Александр Невский
 

Глава 11. Возвращение к истокам: возврат к милосердию

После более чем двадцати лет революционного бурления и войн Европа обрела наконец мир, когда трагически закончилась наполеоновская эпопея. В Вене канцлер Меттерних перед собравшимися принцами и дипломатами объявил о будущем и границах новой Европы. Государственными деятелями не было сказано ни слова о законности, о восстановлении Святого союза. И для тех, кто оказался жертвами двадцатилетия беспорядков и войн, настал час возмещения нанесенного войной ущерба, однако...

Тевтонский орден и духовные лица Священной империи были вправе надеяться на справедливость. Но их ждало горькое разочарование — их даже не пригласили на конгресс, который собрался, дабы решить, как поступить с бывшими владениями ордена. Мелкие князьки центральной Италии или Юга Германии, которые в свое время разыграли наполеоновскую карту, присутствовали в Вене и громогласно высказывали свои требования, тогда как жертвы революционных и наполеоновских воин, духовные лица и Тевтонский орден не удостоились чести быть выслушанными. Церковные принцы Священной империи, лишенные власти революционной Францией, затем Собранием империи в 1803 г., ничего не получили по Венскому договору от 2 июня 1815 г., их былые прерогативы и бывшие владения отошли в собственность светских карликовых государств. Тевтонский орден оказался забытым Венским конгрессом. Он еще формально существовал по воле императора Австрии, «защитника» ордена, и великого магистра, эрцгерцога Антона-Виктора, избранного в 1804 г., но численность ордена значительно уменьшилась, он лишился большей части своего имущества и своих сокровищ.

* * *

Эрцгерцог Антон-Виктор, понимавший, какие обязанности налагает на него должность магистра, тем не менее был твердо намерен спасти Тевтонский орден и способствовать его возрождению. Однако обстоятельства не благоприятствовали ему. В Вене главной заботой императора Франца II и Меттерниха было укрепление мира в Европе и борьба с революционными выступлениями, которые могли бы снова разрушить порядок, установленный в 1815 г. Нет ничего удивительного в том, что в этих условиях будущее Тевтонского ордена было последней из забот австрийской монархии.

Однако, хотя великий магистр хорошо это осознавал, орден должен был выйти из забвения, и это могло произойти только при поддержке императора Австрии. Магистр упорно этого добивался. После двадцати лет неимоверных усилий, несмотря на весьма скромный энтузиазм Меттерниха, великий магистр наконец-то добился результатов. Декрет императора Франца II от 8 марта 1834 г. аннулировал решения, принятые им в 1806 г. в рамках Пресбургского договора. Новый декрет восстанавливал Тевтонский орден в австрийских государствах «в качестве религиозного и военного автономного института» и непосредственной императорской вотчины, т. е. отныне должен был защищать императора. Великий магистр и правитель Германии и капитул ордена осуществляли свою власть в двух оставшихся командорствах — в Австрии и Тироле. Генеральный капитул состоял из великих командоров Австрии и Тироля, бывших великих командоров Франконии и Вестфалии. Магистр мог избирать коадъютора с правом наследования. В отсутствие коадъютора великие командоры Австрии и Тироля временно исполняли его обязанности и пользовались правом созывать избирательный капитул в случае вакансии на должность великого магистра. Выбор избирателей был свободным и ничем не ограниченным, но в случае членства в ордене кого-либо из представителей императорской фамилии, выбирать, насколько это возможно, надлежало магистра из тех, кому было отдано предпочтение императором. У ордена была полная свобода управлять своими владениями на правах обычных землевладельцев, но император в качестве их сюзерена и заступника должен был обеспечивать сохранение владений ордена. Что касается братьев-монахов, они оставались, как и прежде, под началом великого магистра.

Генеральный капитул, собравшийся в Вене 27 мая 1834 г., тотчас приступил к переработке устава 1606 г., основываясь на параграфах императорского декрета. Незадолго до этого император Франц II и великий магистр умерли. Генеральный капитул поручил должность магистра эрцгерцогу Максимилиану-Иосифу, внуку Франца II и сыну эрцгерцога Фердинанда Габсбурга. Бывший великий командор Франконии с 1803 г. эрцгерцог Максимилиан-Иосиф был избран 22 апреля 1835 г. и тотчас же получил инвеституру от нового императора Фердинанда. Новый магистр, продолжая начатое его предшественником, посвятил всю свою жизнь и все свое состояние возрождению Тевтонского ордена. Когда он стал великим магистром, орден насчитывал, включая магистра, пять рыцарей. После его смерти в 1863 г. их было около тридцати, все они происходили из самых богатых дворянских семей Австрийской империи. Одним из этих новых рыцарей стал эрцгерцог Вильгельм, принятый в орден в 1846 г. и вскоре назначенный коадъютором магистра.

Магистр Максимилиан-Иосиф завершил реорганизацию Тевтонского ордена; он согласовал с императором Фердинандом решения, принятые в 1834 г. Затем во время капитула, состоявшегося в Вене 26 февраля 1839 г., магистр поставил на голосование новую и окончательную редакцию устава ордена, которая была одобрена императорским декретом от 16 июля того же года. Новый текст под названием «Книга ордена, или Сборник новых правил, уставов и распоряжений ордена тевтонских рыцарей» (1606—1839) был дополнен положениями, принятыми капитулом 18 апреля 1840 г. и окончательно согласованными с императором, что было подтверждено Патентом от 28 июня 1840 г. Император напоминал, что да, он есть защитник и сюзерен ордена тевтонских рыцарей, «независимого религиозного института рыцарства, но вотчины императорской» (статья 1); рыцари и священники ордена будут считаться принявшими обет монашества, но могут после приема в орден сохранять свое состояние; однако право завещать свое состояние возможно только с согласия магистра. Члены ордена находятся под юрисдикцией своих начальников в случае нарушения дисциплины, а во всем остальном под обычной мирской юрисдикцией. Император, как и раньше, будет заботиться о сохранении состояния ордена. Все эти нормативные постановления оставались в силе до самой реформы 1929 г.

В рамках этой политики «восстановления ордена под контролем» капитул в 1855 г. утверждает, по просьбе магистра, Орден госпитальеров Святой Марии Иерусалимской, более известный как Тевтонские сестры, который исчез в XVII столетии. Великий магистр Максимилиан-Иосиф учредил за счет своих личных средств фонд в семьсот восемьдесят флоринов. Миссия Тевтонских сестер, согласно уставу, утвержденному в 1357 г. и возобновленному в 1855 г., заключалась в оказании помощи больным и обездоленным. В конце XIX столетия насчитывалось двести шестнадцать монахинь, объединенных в Троповскую, Фрейдентальскую, Лановскую и Фрейзхскую общины.

Магистр постарался восстановить институт братьев-священников. При его правлении пятьдесят четыре священника были прияты в орден. Дабы обеспечить их образование, он организовал семинар в Ланненге, затем в замке Эзенберг (Моравия), на который выделил сумму в триста семьдесят тысяч флоринов из своих личных средств.

Правление Максимилиана-Иосифа позволило Тевтонскому ордену частично вернуть себе былую славу. Щедрость магистра обеспечила возможность строить и содержать многочисленные больницы, богадельни и монастыри, что возвращало деятельность ордена к своему первоначальному предназначению. Его преемник, эрцгерцог Вильгельм, продолжал ту же политику. После блестящей военной карьеры, которую он завершил в должности фельдмаршала, благодаря чему он непосредственно столкнулся с человеческими страданиями в крупных сражениях, в которых принимал участие — Сольферино, Мадженто, Садова, — эрцгерцог Вильгельм, соответственно, всеми силами способствовал расширению госпиталей под эгидой ордена. Он в 1880 г. организовал «Добровольную санитарную службу в мирное время и в военное время», в которой работали добровольцы, приписанные к ордену Св. Марии. Выходцы из австро-венгерского дворянства, они обязывались оказывать финансовую помощь и лично принимать участие в уходе за ранеными и пострадавшими от войны. Орден смог оснастить вначале лишь два полевых госпиталя и тридцать восемь полевых лазаретов, но в 1872 г. располагал уже тысячью шестьюстами добровольцами. В каждом конфликте, в котором так или иначе участвовала империя, члены ордена выполняли свою миссию по уходу за ранеными и обездоленными; в 1877—1878 гг. в Боснии-Герцоговине он оказывал помощь жертвам турецкой резни, в 1885 г. вовсю развернулся во время болгарско-сербского конфликта, в 1912—1913 гг. во время балканских войн.

Во время Первой мировой войны при великом магистре эрцгерцоге Евгении (1894—1923) орден доказал свою эффективность в помощи больным и раненым с обеих сторон; он присутствовал на всех фронтах от Карпат и Галиции до Сербии, орден развернул четыре полевых госпиталя, отправил пятнадцать колонн грузовиков с медикаментами и машин «скорой помощи», члены ордена в больницах и диспансерах, расположенных в тылу, обеспечили уход за двумя-тремя тысячами солдат. Орден таким образом исполнял ту миссию, которую осуществляли первые тевтонские рыцари в Святой земле во время осады Акры в 1190—1191 гг.

* * *

Крах австро-венгерской империи и ее распад в октябре 1918 г., казалось, предвещал в очередной раз конец Тевтонского ордена, имеющего тесные связи на протяжении трех веков с Габсбугским домом. В большинстве государств, появившихся после распада монархии, в Чехословакии, Югославии, Италии, которая только что аннексировала южный Тироль, на Тевтонский орден стали смотреть как на символ Габсбургов. Правители государств-преемников, а также преемники Антанты не скрывали своих антибуржуазных и антикатолических чувств и охотно пожертвовали орденом, признанным анахроническим и антидемократическим институтом. Конференция представителей государств Антанты открыто заявила о своей враждебности к Габсбургам в декларации от 2 февраля 1920 г., объявила, что выступает против восстановления дома Габсбургов в Венгрии. Это не было пустым заявлением, так как дважды, в марте и октябре 1921 г., Антанта угрожала Венгрии военным вмешательством, если император Карл возвратится на трон. При поддержке со стороны сильных держав преемники империи предложили конфисковать владения Тевтонского ордена, расположенные на их территориях, так как здесь речь шла об императорских вотчинах.

Дабы спасти Тевтонский орден, магистр эрцгерцог Евгений, считавший, что его положение как главы ордена может способствовать мнению, будто орден является владением Габсбургов, попросил у папы Пия XI в 1923 г. разрешения уйти в отставку. Папа, озабоченный тем, чтобы поддерживать хорошие отношения с государствами-преемниками, его отставку принял. Архиепископ, высланный в Базель с тех пор, как все Габсбурги были изгнаны из Австрии республиканским правительством, созвал генеральный капитул в Вене, дабы назначить коадъютора. По его просьбе избиратели остановили свой выбор на брате-священнике ордена Норберте Клейне, бывшем епископе Брунна (Брно), который был изгнан из своей епархии чехословацкими властями. Основной задачей коадъютора явилось стремление «приспособить» Тевтонский орден к новым геополитическим условиям, принимая в расчет настроения государств-преемников, на территории которых находились владения ордена. Дипломаты государств-преемников и представители Австрийской Республики приняли участие в обсуждении реальных связей между орденом и Габсбургами. В конечном счете точка зрения австрийских дипломатов, согласно которой Тевтонский орден был, в сущности, орденом религиозным, победила. Но Тевтонскому ордену пришлось столкнуться с нападками представителей Церкви. Папа Пий XI поручил своему прелату рассмотреть жалобы, выдвинутые против Тевтонского ордена. Некоторые утверждали, что Тевтонский орден должен подчиняться ордену госпитальеров, ставшему Мальтийским, что владения Тевтонского ордена должны быть переданы Мальтийскому ордену. Прелат встал на защиту Тевтонского ордена, но попросил орден считаться с новой ситуацией. Принятое генеральным капитулом новое правило было утверждено папой 27 ноября 1929 г.

Устав, принятый в 1929 г., коренным образом изменил характер деятельности ордена. Название «Орден тевтонских рыцарей» (Deutsche Ritterorden) должно было измениться; отныне члены ордена должны носить имя «Братья немецкого ордена Святой Марии Иерусалимской», но руководитель ордена носил титул магистра. Орден становился религиозным орденом со статусом, аналогичным статусу других религиозных орденов, независимых от епископов и светских властей в странах, относящихся к конкордату Единственная сохраненная привилегия ордена — рыцарская инвеститура. Магистр, избранный капитулом ордена, носил сан аббата. Папский престол сохранял право контроля за деятельностью ордена. На этот раз не император Австрии, а папа во имя государственных интересов навязывал решения Тевтонскому ордену, людям, которые не совершили недостойных поступков, хотя, угождая сильным мира сего, он отстранил от должностей многочисленных прелатов и руководителей религиозных конгрегации в государствах-преемниках под предлогом того, что они были назначены на эти должности во время империи. У Тевтонского ордена таким образом отобрали всю его былую славу.

На долю Тевтонского ордена выпало еще немало испытаний. Вскоре после «Аншлюса» и аннексии Австрии в пользу «Великой Германии» в марте 1938 г. орден подвергся жестоким репрессиям со стороны нацистских властей, которые видели в нем бастион легитимного «проГабсбургства». Магистру Роберту Шэльцки (1936—1948) пришлось встретиться лицом к лицу с новым режимом. Декретом от 6 сентября 1938 г. орден был распущен и его имущество конфисковано. Многие братья были арестованы и высланы, в том числе и магистр. После создания немецкого протектората в Богемии-Моравии в марте 1939 г. учреждения ордена, оказавшиеся на этой территории, ждала та же участь. Что касается членов ордена в Югославии и Тироле, их положение оставалось всегда шатким, их госпитали были реквизированы и переданы армиям стран Оси.

Превратности судьбы. В тот момент, когда национал-социалистическая Германия уничтожила Тевтонский орден, некоторые высокопоставленные нацистские бонзы, такие как Генрих Гиммлер, попытались использовать в своей идеологии символику тевтонских рыцарей, например, в официальных документах они часто ссылались на политику Тевтонского ордена на Востоке, оправдывая этим план «Барбаросса» и порабощение славянских народов. Гиммлер при организации СС использовал некоторые элементы, заимствованные у средневековых военных орденов, и видел, не сомневаемся в этом, в своем Черном ордене воплощение Ордена тевтонских рыцарей, но не обремененного идеалами христианства. Крепость Вевельсбург, которую Гиммлер хотел превратить штаб-квартиру СС, была построена по образу и подобию крепостей ордена в Пруссии. Но здесь и заканчиваются аналогии, так как тевтонские рыцари, верные Риму и Богу, преследовались нацистским режимом так же, как преследовались прусские аристократы, предки которых в XVI столетии, как правило, тевтонские рыцари, не перешли на сторону Реформы. Сегодня они оказались жертвами социальной революции, проведенной Адольфом Гитлером.

Положение Тевтонского ордена на исходе Второй мировой войны было более благоприятным, нежели на следующий день после Первой мировой войны. Сначала в Риме папа Пий XII проявил к братьям немецкого ордена намного больше понимания и братских чувств, чем в свое время Пий XI под влиянием окружения, враждебного всему, что было так или иначе немецким.

В 1945 г. Тевтонский орден воспринимался как жертва нацизма и пользовался пониманием новых австрийских властей. Но надо было дождаться 1947 г., чтобы декрет 1938 г. был отменен. Орден смог постепенно возместить свои имущественные потери в Австрии, но еще надо было поднять страну из руин после войны. Ордену было даже разрешено возобновить свою деятельность в Германии после стосорокалетнего перерыва, и он посвятил себя оказанию помощи больным и многочисленным беженцам. Зато с приходом к власти коммунистов в Чехословакии и Югославии о возвращении к нормальным взаимоотношениям в этих странах не могло быть и речи; орден был запрещенным, и его имущество, присвоенное нацистами, перешло к коммунистам.

Длительная и кропотливая работа по восстановлению ордена была предпринята магистрами Марианом Тумлером (1948—1970) и Ильдефонсом Паулером (1970—1988). Сегодня великий магистр Арнольд Виланд, который с 1988 г. руководит орденом из Вены из резиденции, расположенной под сенью собора Св. Стефана и может гордиться жизнестойкостью этого учреждения, которое выбрало благотворительность для своей деятельности, рассматривая ее как свою главную миссию. Магистру посчастливилось стать свидетелем изменений, которые произошли в Восточной Европе в 1989 г., что позволило ордену возобновить в этих странах свою деятельность, прерванную нацистами и марксистами.

* * *

Сегодня Орден Немецких братьев остался верен тем идеалам, которые исповедывал с начала XX в. — духовным орденом, объединенным с сестрами Немецкого Дома Святой Марии Иерусалимской, борющимся с болезнями и нищетой. Орден состоит из братьев, сестер и приближенных. Сами братья делятся на братьев-священников и братьев-монахов (Klerikalerbruder), принявших после трех лет ученичества обет, и братьев светских, подчиняющихся правилам ордена, не будучи священниками, и давших обет на срок до шести лет. Сестры же дают обет после пятилетнего испытательного срока. Все кандидаты или кандидатки должны обратиться к командору провинции перед тем, как быть принятыми в послушники, приближенные, наконец, священники или мирские братья. Они принимают участие в делах милосердия, в коллективных молитвах и считаются братьями или сестрами, но не приносят обета.

Вышеупомянутые члены ордена подчиняются генеральному капитулу, который избирает магистра и регламентирует деятельность ордена в разных провинциях. В генеральном капитуле, помимо магистра, есть генеральный прокурор, советники, генеральный секретарь, заведующий хозяйством, настоятели монастырей, делегаты, избранные братьями от каждой провинции, и руководители каждой провинции. Магистр и советники избираются сроком на шесть лет. Провинциями руководит настоятель мужского монастыря либо настоятельница женского. Сегодня братья распределены по пяти провинциям (Италия, Германия, Австрия, Словения и бывшая Чехословакия); сестры также распределены по пяти провинциям. Следует отметить, что численность братьев и сестер в течение последних лет снизилась; из сотни братьев в 1965 г. осталось в 1992 г. семьдесят два, а сестер же из пятисот пятидесяти двух осталось триста восемь. Что касается приближенных, в настоящее время их численность составляет пятьсот семьдесят четыре человека, распределенных по трем провинциям (Германия, Австрия и Юг Тироля) и в двух командорствах (Рим и Бельгия).

Основная деятельность ордена сводится к медицинской помощи и помощи пожилым людям и инвалидам. Своими госпиталями, богадельнями, реабилитационными центрами новые тевтонские рыцари и сестры активно заявляют о своем присутствии по всей Центральной Европе. Но религиозная деятельность имеет важное значение в жизни ордена; братья-священники во всех провинциях обеспечивают должное воспитание новообращенных.

* * *

Таким образом веками сохранялась традиция, берущая начало со времен крестовых походов. Тевтонский орден вернулся к своему первоначальному предназначению — оказание помощи слабым, от которого он никогда не отказывался, даже тогда, когда говорили о его воинских подвигах. Заступаться за вдову и сироту — разве не это издревле было вменено в обязанность христианского рыцаря?

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика