына. Действительно, 25 апреля 1228 г. его супруга, королева Иоланда, наследница Иерусалимского королевства, родила ему сына Конрада. Была еще одна причина, способствующая отъезду Фридриха. Тайные переговоры с Маликом аль-Камилем развивались благоприятно; Герман фон Зальца поддерживал контакты с султаном Египта. Фридрих II должен был принять вызов, брошенный ему папой.

Вопреки отлучению от Церкви и папскому запрету уезжать в Святую землю, император все же решил выступить в поход. 28 июня 1228 г. корабли, на которые погрузились император и его армия — в общей сложности тысяча пятьсот рыцарей и десять тысяч пеших воинов, — отплыли из Италии. В Лимассоле к ним присоединились Жан д'Ибелен и король Кипра Генрих де Лузиньян. Фридрих II с крестоносцами высадились в Акре 7 сентября. Отлученный от Церкви император был с почестями принят патриархом Иерусалима, архиепископами Тира, Цезарии, Назарета, Палермо и Капри. Великие магистры военных орденов присутствовали при встрече и приветствовали императора — Бертран де Тесси от имени ордена госпитальеров, Пьер де Монтегю от имени тамплиеров и, конечно же, Герман фон Зальца. Тевтонские рыцари, облаченные поверх доспехов в просторные белые плащи, украшенные большими черными крестами, образовали почетный караул великого магистра. Под удивленными взглядами духовенства они подошли к императору и, выполняя обряд «проекинеза», одни за другим преклоняли колени перед Фридрихом II и целовали край его плаща. Эта древняя традиция византийского церемониала утвердилась в XII столетии при дворе королей Сицилии. Таким образом на виду у всех был скреплен союз Тевтонского ордена с императором из рода Гогенштауфенов, который хоть и был отлучен от Церкви, но для тевтонских рыцарей и их великого магистра являлся символом законности. Этим жестом тевтонские рыцари публично рискнули бросить вызов папству. Но то была отвага расчетливая — она продемонстрировала реальную расстановку сил.

Обосновавшись в Акре, Фридрих II и Герман фон Зальца обсудили линию поведения, которой собирались придерживаться по отношению к султану Египта. Малик аль-Камиль только что отказался от ранее принятых им обязательств, ссылаясь на то, что возвращение Иерусалима христианам вызовет волнения среди мусульман. Однако переговоры не прервались, и с согласия Германа фон Зальца Фридрих II решил надавить на султана, сделав вид, что намерен его атаковать. 17 ноября армия императора, состоящая из крестоносцев и тевтонских рыцарей, подошла к Яффе и начала восстанавливать крепостные степы города, притворяясь, будто собирается сделать из него плацдарм для нападения на Египет. Эта военная хитрость возымела успех и способствовала возобновлению переговоров, причем инициатором был Малик аль-Камиль. Герман фон Зальца и Фома д'Ачерра от имени императора вступили в переговоры с посланниками султана, Фахр-ад-дином и кади Наблуса Хемс-ад-дином. Эти новые переговоры завершились удачно, и заключенный в Яффе договор от 18 февраля 1229 г. позволил отлученному от Церкви императору вернуть без боя территории, отвоевание которых могло бы стоить ему больших жертв.

По Яффаскому договору султан возвращал «императору и его бальи» основные святые места христианства: Вифлеем, Назарет и всю западную Галилею, сеньорию Торон, часть территории Силона, остававшуюся в руках мусульман, и, что особенно важно, город Иерусалим, за исключением мусульманских святынь, т. е. мечети Аль-Акса, к этому добавлялись Масличная гора и долина Иосафата, расположенные вне крепостных стен. Сельская местность, окружавшая Иерусалим, осталась под контролем мусульман, и только дорога, соединяющая Святой город с Яффой, была связующим звеном между христианскими владениями и Иерусалимом. Как говорил историк Рене Груссе, пожалуй, самый суровый судья Фридриха II, Иерусалим «стал открытым городом, отданным на милость грабительским набегам». Соглашение, подписанное посланниками императора и египетского султана в присутствии Германа фон Зальца и двух английских епископов Петра Винчестерского и Вильгельма Эксетерского, было заключено на срок десять лет с возможностью последующего продления. Так великий магистр Тевтонского ордена своим присутствием поддержал политику отлученного от Церкви императора — политику, увенчавшуюся успехом, где дипломатия и дух толерантности оказались более действенными, нежели бахвальство и бескомпромиссность легата Пелагия, проявленные им при осаде Дамьетты десятью годами раньше.

Оставалась только выполнить формальности, дабы миссия Германа фон Зальца была закончена — короновать императора в Иерусалиме. Великий магистр незамедлительно приступил к приготовлениям церемонии коронации, которая должна была состояться в воскресенье 16 марта. Оставался нерешенным щепетильный вопрос: захочет ли латинская Церковь Востока участвовать в церемонии и тем самым поддержать коронацию монарха, отлученного папой от Церкви?

Пока Иерусалим находился в руках мусульман, духовенство латинской Церкви Востока делало вид, что забыло об отлучении Фридриха II, ибо нуждалось в его помощи, чтобы вернуть себе Святой город; но после освобождения Иерусалима не оставалось причин заигрывать с императором. Несмотря на весь свой талант дипломата, Герман фон Зальца столкнулся с категорическим отказом патриарха и большей части прелатов принять участие в коронации Фредерика II. Он столкнулся с враждебностью тамплиеров, которые упрекали императора в том, что он оставил мусульманам мечеть Аль-Акса, расположенную на месте Соломонова Храма, где сто лет тому назад тамплиеры основали свою первую общину.

14 марта 1229 г. Фридрих II въехал в Иерусалим, куда уже прибыли толпы паломников и крестоносцы, в большинстве своем немцы и англичане. Двумя днями позже в церкви Гроба Господня состоялась коронация. Герман фон Зальца и тевтонские рыцари окружали германских, английских и сицилийских епископов, находящихся в Святой земле. Император взял корону, лежащую на алтаре, и собственноручно водрузил ее на голову. Как только символический жест был сделан, тевтонские рыцари совершили церемониал проскинеза, как и но приезде императора в Акру. Тевтонский орден, невзирая на узы, связывавшие его с папством, считал, что верность императору важнее повиновения понтифику. После коронации

Фридрих II обратился к присутствовавшим на латинском языке, а Герман фон Зальца перевел его обращение на немецкий и французский. То была весьма выдержанная и осторожная речь: монарх объявил о своей готовности восстановить отношения с папой, но обернул в свою пользу историю конфликта между ним и папами Гонорием III и Григорием IX. Фридрих II, окруженный придворными сановниками и тевтонскими рыцарями, вышел из собора под приветствия паломников.

Император еще шесть недель оставался в Святой земле, прежде чем вернуться на Сицилию, где вновь вспыхнули спровоцированные папой волнения. В Святой земле патриарх Герольд, оставшийся в Акре на время коронации, послал в Иерусалим архиепископа Цезареи наложить интердикт на все церкви города. Со своей стороны, Фридрих II постарался наладить оборону христианских владений, потребовав от баронов прекратить свои распри. 17 и 18 марта Фридрих II встретился с великими магистрами госпитальеров и тамплиеров, но не получил от них никакой помощи. Было ясно, что отныне в Святой земле Фридрих II мог рассчитывать только на тевтонских рыцарей, и он щедро вознаградил их за преданность. Прежде чем уехать с Востока он, помимо замка Монфор, подарил ордену замок Торона, земли, расположенные возле Сидона, а также бывший дворец королей Иерусалимских, расположенный в Святом городе, на Армянской улице возле башни Давида.

Герман фон Зальца прекрасно осознавал, что отлучение от Церкви Фридриха II в долгосрочной перспективе может иметь нежелательные последствия как для императора, так и для ордена. Он направил к папе епископа Реджио, чтобы подготовить примирение папы с императором, по Григории IX оказался несговорчивым, ибо, с его точки зрения, все, чего добился мирными переговорами в Яффе Фридрих II, принесло лишь незначительную пользу. Герман фон Зальца был поражен явной несправедливостью папы, о чем сообщил ему в длинном послании: он раскритиковал бескомпромиссность понтифика, посчитав, что его позиция поставила императора в приниженное положение во время переговоров с султаном Египта.

Фридрих II оставил Иерусалим 20 марта, чтобы отправиться в Акру, куда прибыл несколькими днями позже. Он тотчас же созвал христиан на всеобщее собрание, где предложил план реорганизации королевства и более строгое централизованное управление государством с целью защиты христианских земель, что было более действенным, чем феодальная анархия христианских баронов. Но патриарх и тамплиеры смогли настроить население против Фридриха II. Тамплиеры открыто пошли на разрыв.

Глубоко разочарованный император уехал из Акры 1 мая и в сопровождении короля Кипра и нескольких своих приверженцев 10 нюня прибыл в Брппдпзи.

В то время Южную Италию захлестнула волна бунтов; в свою очередь, ломбардские города, подстрекаемые агентами папы, тоже подняли мятеж. Фоме д'Ачерра, сопровождавшему Фридриха II, было поручено навести порядок; он получил в свое распоряжение несколько сотен тевтонских рыцарей, вернувшихся из Палестины. Папа попытался настроить против императора европейских правителей, однако популярность «освободителя» Иерусалима была столь велика, что усилия понтифика оказались тщетными. В конце октября император уже контролировал положение. Герман фон Зальца, который присоединился к Фридриху II, снова оказался востребованным; его отправили с миссией к папскому двору Григорий IX был непоколебим; фон Зальца удалось убедить его вступить в переговоры только тогда, когда он сообщил папе, что Тевтонский орден и немецкие князья выступят гарантами искренности императора. В подтверждение своих чистосердечных намерений Фридрих II заверил папу, что в случае, если он когда-либо нарушит свое слово, то будет тут же считаться отлученным от Церкви. Эта последняя гарантия разрядила ситуацию. Длительные переговоры, начатые Германом фон Зальца и продолженные от имени императора епископами Реджио, Модены, Мантуи и Винчестера, наконец закончились. 28 августа 1230 г. в Чепрано, на папской земле, недалеко от границы королевства Сицилия, два кардинала, панские легаты, сообщили Фридриху II, что отлучение от Церкви и все интердикты, которые были на него наложены с 1227 г., теперь сняты.

Герман фон Зальца, который во время последней фазы переговоров находился рядом с императором, еще раз мог похвастаться своим умением восстанавливать мир между духовной и мирской властями.

1 сентября папа Григорий IX согласился наконец приyять в Ананьи императора, которого, как всегда, сопровождал Герман фон Зальца. Нам неизвестно, что сказали друг другу император и папа во время встречи и на последовавшем пиру, так как единственным свидетелем этих бесед был Герман фон Зальца, а он проявил по этому поводу невиданную скромность. Но достоверно известно, что Фридрих II, названный папой «возлюбленным сыном Церкви», остался в выигрыше. Действительно, папа на следующий же день предписал патриарху Иерусалима и великим магистрам госпитальеров и тамплиеров строго соблюдать условия Яффаского договора, заключенного с Маликом аль-Камилем, и не предпринимать никаких военных действий против мусульман.

В течение последующих лет Герман фон Зальца находился в Европе практически безотлучно. Правда и то, что после Яффаского договора в Святой земле воцарился более-менее прочный мир между мусульманами и христианами; символ Иерусалима, города, где проходили одновременно христианские и мусульманские богослужения, выражал ту реальную веротерпимость, которую Запад, а именно папство, не понимали и еще меньше принимали. Герман фон Зальца теперь руководил военными операциями ордена против пруссов и не жалел сил на привлечение рыцарей к борьбе с язычниками.

С момента заключения соглашения между папой и императором Герман фон Зальца не ослаблял бдительности, так как знал, настолько хрупким было примирение между папой и императором. Однако по крайней мере до 1236 г. отношения между папством и империей протекали под знаком мира. Григорий IX понимал, что популярность Фридриха II, связанная с той ролью, которую он сыграл в бескровном возвращении Иерусалима, была огромна не только в Германии, по и на всем Западе. Поэтому он, не колеблясь, вознес хвалу императору и Тевтонскому ордену, когда 1 июня 1235 г. опубликовал буллу, канонизирующую Елизавету Венгерскую, вдову ландграфа Людвига Тюрингского, умершую в 1231 г. Св. Елизавета, родственница императора по своему браку с ландграфом, была всю жизнь преданной и щедрой заступницей ордена. Новый ландграф, брат Людвига, Конрад Тюрингский (1227—1240) тоже стал верным покровителем ордена. В 1234 г. при поддержке императора и Германа фон Зальца Конрад заручился согласием папы передать госпиталь францисканцев в Марбурге Тевтонскому ордену; госпитальная часовня, которая была построена заботами Фридриха II, тоже была передана тевтонским рыцарям. Влияние, которое орден имел на Конрада, было настолько значительным, что он вступил в него 18 ноября 1234 г. вместе с тюрингскими рыцарями Германом фон Хелдрупгеном и Дитрихом фон Грюнингеном. Эмоциональные узы, которые объединяли Фридриха II с Тевтонским орденом и германскими князьями, особенно с ландграфами Тюрингии, сделали орден крупной морально-политической силой в Священной Римской империи. 1 мая 1236 г. останки Св. Елизаветы Венгерской были эксгумированы, помещены в золотую раку и переданы в часовню марбурского госпиталя. С тех пор Св. Елизавета считается покровительницей ордена тевтонских рыцарей.

Отныне Герман фон Зальца большую часть времени проводил с Фридрихом II, оставаясь самым верным советчиком, к которому охотно прислушивался император. В 1235 г. во время вооруженного противостояния императора с сыном, «королем римлян» Генрихом VII, которому в 1231 г. было доверено отвечать за германские дела, великий магистр получил свое последнее важное дипломатическое поручение. Молодой принц вскоре рассорился с отцом и по наущению папы заключил союз с ломбардскими городами. Но подавляющее большинство германских принцев не последовало за ним по пути измены и осталось верным освободителю Иерусалима. Герман фон Зальца, который сопровождал Фридриха с момента его отъезда из Италии в Южную Германию, был направлен к мятежному молодому принцу и принял его капитуляцию 2 июля 1235 г. Безусловно, именно благодаря умиротворяющему влиянию великого магистра на императора молодой Генрих VII избежал высшей кары.

Этим завершается участие Германа фон Зальца в мирских делах. Постаревший больной великий магистр поселился на юге Италии, где провел последние годы своей жизни. 20 марта 1239 г. он закончил свой жизненный путь в местечке Балетта в Апулии в тот самый день, когда Григорий IX объявил о новом отлучении Фридриха II от Церкви.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика