Александр Невский
 

Глава 3. Конец тевтонского ордена в Палестине

Когда тевтонские рыцари ринулись на завоевание Пруссии и Ливонии, орден столкнулся с трудностями на христианском Востоке, на тех далеких землях, где возник в XII столетии, там, где обрел сам смысл своего существования.

Великий магистр Герман фон Зальца уехал из Святой земли вскоре после возвращения Фридриха II в Европу; он оставил там несколько сотен рыцарей под командованием командора замка Монфор; по уже к этому моменту численность этих отрядов была значительно ниже, чем в отделениях ордена в Европе.

Отъезд Германа фон Зальца сразу не повлек за собой больших перемен. Достигнутый в Яффе компромисс служил поддержанию на Востоке относительного мира между франкским королевством Иерусалима и айюбидским Египтом, тем более что папа предписал латинском Церкви и ее сторонникам свято соблюдать договор 1229 г. Это был наиболее ощутимый результат мирного соглашения между понтификом и императором в Анаиьи. По в королевстве Иерусалимском, вопреки снятию с Фридриха II отлучения, власть представителей императора Бальяна д'Ибелена и Гарперия Немца постоянно оспаривалась из-за непрекращающегося противостояния сторонников Фридриха и приверженцев папы. Проживавшие в Акре генуэзцы, принадлежащие к партии гибеллинов, сталкивались с пизанцами из партии гвельфов, враждебной императору. И так же обстояло дело во всех населенных пунктах королевства, в том числе и в самом Иерусалиме; военные ордены принимали участие в этих бесконечных распрях. Только тевтонские рыцари держались в стороне; они хранили нерушимую верность императору, так для них он был олицетворением законности. Напротив, госпитальеры и тамплиеры, вовлеченные в политическую борьбу, были скептически настроены по отношению к примирению Фридриха II и папы и с недоверием относились к тевтонским рыцарям, в которых усматривали союзников монарха, отлученного от Церкви, коим в их глазах он всегда оставался.

Внутренние распри отвлекали силы христиан и явились причиной того, что они забыли свою главную миссию — обеспечивать защиту страны. Смерть султана Малик аль-Камиля 8 марта 1238 г. поставила под сомнение Яффаский договор, заключенный на десять лет. Десять лет истекали в феврале 1239 г. Обстановка в мусульманском мире была достаточно нестабильной, как и обстановка в христианском мире. Вопрос, кто станет преемником аль-Камиля, спровоцировал конфликт между его сыном аль-Адилем и другими претендентами. Борьба за власть в Каире могла быть с выгодой использована христианами. Несмотря на то что мирное соглашение оставалось в силе, тамплиеры провоцировали стычки с мусульманами, установив, например, свой контроль над мечетью Аль-Акса в Иерусалиме, которую по договору в Яффе оставили религиозным властям мусульман. Разбойники грабили или убивали христианских паломников, которые направлялись в Иерусалим пешим ходом через мусульманские земли.

Папа Григорий IX не питал иллюзий по поводу соблюдения мирного договора 1229 г. и начиная с 1235 г. призывал к новому крестовому походу. Призыв встретил некоторый отклик у французских баронов, но когда в начале 1239 г. папа вознамерился отправить крестоносцев через Константинополь на помощь королю Балдуину II, бароны отказались и в какой-то момент даже подумывали о том, чтобы отправиться в поход под командованием Фридриха II! Но об этой мысли вскоре пришлось забыть, так как император только что был снова отлучен от Церкви, к тому же лично он не был в восторге от мысли отправиться на Восток, поскольку тогда вспыхнул мятеж в Ломбардии, спровоцированный папой. Кроме того, Фридрих II опасался, как бы этот новый крестовый поход не привел к пересмотру Яффаских соглашений. В конечном счете во главе похода встал Тибо IV, граф Шампанский и король Наваррский. Крестоносцы — от тысячи до тысячи пятисот рыцарей — прибыли со свитой в Акру 1 сентября 1239 г.

Пессимистические прогнозы Фридриха II о вероятных репрессиях со стороны мусульман быстро оправдались. Правитель Трансиордании аль-Назир Дауд тотчас напал на Иерусалим; несмотря на отчаянное сопротивление защитников, укрывшихся в башне Давида, город пал после двадцатисемидневной осады. По правде сказать, у Иерусалима не было ни укреплений, ни достаточных резервов продовольствия. Запад, главным образом Рим, не замедлил упрекнуть Фридриха II и его представителей, коннетабля Эда де Монбельяра и маршала Фнланжиери, в том, что свою миссию они не выполнили. После капитуляции люди аль-Назира отвели на побережье защитников Иерусалима.

Узнав об этом, граф Шампанский собрал на совет главных баронов Святой земли, архиепископа Тнрского, епископа Акры, великого магистра тамплиеров и нового великого магистра Тевтонского ордена Конрада Тюрингского. Вопреки возражениям Конрада, придерживавшегося той же линии поведения, что и его предшественник Гермам фон Зальца, на совете было решено атаковать Аскалон. Султан Египта отреагировал незамедлительно, послав свои поиска к Газе. Граф Бара решил выступить им навстречу, невзирая на предостережения Тибо и магистров трех военных орденов, на этот раз придерживавшихся единого мнения. Сражение между христианскими рыцарями и египетскими войсками 13 ноября обернулось новым поражением франков. Множество рыцарей встретило свою смерть в этом бою, и среди них был граф Бара, иные же попали в плен. Уведомленные о разгроме, руководители крестового похода попытались идти от Аскалона на выручку пленным. Однако тевтонские рыцари, возглавившие экспедицию, вынуждены были остановить преследование врагов во имя безопасности пленников. В очередной раз неосторожность и безответственность западных рыцарей разрушили шаткое равновесие, достигнутое дипломатическими усилиями Фридриха II и Германа фон Зальца. К счастью для христиан, конфликты, возникшие между мусульманскими принцами, позволили выправить положение. Тибо IV Шампанский в 1240 г. сумел договориться с правителем Дамаска Измаилом, которому угрожали правитель Трансиордании и новый султан Египта, Айюб, брат аль-Адиля, который только что был отстранен от власти мамелюками. Этот союз позволил христианам вернуть себе значительные территории от Сидона до Тивердиады с крепостью Бофор и землей Сафеда. В очередной раз дипломатия обеспечила конкретные результаты там, где вооруженная борьба потерпела неудачу, что косвенно подтверждает правильность той линии поведения, которой придерживался Фридрих II. Тамплиеры поддержали этот союз и получили свою выгоду, так как вернули себе ранее им принадлежавшую крепость Сафеда.

Союз между Дамаском и франками изменил политическую ситуацию; это сильно беспокоило египетского султана. У него на руках был сильный козырь: он держал в плену рыцарей, захваченных в плен после битвы при Яффе. Со своей стороны, окружение малика Исмаила отрицательно восприняло сотрудничество с христианами в борьбе между мусульманами, и сирийский союз просуществовал недолго.

Тибо IV, поддержанный предводителями крестоносцев, госпитальерами и тевтонскими рыцарями, посчитал выгодным возобновить отношения с Египтом. Султан Айюб согласился на переговоры и освободил христианских пленных. Заключенное соглашение было оспорено частью франкских баронов и тамплиерами, в то время как госпитальеры и тевтонские рыцари его одобрили. Распри в христианском лагере подтолкнули Тибо IV Шампанского вернуться в Европу раньше, чем предполагалось. В конце сентября 1240 г. Тибо и большая часть сопровождавших его крестоносцев покинули Акру.

Вскоре после отъезда Тибо IV Шампанского брат короля Англии и шурин Фридриха II принц Ричард Корнуэльский 11 октября. высадился в Акре с несколькими сотнями рыцарей. Тотчас Ричард его люди отправились в Аскалон, чтобы принять участие в восстановлении городских стен, что и было завершено в марте 1241 г. Укрепив таким образом границы с Египтом, Ричард при поддержке великого магистра госпитальеров и умеренных христианских баронов смог ратифицировать соглашение с Египтом, которое заключил в прошлом году Тибо IV Шампанский; он даже добился от султана дополнительных уступок. Договор от 23 апреля 1241 г. оказался явно более выгодным для христиан, чем Яффаскпй договор. Действительно, помимо возвращения территорий, полученных по Яффаскому договору, христиане получали внутренние территории Бейрута всю бофорскую сеньорию с Бофором, восточную Галилею с Хаттином, Сафед, Тивериаду, Фавор и Торон, всю Филистипию с Аскалоном, но без Газы, и что самое важное, святые города Иерусалим и Вифлеем, а так же полосу земли, соединявшую их с Яффой. Христианские бароны могли снова вступить во владение своими бывшими землями.

Соглашение тем не менее оставалось шатким. Тамплиеры отказались его подписывать и атаковали отдельные позиции мусульман, что спровоцировало реакцию с их стороны. Кроме того, гвельфы и тамплиеры по-прежнему противостояли сторонникам императора. Когда в мае 1241 г. Ричард Корнуэльский уезжал обратно в Европу, он уже ни питал никаких иллюзий касательно будущего королевства, раздираемого борьбой соперничавших фракций, где власть законного, хоть и отлученного от Церкви, монарха Фридриха II встречала противодействие сторонников папы, поддержанных тамплиерами и, в меньшей степени, госпитальерами. Только Тевтонский орден оставался вереи законному государю.

Вопреки своей скромной численности, Тевтонский орден владел в Святой земле значительной земельной собственностью и недвижимым имуществом, полученным благодаря великодушию императора; к этому надо прибавить дары и завещания крестоносцев, часто французских, признательных за заботу о них в тевтонских госпиталях. В Акре Тевтонский орден с И91 г. владел храмом, госпиталем, жилыми помещениями, складами, защищенными стеной, над которой возвышалась Немецкая башня. В 1220 г. от щедрот Фридриха II тевтонским рыцарям досталось во внутренних районах Акры пятьдесят сельскохозяйственных угодий в тени мощных укреплений замка Монфор (Штаркенберг). Тевтонские рыцари также владели сорока селениями в окрестностях Тира. В самом Иерусалиме Фридрих II передал им во владение здание бывшего госпиталя Святой Марии Немецкой, которое они сохраняли вплоть до падения города в 1244 г. Ко всему этому следует добавить владения, которые тевтонские рыцари получили в Малой Армении за помощь, оказанную королю Льву; с 1212 г. они владели в Армении замком Амуда, а с 1236 г. — городом Харуни с четырьмя аббатствами и девятнадцатью поселениями.

Но, несмотря на эту обширную вотчину, Тевтонский орден все равно занимал в Палестине не такое значимое положение, как госпитальеры и тамплиеры. Правда и то, что с начала XIII столетия главной заботой великих магистров Тевтонского ордена было обращение в христианство и подчинение всех языческих народов, в том числе тех, которые постоянно опустошали своими набегами северные и восточные районы Священной Римской империи. Святая земля постепенно отошла на второй план в политике ордена, что не помешало тевтонским рыцарям в Палестине помимо их воли оказываться вовлеченными в бесконечные столкновения между гвельфами и гибеллинами, даже если их основная миссия состояла в защите Святой земли от мусульман и лечение христианских воинов.

После смерти Германа фон Зальца великим магистром Тевтонского ордена был избран Конрад Тюрингский; его преемник Герхард фон Мальберг (1240—1244), тесно связанный с тамплиерами и любой ценой стремившийся примирить оба ордена, оказался недостойным того высокого поста, на который был избран братьями. Из-за распущенного нрава и недостойного поведения он был вынужден отказаться от своих обязанностей; скорее всего, он укрылся у тамплиеров.

С подписанием договора 1241 г. положение в Святой земле более или менее стабилизировалось. Однако христианам на Востоке теперь угрожало нападение монголов, вышедших на историческую сцену. После короткого, но разрушительного вторжения в Польшу и Венгрию монголы, обосновавшись в южной России и Малой Азии, постоянно угрожали как мусульманским, так и христианским государствам. Но наиболее опасно для христиан на Востоке было то, что сторонники папы по-прежнему старались изгнать из Святой земли представителей Фридриха II. Главной опорой императора в Святой земле был маршал Рикардо Филанжиери: его главным опорным пунктом был город Тир, в то время как Акра оказался в руках гвельфов. Положение усугублялось конфликтом между тамплиерами, благосклонно относившимся к гвельфам, сторонникам сирийского союза, и госпитальерами, верными политике соглашения с Египтом, проводимой Фридрихом II. Гвельфы добились определенных успехов в июле 1243 г., захватив Тир при поддержке генуэзского и венецианская флотов; одновременно они завладели резиденциями госпитальеров и тевтонских рыцарей.

«Франкская анархия» лишь подтолкнула мусульманских государей к активным действиям. Тем более что тамплиеры по-прежнему не признавали условий Аскалонского договора. Уже в сентябре 1242 г. рыцари ордена опустошили район Хеврона, что вызвало резкую реакцию малика Трансиордании Дауда, от которой пострадали паломники и христианские торговцы; тогда христиане в отместку разграбили Наблус 30 октября 1242 г. Султан Египта в знак солидарности с Даудом направил войска, которые осадили Яффу. На следующий год война между Египтом и Сирией, состоявшей в союзе с Даудом, предоставила франкам неожиданную передышку. Дауд пошел даже на то, чтобы признать Иерусалим за христианами вместе с мусульманскими святынями. Тамплиеры вновь завладели своими бывшими зданиями в Иерусалиме и решили построить в Иерусалиме мощную крепость.

Союз между тамплиерами, франкскими республиками побережья и сирийскими правителями обеспокоил Египет. Султан Египта призвал на помощь хорезмийцев, обосновавшихся в Персии и Месопотамии с начала XIII столетия, и бросил их против сирийско-франкской коалиции. В начале июля 1244 г. хорезмийцы вторглись в Святую землю, они опустошили внутренние земли Палестины, затем, обходя крепости, в которых находились сильные гарнизоны, появились под стенами Иерусалима. Город был не в состоянии выдержать длительную осаду. Первый штурм состоялся 11 июля и закончился неудачно для осаждавших, но командующий гарнизоном и прецептор госпитальеров погибли в бою. В это же время гвельфские республики побережья даже не шевельнулись, оставаясь безразличными к судьбе города, который в течение ста лет был целью крестоносцев. 11 августа началась вторая осада Иерусалима, 23 августа защитники города получили возможность свободно выйти из городских ворот, и семь тысяч человек отправились в Яффу. Вместо обещанной маликом безопасности они были атакованы по дороге мусульманами, и лишь несколько сотен рыцарей добрались до Яффы.

Франки побережья наконец-то отреагировали; они объединились возле Акры с союзниками, войсками маликов Хомса и Дамаска. Несмотря на призывы к осторожности со стороны сирийцев и некоторых баронов, франки опрометчиво атаковали хорезмийцев и египтян, которыми командовал мамлюк Бей-барс. Битва состоялась 17 октября 1244 г. возле Газы, неподалеку от деревни Форбия. Армия франков была полностью уничтожена. Несмотря на соперничество, три военных ордена объединились и сражались отчаянно. Великий магистр тамплиеров Арман де Перигор и его маршал Гуго де Монбар погибли в этом бою вместе с трехсот двенадцатью из трехсот сорока восьми рыцарей, участвовавших в сражении; великий магистр госпитальеров Гильом де Шатонеф был взят в плен, но триста двадцать пять из трехсот пятидесяти рыцарей ордена были убиты в сражении. Что касается тевтонских рыцарей, почти все они погибли, за исключением троих, которым удалось бежать вместе с великим магистром Герхардом Мальбергом. Двусмысленное поведение великого магистра во время боя, распутство, которое ему приписывали, стали причиной его отставки. Новым великим магистром был избран Геггрих фон Гогенлоэ (1244 -1249), один из тех, кому покровительствовал Герман фон Зальца, честный и отважный рыцарь, служивший до того в Пруссии. Последствием поражения при Форбии, помимо окончательной потери Иерусалима, стало подчинение Сирии Египту. Султан аль-Салих Айюб восстановил единство айюбидской империи и смог избавиться от хорезмийцев. Для христиан Палестины поражение вылилось в полную изоляцию среди враждебных им мусульман и стало началом конца их присутствия на Востоке. Взятие Тивердиады, затем Аскалона египетской армией в 1247 г. было первым сигналом. Великие магистры военных орденов призвали из Европы всех своих рыцарей. Таким образом, несколько сотен тевтонских рыцарей прибыло в Палестину под командованием магистра Эберхарда фон Зейнсхайма. На Западе папство, несмотря на длительный период вакантности папского престола, который последовал за коротким понтификатом Целестина IV, в 1241 г. с избранием на панский престол Иннокентия IV (1243—1254) продолжило борьбу с Фридрихом II.

Сам Фридрих, отлученный от Церкви и всего христианского мира, был не в состоянии защитить на Востоке интересы своего сына Конрада, по материнской линии являвшегося законным наследником королевства Иерусалимского. Призыв к крестовому походу, брошенный в Лионском соборе в июле 1245 г., был подхвачен только королем Франции Людовиком IX Святым, который, уладив внутренние дела своего королевства, 25 августа 1248 г. отплыл в Святую землю.

Это был Седьмой крестовый поход, в котором приняли участие исключительно французские рыцари. Его целью стало завоевание Египта, рассматриваемого как постоянная угроза для франков Святой земли. После продолжительной остановки на Кипре крестоносцы 30 мая 1249 г. отплыли в Палестину, но часть флота была рассеяна настигшей их бурей, поэтому Людовик Святой 4 июня высадился на берег вблизи Дамьетты с ограниченными силами. Несмотря на это, крестоносцы сумели захватить город, из которого бежало мусульманское население. Франки сделали трем военным орденам несколько пожалований. Но вместо того чтобы развить успех и тотчас же идти на Каир, крестоносцы бездействовали в Дамьетте в течение пяти месяцев и только в конце ноября выступили в направлении египетской столицы — как раз в тот момент, когда умирал султан аль-Салих. Египетская армия под командованием эмира Фахр-ад-Дина — друга Фридриха II, который вел переговоры с Германом фон Зальца в 1229 г., — принялась изматывать христианское войско нападениями. Как и тридцать лет тому назад, в лагере крестоносцев царили некомпетентность, недисциплинированность и желание драться любой ценой, вместо того чтобы действовать обдуманно и осторожно, не говоря уже о самодовольстве руководителей похода, которые с презрением отвергли предложение нового султана вернуть христианам Иерусалим, Аскалон и Тивердиаду взамен Дамьетты.

По предложению Робера д'Артуа, брата Людовика Святого, крестоносцы решили идти на Каир кружным путем, но для этого надо было форсировать Нил, переправу же защищала крепость Майсура. В то время как король Франции приказал ничего не предпринимать, прежде чем вся армия не переправится на тот берег, Робер д'Артуа вместе с тамплиерами в нарушение приказа короля атаковал египетский лагерь. Утром 8 февраля 1250 г. Робер д'Артуа одержал победу. Египтяне бежали: в бою погиб эмир Фахр ад-Дин. Вместо того чтобы дождаться прибытия Людовика Святого и основных сил, Робер д' Артуа, опьяненный успехом, развил насту плен не и ворвался в Майсуру. Дело обернулось плохо, так как мамелюки под командованием Бейбарса выбили его из города, причем войска Робера д'Артуа и тамплиеры понесли тяжелые потери. Прибытие королевской армии спасло положение, но христианское воинство, изнуренное болезнями, жарой и ранами, оказалось не в состоянии продолжать наступление на Каир. Остатки королевской армии, преследуемые мамлюками, вернулись в Дамьетту. Король Франции безуспешно пытался возобновить переговоры с султаном. так как соотношение сил теперь было явно в пользу Египта.

Болезнь Святого Людовика, измена или некомпетентность некоего сержанта привели 6 апреля 1250 г. к капитуляции христианской армии. Больных среди пленных — а таких было большинство — перебили, а тех, что остались в строю, в том числе короля Франции и его братьев Альфонса де Пуатье и Карла Анжуйского, захватили в плен и отправили в Каир. Первое время египтяне требовали от Людовика Святого не только возврата Дамьстты, но и всех владений франков в Святой земле. После тяжелых переговоров был найден компромисс. Святой Людовик оставлял Дамьетту, что, собственно, и было выкупом за его жизнь, кроме того, он обязывался выплатить пятьсот тысяч турских ливров в качестве выкупа за свою армию; территориальный статус-кво сохранялся на уровне, достигнутом до прибытия Святого Людовика, что, но сути, означало окончательную потерю Иерусалима. Святой Людовик был освобожден Н мая 1250 г. после выплаты тамплиерами двухсот тысяч ливров; он возвратился в Акру на генуэзском корабле через пять дней. Несколькими днями раньше в Каире султан Туран-шах, правивший Египтом после смерти своего отца аль-Салиха, был убит во время мятежа мамлюков во главе с Бейбарсом, который в свою очередь вскоре был отстранен от высшей власти своим соперником Айбегом. После своего возвращения к Акру Людовик Святой королевской грамотой от 20 августа 1250 г. засвидетельствовал признательность Тевтонскому ордену за его участие в крестовом походе: он разрешил ордену добавить к гербу четырехлепестковую лилию на золотом иерусалимском кресте. К этой почетной привилегии он прибавил дар в две тысячи золотых монет и, без сомнения, некоторую собственность во Франции.

Тогда как большая часть крестоносцев, сопровождавших его в крестовом походе, возвратилась во Францию, Людовик Святой оставался на Востоке вплоть до 24 апреля 1254 г. Вначале он постарался добиться освобождения двенадцати тысяч пленных, удерживаемых в Египте. Первыми были освобождены члены военных орденов, великий магистр госпитальеров Гильом де Шатонеф и двадцать пять госпитальеров, а также пятнадцать тамплиеров, десять тевтонских рыцарей и семьсот прочих пленников. Затем после длительных переговоров и торга все пленники обрели свободу, так как мамлюки хотели добиться расположения короля Франции, опасаясь, как бы он не соблазнился новым союзом с анубидским Дамаском. Людовик Святой позаботился о приведении в состояние обороны христианских крепостей; он восстановил укрепления Акры, Цезареи и Яффы. Популярность короля в Святой земле была такова, что одним своим присутствием ему удалось положить конец внутренним конфликтам. Людовик Святой, без сомнения, стал настоящим нравственным лидером в королевстве Иерусалимском (вернее, в том, что от него осталось), чьим королем после смерти Фридриха II, последовавшей 13 декабря 1250 г., оставался представитель династии Гогенштауфепов, т. е. молодой Конрад IV. Царствование Конрада было недолгим, так как вскоре по возвращении в Европу Людовика Святого он умер (21 мая 1254 г.), что в очередной раз стало причиной конфликтов, разгоревшихся вокруг трона Иерусалима.

Сразу после отбытия Людовика Святого вновь началась анархия, и между франкскими городами вспыхнула междоусобная война. Мусульманский мир тоже раздирали страсти, что способствовало установлению в 1256 г. хрупкого мира между христианами и мусульманами. На десять лет противникам была обеспечена передышка. Эта передышка была тем более своевременной, что в пестрой среде купцов, заправлявших франкскими городами, постоянно вспыхивали распри, из-за чего у них не хватало сил для защиты страны. В 1257—1258 гг. франкские города оказались вовлечены в настоящую войну, разгоревшуюся между представителями торговых итальянских городов. Венецианцы выступали против генуэзцев; генуэзцев поддерживали каталонские купцы и госпитальеры, венецианцев — пизанцы, прованские торговцы, тамплиеры и тевтонцы. Представитель Людовика Святого в Святой земле с большим трудом добился мира.

Новое появление монголов на Ближнем Востоке поставило под угрозу мир 1256 г. Людовик Святой дважды, в 1249 и 1255 гг., пытался вступить в переговоры с монголами. Действительно, среди монголов были несторианские христиане; христианин Кит-Бука командовал одной из армии. Захватив Багдад, Алеппо и Дамаск, монголы вознамерились завоевать Палестину и Египет. Султан Египта и предводитель мамлюков попросил у правителей «Акрской республики» разрешения пересечь территорию франков, чтобы идти навстречу монгольскому захватчику. Несмотря на сдержанность великого магистра Тевтонского ордена Анио фон Зангерхайзепа, выступавшего против союза с мамлюками, разрешение было дано; новый султан Египта Куфуз был даже удостоен приема в Акре, как, впрочем, и мамлюкский военачальник Бейбарс. 3 сентября 1260 г. в Айн Джалуде, в Галилее (нынче Айн Харод), Бейбарс и мамлюки нанесли тяжелое поражение монгольской армии Китбуки, во время сражения старый монгольский вождь героически погиб.

Победа при Айн Джалуде имела тяжелые последствия для христианского лагеря. После изгнания монголов мамлюкский Египет снова стал единственным государством, господствующим на Ближнем Востоке. Бейбарс, убивший султана Куфуза, превратился в всемогущего властелина Египта и Сирии; игнорируя соглашения, заключенные с христианами, Бейбарс с 1263 г. начинает осуществлять систематические набеги на христианские земли Востока. Завоевав франкскую Галилею, Бейбарс приступил к осаде Акры в апреле 1263 г., но так и не смог захватить город. Война продолжилась и в следующем году, сначала в виде мелки» стычек, засад и постоянных налетов на христианские посты, но в начале 1265 г. Бейбарс начал крупное наступление. 27 февраля он захватил Цезарею, затем Арсуф, который мужественно защищали госпитальеры: город нал 29 апреля после сорокадневной осады. В следующем году Бей-барс снова выступил в поход. Он попытался захватить крепость Монфор, но тевтонские рыцари его отбросили. Затем Бейбарс осадил крепость Сафед, которую защищали тамплиеры; защитники, преданные сержантами-сирийцами, капитулировали после того, как получили обещание, что им будет сохранена жизнь. Обещание египтяне не сдержали, и всех защитников обезглавили.

Прибытие в Акру в августе 1266 г. регента Кипра Гуго Антиохского с отрядом кипрских рыцарей позволило христианам прорвать блокаду, установленную Бейбарсом. Гуго собрал армию, в авангарде которой шли госпитальеры и тевтонские рыцари, за ними следовали франкские рыцари; но они так и не смогли отвоевать Сафед. На обратном пути авангард попал в засаду и понес тяжелые потери. Основные силы христианских войск вернулись в Акру, преследуемые по пятам воинами Бейбарса. В 1268 г. пала Яффа и Бофор, вслед наступил черед и Аитиохпи.

Несмотря на постоянно заключаемые и тут же нарушаемые перемирия, мамлюки продолжали методично завоевывать страну, опустошать сельскую местность и одну за другой брать христианские крепости. В графстве Триполи, Шатель Блан и Краке де Шевалье пали в 1271 г. и силы Бейбарса двинулись к крепости Монфор. Гарнизон, состоящий из тевтонских рыцарей, был немногочисленным; после недельной осады 12 июня рыцари капитулировали, однако были отпущены в Акру, где разместились в Немецкой башне.

Падение Монфора ознаменовало конец власти Тевтонского ордена на латинском Востоке. Событие осталось почти незамеченным, так как вот уже полвека интересы тевтонских рыцарей сосредоточились на Северо-Востоке Европы. Как уже отметил Герман фон Зальца, христианская власть в мусульманских землях была иллюзорной и могла бы сохраниться лишь только за счет постоянного и регулярного подкрепления из Европы. Но на исходе XIII столетия пыл крестовых походов угас в Европе, и немецких рыцарей, которые отныне входили в Тевтонский орден, больше притягивали пруссы и соседние с ними прибалтийские земли, а не миражи далекого Востока.

Конец христианского Востока неумолимо приближался. После смерти Конрада, казненного в Неаполе 29 октября 1268 г. по приказу Карла Анжуйского, брата Людовика Святого, корона Иерусалима была передана Гуго Антиохскому, который правил одновременно и Кипром, и тем, что оставалось от бывшего королевства Фридриха II в Палестине. Восстановление монархии после более двух десятилетий борьбы за власть было слишком запоздалым, чтобы исправить пошатнувшееся положение христиан в Святой земле.

В Европе Людовик Святой, который не прекращал интересоваться делами Востока, решил снова организовать крестовый поход. В начале 1270 г. он и его рыцари отплыли в Тунис; он предполагал, что при поддержке тунисского эмира, которого считал расположенным к христианской вере, сможет из Туниса выступить на Египет. Но высадившись на африканской земле, Людовик Святой умер от чумы под Тунисом 25 августа 1270 г.

В следующем году принц Эдуард, который в 1272 г. станет королем Англии под именем Эдуарда I, подхватил эстафету крестового похода и в мае 1271 г. высадился в Акре с тысячью английских рыцарей. Он решил договориться с монголами о нападении на владения Бейбарса. И действительно, в октябре-ноябре того же года монголы напали на Сирию, но тут же отступили. Осторожный Бейбарс согласился на переговоры с королем Гуго. Мир, заключенный 22 апреля 1272 г. в Цезарии, на десять лет и десять дней признал за христианами территорию Акры, а также христиане получили право пользоваться дорогой, соединяющей Акру с Назаретом. Но утихшая на какое-то время борьба внутри страны разгоралась все сильнее, и король Гуго, раздосадованный сложившейся ситуацией, оставил Акру в октябре 1276 г. и вернулся на Кипр. Карл Анжуйский, ставший королем Сицилии и в силу этого считавший себя наследником de facto Гогенштауфенов, объявил себя в 1277 г. королем Иерусалима, однако его представитель в Акре, Рожер де Сансеверино, столкнулся с теми же трудностями, что и представители Фридриха II. Впрочем, «Сицилийская вечерня» в Сицилии положила конец восточным мечтам Карла Анжуйского.

Беспорядки продолжились на христианском Востоке вплоть до 1283 г., когда Гуго III появился в Акре еще раз и умер там через несколько месяцев. К счастью для христиан, смерть Бейбарса в 1277 г. предоставила им новую передышку. Христиане стали подумывать, как бы «оживить» прежний недолговечный альянс с монголами; король Англии, несмотря на поражение 1271 г., продолжал переписку с их ханом Абакой, но взаимное недоверие между христианами и монголами помешало этим отношениям. Однако когда в 1280 и 1281 гг. монголы снова появились в Сирии, их поддержали госпитальеры. Обеспокоенные сближением между монголами и франками, явно направленным против Египта, мамлюки 3 июня 1283 г. продлили срок перемирия, заключенного в 1272 г. с коммуной Акры в обмен на отказ от союза с монголами.

Наследник короны Иерусалима и Кипра Генрих II, сын Гуго III, четырнадцатилетний мальчик слабого здоровья, взошел на трон, тогда как ситуация требовала, чтобы у власти стоял энергичный правитель, способный положить конец внутренней анархии и организовать надежную защиту того, что еще осталось от королевства. Устойчивая нестабильность была искусно использована мамлюками; в апреле 1285 г., несмотря на перемирие, султан Египта Калаун осадил Маркабу, которая пала 25 мая.

В Европе папа тщетно пытался организовать новый крестовый поход, но большинство правителей уклонилось от похода, за исключением Эдуарда I; правда, дату начала похода он постоянно переносил. Зато монголы были готовы возобновить мирные переговоры с христианами, но на этот раз христиане отклонили их предложения, опасаясь репрессий со стороны мамелюков, что не помешало тем продолжать военные действия. Несмотря на прибытие подкрепления с Кипра, судьба королевства Иерусалимского целиком зависела от доброй воли Египта, поскольку в 1290 г. генуэзцы, король Арагона и король Сицилии заключили с ним договор о дружбе и ненападении. Таким образом, руки у мамелюков были развязаны. Взяв Триполи в апреле 1289 г., армия мамелюков двинулась к Акре. Смерть султана 10 ноября 1290 г. и приход к власти аль-Ашрафа не повлияли на их планы. 5 апреля 1291 г. новый султан лично принял на себя командование операцией. Осада Акры началась.

При наличии сорока тысяч жителей город располагал всего пятнадцатью тысячами защитников. В 1289 г. пришло новое подкрепление, около четырех тысяч крестоносцев, среди которых были рыцари из Германии во главе с великим магистром тевтонцев Бурхардом фон Шванденом (1283—1290). Три военных ордена объединились и приняли участие в защите Акры. Город был окружен двойной стеной, мощными башнями, высокими валами, но был открыт со стороны моря, что позволяло обеспечивать снабжение продовольствием и боеприпасами. Тамплиеры и госпитальеры обеспечивали защиту городской стены между морем и Английской башней. Брат короля Генриха II Амори и рыцари из Сирии и Кипра защищали вместе с тевтонскими рыцарями «Проклятую башню» и замок тевтонцев. Поначалу во главе тевтонских рыцарей стоял великий магистр Бурхард фон Шваиден, прибывший в Акру в 1289 г., но он вскоре отказался от командования по причинам, которые трудно понять. Некоторые считают, что состояние здоровья не позволило ему взять на себя ответственность, другие же склоняются к мысли, что, потерпев неудачу в попытке объединить три военных ордена, главным образом, из-за козней тамплиеров, он предпочел передать командование лейтенанту Генриху фон Боуланду, который погиб в первой же стычке с неприятелем. В конечном счете немецкий магистр Конрад фон Фейхтвангер возглавил тевтонских рыцарей во время завершающих боев. После жестоких боев последний бастион сопротивления, замок тамплиеров, пал вечером 18 мая 1291 г. Немногим из уцелевших защитников удалось избежать резни, что последовала после взятия города, и они бежали на кораблях, перегруженных ранеными, которых туда переправили заранее. Свыше тридцати тысяч христиан погибло во время сражений и грабежа города разъяренными мамлюками; остальное население было захвачено в плен, а затем продано в рабство. Оставшиеся в живых тамплиеры и госпитальеры добрались до Кипра, тевтонские же рыцари отправились в Венецию. В апреле 1292 г. был избран новый великий магистр ордена, им стал Конрад фон Фейхтвангер, своей отвагой заслуживший восхищение.

Великая мечта латинского христианского Востока умерла с падением Акры. Последние христианские владения — Тир, Сидон, Бейрут, Шатель Пелерен — были разрушены. Но для тевтонских рыцарей потеря владений в Палестине не означала утраты поля деятельности, как в случае госпитальерами и тамплиерами; Палестина представляла для тевтонских рыцарей лишь скромную часть их достояния, ведь орден создавал свою независимую империю на Балтийском побережье.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика