Александр Невский
 

Глава 10. Тяжелое выживание тевтонского ордена (1525—1806)

Секуляризация имущества ордена в восточной Пруссии вскоре после аннексии Польшей западной Пруссии и присоединения к протестантской реформе магистра Альбрехта Брандебург-Ансбахского спровоцировали серьезный кризис во всех тевтонских провинциях, особенно в Священной империи. Традиционные защитники тевтонских рыцарей, папа Клемент VII и император Карл V, были первыми, кто выразил свое возмущение отступничеством и изменой магистра и признал незаконными действия герцога Альбрехта Прусского, вассала короля Польши.

Первым отреагировал командор Германии Дитрих фон Клейн, который в июне 1526 г. публично осудил магистра за измену. Вскоре во время чрезвычайного генерального капитула, состоявшегося в Денворте, Дитрих фон Клейн был признан главой ордена до официальных выборов нового магистра; во избежание всяких провокаций, способных привести к новым секуляризациям, генеральный капитул решил, что тот, кто отделится от ордена, тем самым автоматически исключает себя из оного и лишается права пользования имуществом, которым орден его наделил. Тот же генеральный капитул поручил командору Вальтеру фон Кронбергу обратиться к Совету с требованием осудить отступничество герцога Альбрехта и кражи, совершенной им, когда он перевел церковное имущество Пруссии в имущество светское. Затем Дитрих фон Клейн созвал 16 декабря 1526 г. генеральный капитул в Мариентале для избрания нового магистра.

Центральная и Южная Германии были охвачены восстаниями и крестьянскими войнами. Многочисленные крестьяне, преувеличивающие значимость реформы Лютера, восстали против своих светских и церковных правителей. Сам Лютер, обеспокоенный беспорядками, осудил их. В городе, опустошенном и разграбленном крестьянами Франконии, состоялся генеральный капитул. Избирательная коллегия единодушно избрала командора Франкфурта Вальтера фон Кронберга новым магистром Тевтонского ордена; капитул изъявил желание, чтобы отныне должность магистра ордена исполнял командор Германии, что и было принято Карлом V и утверждено императорским указам от 18 января 1527 г.

Начиналась новая эра для Ордена тевтонских рыцарей, великий магистр отныне (с 1529 г.) именовался «великим магистром и немецким правителем» (Hoch und Deutschmeister), новая эра, потому что связи ордена с императорским домом — домом Габсбургов — стали еще теснее.

* * *

Что же осталась от тевтонской империи после лютеранской Реформации? Разъединенное, искромсанное государство, которое после потери прусских владений не могло отстаивать свою политическую независимость.

Ливония соседствовала с герцогством Пруссия. Тевтонские рыцари с давних пор, еще с 1237 г., пользовались там определенной самостоятельностью. В 1525 г. командор Ливонии остался верен ордену и Риму, хотя лютеранские идеи просочились и на его земли. Он ограничился тем, что опубликовал «Эдикт о терпимости», надеясь избежать в Ливонии конфликтов, которые вспыхнули тогда по всей империи. Преемники Германа фон Брюгена (1539—1549) Иоганн фон Реке (1549—1551), Генрих фон Гален (1551—1556) и Вильгельм фон Фольрштацберг (1556—1559) попытались защитить положение ордена в Ливонии, несмотря на амбиции герцога Пруссии, короля Польши и царя Иван IV Грозного. Коадъютору Фюрстенберга Готтарду Кеттлеру в ноябре 1557 г. пришлось противостоять жестокому вторжению русских войск, которые разорили страну. Он обратился к императору и Ганзейской Лиге, но никто не отозвался на его призыв. И когда в 1559 г. русские предприняли новую атаку против его государства, Кеттлер обратился к королю Польши. Решение, которое напоминало о выборе магистра Альбрехта в 1525 г. Сознавая успехи лютеранства среди своих подданных, Кеттлер, ставший правителем Ливонии в 1559 г., в свою очередь преодолел гордыню и принял протестантское вероисповедание. Затем Вильнюсским договором от 28 ноября 1561 г. он уступил Ливонию Польше и получил взамен герцогства Курландия и Земгалия в виде наследственных вотчин Польского королевства. Ассамблея государств Ливонии ратифицировала договор, и немецкое дворянство присягнуло новому герцогу. 5 марта 1562 г. Готтард Кеттлер в Риге торжественно снял с себя белый плащ Тевтонского рыцаря и присягнул королю Польши. Новый герцог Курляндии женился в 1566 г. на принцессе Анне Мекленбург-Шверинской, и их потомки правили Курляндией вплоть до 1711 г. С признанием правителем Ливонии Реформы было покончено с присутствием Тевтонского ордена в прибалтийских землях. Тевтонские рыцари Ливонии и Эстонии, принявшие Реформу, стали предками прибалтийских баронов, потомки которых правили местным крестьянством до обретения независимости прибалтийскими республиками в 1918 г.

* * *

Что касается Пруссии, она была потеряна для ордена уже в 1525 г. Герцог Альбрехт в 1526 г. женился на принцессе Анне-Доротее, дочери короля Дании. Их сын Альбрехт Фридрих (1568—1618) был вторым герцогом Пруссии, но ввиду его умственной отсталости управление герцогством было доверено старшему члену семьи Гогенцоллернов, представленной границами-курфюрстами Брандебургскими. После смерти Альбрехта-Фридриха, курфюрст Иоганн-Сигизмунд (1572—1619), женатый на дочери герцога Альбрехта, объединил под своей властью Бранденбург и восточную Пруссию, что считается началом создания прусского государства. В 1701 г. оно стало называться королевством Пруссия, которым Гогенцоллерны правили до ноября 1918 г.

Магистры ордена никогда не отказывались от Пруссии и неустанно просили у императора помощи, чтобы возвратить свои владения. Магистр Кронберг умер, у ордена не осталось ни малейшей надежды добиться справедливости. Его преемник не хотел сдаваться и заручился обещаниями Карла V. Письма инвеституры, полученные императором на следующий день после избрания великого магистра, подтверждали обоснованность требований тевтонских рыцарей: действительно, император приказал всем принцам империи оказывать помощь магистру в возвращении имущества ордена, отобранного герцогом Пруссии. Но на самом деле проблема была не только делом немцев, она касалась также Польши, так как с 1525 г. герцогство Пруссии стало вотчиной Короны. Отказался принимать свершившийся факт и магистр Георг фон Венкхайм (1566—1572), а также все его преемники.

Но Пруссия и Ливония не были единственными провинциями, подчиненными Тевтонскому ордену, которые примкнули к Реформации. Многочисленные немецкие княжества стали протестантскими, а в этом случае сохранять на их территории религиозный орден, верный Риму, не имело смысла. Принцы, вельможи, городские власти, примкнувшие к Реформации, проявляли большой интерес к имуществу Церкви и религиозных орденов. Протестантская Реформации восторжествовала в Саксонии, Тюрингии, Гессене, Голландии, т. е. в тех регионах, где Тевтонский орден имел значительные владения. В этих регионах одна часть братьев ордена, в основном рыцари, перевели имущество из церковного владения в светское, другая часть, в основном братья-священники, оставшиеся верными Риму, была изгнана. Рыцари, присоединившись к Реформации, считали возможным оставаться членами Тевтонского ордена. Это создавало запутанное юридическое положение, а именно: существование внутри Тевтонского ордена рыцарей-протестантов, не признанных Римом, но которых терпел великий магистр. Что и произошло в Саксонии. Зато в Тюрингии ландграф приступил к секуляризации всех командорств, принадлежащих ордену, подражая в этом другим протестантским сеньорам; в то же время он позволил существовать вотчине в Тюрингии и признал за магистром право назначать командора, лишь бы тот был протестантом. В Гессене сосуществовали тевтонские рыцари-протестанты и католики, представленные, независимо от их вероисповедания, в генеральном капитуле и принимающие участие в решении вопросов, касающихся ордена.

В Утрехте проблем почти не было вплоть до правления Филиппа II, но победа Реформации на севере Нидерландов привела к образованию нового протестантского государства — Объединенные Провинции Нидерландов. Великий командор Утрехта, Франц фон Лоэ, примкнул к Реформе в 1579 г., но его преемники-католики попытались сохранить орден в Голландии.

В 1615 г. правитель Утрехта сообщил великому командору Тьерри де Блуа, что тот должен выбрать помощника из числа протестантов. Тевтонские рыцари Утрехта отказались подчиниться этому требованию и после смерти великого командора избрали командором католика, Гаспара ван Линдена, который стал последним католическим командором Утрехта. В 1520 г. после смерти Гаспара ван Линдена правитель Утрехта назначил протестантского герцога Генриха фон Нассау великим командором; большая часть рыцарей приняла протестантство, Утрехт сохранил традиции ордена, но под протестантским знаменем.

В Священной империи, где католические и протестантские принцы сумели без вражды найти разумный компромисс, благодаря Аугсбургскому миру, положение Тевтонского ордена как на католических землях, так и на протестантских оказалось весьма неопределенным. Созданный, чтобы заботиться о раненых и больных в крестовых походах, а уже во вторую очередь чтобы принимать участие в войнах, которые вел христианский мир против неверных и язычников, Тевтонский орден, изгнанный из Святой земли сарацинами, а из Пруссии — протестантской ересью в раздробленную и ослабленную немецкую землю, был обречен на исчезновение. Количество братьев-рыцарей и братьев-священников постоянно сокращалось; множество командорств держалось ничтожно малым количеством рыцарей или было оставлено ими. Многие спрашивали друг друга, сохранилась ли у ордена та роль, которую ему надлежало играть в этом государстве на немецкой земле, последнем убежище тевтонских рыцарей, христиан, отныне воюющих с другими христианами. Кому нужен орден монахов-воинов?

В тот самый момент, когда Священная империя пыталась справиться с кризисом, спровоцированным учением Лютера, возникла новая опасность — на Востоке. После поражения короля Богемии и Венгрии Людовика II (Лайоша) в Мохаче 25 августа 1526 г. оттоманские турки заняли Венгрию, что создавало реальную угрозу для Священной империи, так как, с одной стороны, Венгрия граничила с австрийскими провинциям империи, а с другой стороны, потому, что член императорской семьи Фердинанд Габсбургский стал королем Венгрии.

Долгое время война в Венгрии сводилась к спорадическим стычкам, за которыми следовали длительные периоды перемирий, казалось, что целесообразно для защиты христианского мира, и, в первую очередь Священной империи, создать новый рыцарский орден, который смог бы объединить тевтонских рыцарей или то, что от них оставалось, и рыцарей Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, т. е. ордена мальтийских рыцарей с тех пор, как Карл V в 1530 г. предоставил им в вотчину остров Мальта.

Этот проект, задуманный императором Максимилианом II (1564—1576), был представлен им Собранию в Регенсбурге 17 сентября 1576 г. Магистр Тевтонского ордена Генрих фон Бобенхаузен (1572—1590) приглашен не был. После смерти императора его преемник Рудольф II (1576—1612) по совету Карла фон Лихтенштайна вернулся к этому проекту и уточнил, что тевтонские рыцари как вознаграждение за свои услуги могли бы получить территории на юго-западе Венгрии, в регионе, примыкающем к Хорватии и Каринтии. Надо было еще получить согласие венгерского Собрания и Тевтонского ордена финансировать строительство крепостей на территориях, защита которых ему поручалось.

Посвященный в этот план магистр Бобенхаузен решил посоветоваться с генеральным капитулом ордена, который был созван 21 января 1577 г. Все командоры ордена, за исключением командора Утрехта, в общей сложности сто тридцать человек, приняли участие в этом капитуле. Магистр привел аргументы императора. Для Рудольф II турецкая угроза была реальной, и ввиду опасности, которую она представляла для восточных границ империи, затрат для их защиты, ему представлялось разумным, чтобы тевтонские рыцари возглавили защиту христианства, как они это сделали в других регионах в другие времена. Эмиссары Рудольфа II, присутствующие на капитуле, добавили, что провинции империи разорены и что император не в состоянии обеспечить защиту империи своими силами. Германию можно спасти, по их мнению, только если переселить в Венгрию Тевтонский орден и его рыцарей, где они могли бы обеспечить эффективную защиту христианского мира от нашествие ислама. Капитул ответил, что необходимо проконсультироваться с немецким дворянством и осведомиться о средствах, которыми располагают различные командорства ордена. Сразу же был отправлен запрос о наличествующих ресурсах. Открылось катастрофическое положение ордена в Германии. Там находилось всего сто девятнадцать братьев-рыцарей и пятьдесят два капеллана, в то время как в 1379 г. в той же провинции обитали соответственно семьсот один рыцарь и сто двадцать три капеллана. Орден не имел материальной возможности взвалить на себя столь тяжкий груз, так как доходы его упали в аналогичных пропорциях. Магистр твердо стоял на своем. В длинном письме от 15 апреля 1578 г., направленном императору, он напомнил, что орден желал бы помочь империи, но не в одиночку; он перечислил все утраты, понесенные орденом вследствие протестантской Реформы, и объявил о готовности пересмотреть свою позицию, если только принцы-электоры и сам император добьются восстановления их прав во всех владениях, которых лишился орден. Магистр приложил к своему списку отчет о материальном состоянии различных командорств, как это явствовало из результатов расследования, проведенного в 1577 г.

Диалог глухих, который доказал со всей очевидностью горечь и разочарование Тевтонского ордена при общении с империей и императором. Это было только началом унижения, предпосылкой распада ордена.

Первое унижение не заставило себя ждать. После смерти короля Стефана Батория шведский принц Сигизмунд III Ваза был провозглашен королем Польши, хотя большинство выборщиков высказалось в пользу эрцгерцога Максимилиана, брата Рудольфа II. Однако эрцгерцог Максимилиан был принят в Тевтонский орден и по просьбе императора генеральным капитулом, опиравшимся в Мариентале 21 мая 1585 г., назначен помощником великого магистра в надежде стать его ближайшим преемником. Эрцгерцог Максимилиан отправился в Польшу, дабы предъявить там своп права, надеясь вернуть Тевтонскому ордену его бывшие владения. Шведские войска двинулись ему навстречу; Максимилиан был взят в плен и освобожден только благодаря посредничеству папы Сикста VI, но вынужден был подписать Ботенский договор от 9 марта 1589 г. Этот договор был настоящей катастрофой для Тевтонского ордена, так как император и Австрийский правящий дом отказывались навсегда от любых притязаний на корону Польши и обязывались никогда не претендовать на территории Польши, Литвы, России, Пруссии, Мазовии, Жемайтии и Ливонии.

Ботенский договор поставил точку безумным надеждам, которые шестьдесят лет вынашивал орден, — вернуть свои бывшие владения в Прибалтике. Командор Мариенталя созвал по просьбе императора генеральный капитул, который признал главой ордена эрцгерцога Максимилиана. Несмотря на протесты магистра Бобенхаузена, эрцгерцог Максимилиан сохранил де факто функции магистра, которые исполнял на основании соглашения от 30 августа 1590 г., созывая на совет магистров в случае возникновения особо важных проблем.

Эрцгерцог Максимилиан следовал политике Австрийского дома, что сделало его инструментом в руках австрийского монарха.

Тевтонский орден был тотчас же привлечен к финансированию политики Габсбургов. Генеральный капитул 1593 г. проголосовал за кредит в 63 000 флоринов на содержание ста пятидесяти рыцарей и ста пехотинцев сроком на два года. Он добавил к этому сто тысяч флоринов для покрытия польской экспедиции Максимилиана, которая закончилась полным провалом. Эти расходы заставили орден продать командорство в Венеции, где когда-то великий магистр нашел убежище после падения Акры в 1291 г.

Смерть магистра Бобенхаузена 21 марта 1595 г. придала официальный статус положению эрцгерцога Максимилиана в качестве единственного магистра и немецкого правителя тевтонских рыцарей. Именно при Максимилиане Австрийский дом взял под свою защиту и покровительство Тевтонский орден. Между 1590 г. и падением монархии Габсбургов из семнадцати магистров, которые руководили орденом, одиннадцать принадлежали к дому Габсбургов или Габсбургов Лотарингских, в частности семь последних магистров, которые правили между 1761 и 1918 гг.

Одна из первых забот магистра Максимилиана состояла в том, чтобы приспособить устав ордена к новому положению, которое характеризовалось одновременно постоянным уменьшением численности братьев-рыцарей, большая часть которых занимала вне ордена высокие гражданские и военные должности, и уменьшением орденского состояния и денежных средств.

Устав ордена обсуждался во время генерального капитула, который состоялся в апреле 1606 г. Пересмотренный устав, названный Максимилианским, содержит правила ордена, приспособленные к обстоятельствам. Новые правила регламентировали повседневную жизнь братьев во всех ее аспектах и напоминали о правах и обязанностях оставшихся категорий братьев — братьев-рыцарей и братьев-священников. Вторая часть максимилианского устава касалась условий и церемониала приема в орден и вооружения рыцарей. Имеется ссылка на обязанности, сформулированные Советом в 1576 г., постоянно возобновляемые императором Рудольфом для любого нового рыцаря: бороться с турками в Венгрии или в ином другом месте в течение как минимум трех лет. Устав регламентирует условия назначения на должность командора и условия выборов магистра и его коадъютора; он определяет также санкции, применимые к братьям при совершении ошибок, и упоминает о тех условиях, при которых брату может быть разрешено оставить орден после отречения. Таким образом, новый требник, созданный под влиянием постановлений Тридентского собора, был принят для братьев-священников, которые подчинялись католической Контреформации, вытекающей из решений собора, подготовка будущих братьев-священников обеспечивалась на открытом семинаре в Мариентале.

В 1613 г. представители магистра получили от нового императора торжественную инвеституру и дали от имени великого магистра клятву верности императору, предусмотренную новым уставом ордена. После этого им вручили инвеституру, предписывающую курфюрсту Альбрехту-Фридриху Бранденбургскому передать Пруссию магистру, а всем тем, кто вышел из ордена, приказано было вернуть имущество, которые они себе присвоили. Это требование, чисто формальное и безрезультатное, систематически вписывалось в документы инвеституры, передаваемые императором до 1696 г.

При жизни магистра Максимилиана эрцгерцог Карл, внук императора Фердинанда I, был в 1618 г. принят в орден; он был епископом Бриксена и Бреслау, что поставило перед капитулом ордена серьезную юридическую проблему: каким образом можно посвятить в рыцари прелата? Папа Павел V обеспечил эрцгерцогу Карлу все необходимые привилегии, которые позже были отменены. Сразу же после посвящения в рыцари эрцгерцог Карл был назначен коадъютором. Создалась традиция, согласно которой отныне будущие великие магистры, назначенные при жизни своего предшественника коадъюторами, должны быть австрийскими эрцгерцогами, состоящими на службе у Церкви и исполняющими епископские обязанности. Эта новая традиция, возникшая в XVIT столетии, характеризовала растущий клерикализм Ордена тевтонских рыцарей и значительно усложнила ситуацию.

Смерть Максимилиана поставила эрцгерцога Карла (1619—1624) во главе ордена. Умирая, Максимилиан завещал ордену двести тысяч золотых флоринов, которые были использованы для покупки города Фреденталя в австрийской Силезии. В то время как Карл Габсбург стал великим магистром, германский мир и вся Европа погрузились в серьезный политический и религиозный кризис, известный как Тридцатилетняя война (1618—1648), то была «сущая катастрофа для империи и для немецкого мира», которая стала следствием серьезного религиозного раскола, спровоцированного лютеранской реформой. В немецком мире разразилась настоящая гражданская война, противопоставляющая императора и католических принцев протестантским принцам, поддержанных частью католических принцев. Надо отметить, что те и другие смело заключали союзы с иностранцами (Швеция, Дания, Франция, Испания и т. д.). Тевтонские рыцари разрывались между верностью императору и вынужденной верностью принцу, на территории которого они размещались. Не редкими были случаи, когда во время кровопролитной войны тевтонские рыцари, воюющие под командованием различных военачальников, оказывались в разных противоборствующих лагерях. Для Тевтонского ордена, помимо духовного раскола, который спровоцировала эта война, человеческие потери в личном составе были значительными по отношению к уже резко сократившейся численности, имущество ордена тоже пострадало от превратностей войны, которая велась с помощью иностранных наемников. Именно шведское вмешательство причинило наибольший ущерб имуществу ордена; в 1631 г. шведские войска заняли Франконию и разграбили города Гейльброн и Мариенталь. Протестантские принцы воспользовались ситуацией, чтобы захватить имущество ордена, которое оказалось в государствах, ими завоеванных.

Во время Тридцатилетней войны магистры ордена отошли от Австрийского дома, вовлеченного в конфликт. Великим магистром был Иоганн фон Вестернах (1625—1627), затем Иоганн Каспар фон Штадион (1627—1641), великий командор Эльзаса и Бургундии.

Тевтонский орден вышел ослабленным из Тридцатилетней войны. Вестфальский мир 1648 г. предусматривал восстановление всего религиозного или светского имущества тех, кто им владел до 1618 г. Благодаря императорской поддержке орден возвратил, правда не без труда, имущество, которого лишился во время войны. Отныне тевтонские рыцари служили императору во всех кампаниях против турок на венгерском фронте. Минули те времена, когда тевтонские рыцари вели за собой христиан против врагов веры; тевтонские рыцари стали теперь всего лишь вспомогательным отрядом, армией под командованием светских принцев. Они принимали участие в кампании 1664 г., где магистр Иоганн Каспар фон Ампринген (1664—1684) стоял во главе контингента, привлеченного орденом, который отличился во время Сен-Готардского сражения в августе 1664 г.

Тевтонские рыцари были в Кандии в 1667 г. и поддержали эту венецианскую крепость, осажденную оттоманскими войсками. Магистр, учитывая его роль в кампании 1664 г. и опыт в венгерской войне, был назначен в 1673 г. императором Леопольдом I главой Совета правительства Венгрии (Gubernium). На этом посту он весьма разумно пытался поддерживать мир между противоборствующими сторонами, но его усилия были напрасны; он попросил отставки и окончательно покинул Венгрию в сентябре 1679 г. Назначение нового магистра в Венгрии доказывает, что Габсбурги, не колеблясь, поручали рыцарям Тевтонского ордена политические миссии, что в очередной раз меняло саму природу ордена, но в то же время способствовало его сохранению

Позже тевтонские рыцари приняли участие, в составе императорской армии, в освобождении Венгрии. Магистр Людвиг-Антон фон Пфальц-Нейбург (1684—1694), который в сентябре 1683 г., будучи начальником штаба в армии герцога Лотарингии, принял участие в освобождении Вены, отличился в освобождении Буды 2 сентября 1686 г. Под командованием принца Евгения Савойского тевтонский магистр возглавил атакующих, которые захватили город. Пуля, выпущенная турком, расплющилась о нагрудный крест магистра, и этот крест спас ему жизнь. Другие высокопоставленные лица, так же как и многочисленные рыцари, достойно защищали честь ордена и участвовали во всех крупных сражениях, в частности в битве при Зенте 11 сентября 1697 г., которая положила конец турецкому нашествию в Венгрии.

Эти подвиги тем не менее не смогли вернуть Тевтонскому ордену его былую славу и власть. Тевтонские рыцари уже не имели прежнего влияния как на дипломатическом поприще, так и в армии. Никто не стеснялся в высших кругах указывать Тевтонскому ордену на его слабость. Это новое оскорбление добавилось к веренице уже нанесенных оскорблений. В 1695 г. император Леопольд I официально закрепил за курфюрстом Фридрихом III Брандебургским звание герцога Пруссии, что спровоцировало возмущение и протесты магистра Франца-Людвига фон Пфальц-Нейбурга (1694—1732). Орден требовал вернуть потерянную им Пруссию. Император тайным договором от 16 ноября 1700 г. признал Фридриха III королем Пруссии. Надо сказать, что в этот момент Австрийский дом нуждался в союзниках, поскольку начиналась война за испанское наследство. 18 января 1701 г. в соборе Кенигсберга герцог Фридрих III Прусский водрузил на себя королевскую корону и стал Фридрихом I, королем Пруссии.

Магистр направил императору и курфюрстам протест, подписанный всеми членами капитула. Император ответил, ссылаясь на прерогативы государства, напоминанием, что он сохранил ордену его права и привилегии. Папа Климент XI осудил в послании императору от 14 мая 1701 г. коронование Фридриха королем Пруссии, на которую у Тевтонского ордена были исконные права. Папское осуждение не возымело эффекта, как и протест великого магистра. Папство отказалось смириться со свершившимся фактом и игнорировало вплоть до 1787 г. узурпацию трона Бранденбургими принцами.

В XVIII столетии упадок Тевтонского ордена ускорился. Почти все магистры принадлежали к Австрийскому дому, несмотря на то что Мариенталь остался формально их официальной резиденцией, чаще всего находились в Вене. Для многих членов высшего дворянства империи принадлежность к Тевтонскому ордену и исполнение высоких должностей в его рядах стало не более чем одним из элементов их cursus honorum, позволяющим занимать самые высокие политические или военные посты в государстве. Для великих магистров ордена звание, помимо престижа, являлось еще одним среди прочих, ведь речь шла о принцах императорского дома, которые носили этот высокий титул. Чему удивляться, если набор братьев-рыцарей понемногу иссякал в кругах немецкого мелкопоместного дворянства, где в течение веков молодые люди, обуреваемые желанием служить Богу и защищать интересы христианского мира при необходимости с оружием в руках, посвящали свою жизнь этому идеалу?

Рыцарство в Европе стало анахронизмом; идеалы христианского мира ставились под вопрос лютеранской, затем кальвинистской Реформами, общественными, политическими, религиозными волнениями, которые они спровоцировали. Что оставалось рыцарям, может, искать славы, за неимением собственного государства?

В XVIII столетии тевтонские рыцари, точнее, братья-рыцари, ибо братьев-священников, исполнявших свою религиозную миссию в приходах, расположенных на землях ордена или посвятивших себя уходу за больными и нищими, становилось все меньше, все чаще они включались в мирскую жизнь; они брались за оружие только тогда, когда это было необходимо, и не для того, чтобы служить ордену, но по просьбе тех, кто использовал орден в своих политических интересах. Несмотря на затруднения и ограниченное пространство сферы деятельности, Тевтонский орден пытался выжить.

В век Просвещения братья-рыцари, а порою и некоторые высокопоставленные чины ордена контактировали с различными тайными обществами, которые расцветали почти всюду в Центральной Европе, с масонскими ложами, тогда всемогущими. Магистр Карл Лотарингский — младший брат герцога Франца, который в 1736 г. женился на императрице Марии-Терезии — и его преемник и племянник Максимилиан, принц-курфюрст Кельна и тевтонский магистр до 1801 г., были в прекрасных отношениях с масонскими ложами. Магистр Максимилиан, меценат, покровитель искусств и литературы, покровительствовал Гайдну, Моцарту и Бетховену. Известно, что Карл Лотарингский и Максимилиан были магистрами тайного общества, Приората Сиона, первый с 1766 по 1780 г., второй в течение всего срока своего магистерства в Тевтонском ордене.

* * *

В начале XIX столетия в Европе, потрясенной Французской революцией, Тевтонский орден выглядел, образно говоря, собственной тенью. Число братьев-рыцарей упало до шестидесяти одного человека в 1809 г. и практически больше не пополнялось. Зато братья-священники выглядели лучше. Орден превратился в основном в духовный, чьи высокопоставленные члены занимали, помимо всего прочего, высокие гражданские, военные или религиозные посты в империи. Имущество и владения ордена со временем значительно поредели. Некоторые командорства, за неимением достаточного штата, объединились в одно командорство. В Кобленце и Лотарингии, которые объединились, орден больше ничем не владел. В других вотчинах количество командорств исчислялось от трех (Тюрингия) до восемнадцати (Франкония). Орден только что понес потери в последней войне. Ставка ордена в Мариентале была занята французскими войсками во время кампании 1800 г., и магистр Максимилиан вынужден был укрыться в Вене. Люневильский мир от 9 февраля 1801 г. установил на Рейне границу между Францией и империей, в силу этого три вотчины, так же как имущество и земельные владения, были потеряны для ордена. Речь шла об Эльзасе и Бургундии, т. е. о девяти командорствах и девяти приходах, Кобленце и Лотарингии — но тут орден больше ничем не владел — и Альт-Бейзене, расположенном в австрийских Нидерландах, занятых Францией в 1793 г., с тринадцатью командорствами.

Преемник Максимилиана, великий магистр Карл-Людовик (1801—1804), попытался получить компенсацию за имущество ордена, потерянное в 1801 г. Он получил удовлетворение в виде приходов и монастырей на юге Германии, но орден от них отказался.

В 1803 г. начались преобразования в Священной империи; число государств, входящих в нее, значительно сократилось, в то время как Пруссия и государства Юга из этого положения выходили усиленными. Великий магистр оставил в 1804 г. пост магистра, чтобы вернуться к своим обязанностям маршала и министра обороны при императоре. Его коадъютор, эрцгерцог Антон-Виктор, сменил его в Мариентале 8 августа 1805 г., но ему так и не довелось приступить к исполнению своих обязанностей.

Возобновление в 1805 г. войны с наполеоновской Францией оказалось фатальным для Тевтонского ордена. После своего поражения при Аустерлице император! Австрии вынужден был 26 декабря 1805. г. подписать Пресбургский мир, статья XII которого решила судьбу ордена. Согласно этой статье, достоинство великого магистра, все права, владения и доходы магистра и ордена «становились наследственными в пользу прямого мужского потомства принцев императорского дома, и будет он отныне величаться Его Величество Император Германии и Австрии». Указом от 17 февраля 1806 г. император Франц II тотчас же сообщил магистру о договоре и заявил, что сохраняет за ним должность магистра и немецкого правителя, что разрешает Тевтонскому ордену оставаться в его государстве и поручает ему заботы об администрации и сохранности имущества ордена, перешедшего во владение Австрийского дома. Очевидно, император Франц II не усматривал в постановлениях Пресбургского мира никаких ущемлений Тевтонского ордена. Наоборот, договор только подтвердил эволюцию, начатую двумя веками раньше, которая Австрийскому дому была выгода.

Тевтонский орден доживал последние дни. Лишенный права наследования Люневильским договором и былой независимости, он пережил множество утрат вследствие передела Германии по решению Наполеона. Создание Рейнской Конфедерации (Rheinbund) 12 июля 1806 г., покровителем которой был сам император французов, усилило Рейнские государства, а также Вюртенберг и Баварию, что вызвало новую потерю командорств ордена в пользу союзников Франции. В конечном счете последний удар был нанесен ордену в Германии 24 апреля 1809 г. декретом Наполеона I, в силу которого «Тевтонский орден распускался во всех государствах Рейнской Конфедерации»; все имущество и все владения ордена были включены во владения принцев тех государств, в которых они располагались, за счет выплаты пенсий его подданным, которые им полагались как членам ордена. Императорским декретом герцогству Вюртенберг придавалась территория Мариенталя со всеми правами и доходами.

Орден, вынужденный в 1457 г. оставить свою резиденцию в Мариенбурге, затем в 1525 г. в Кенигсберге, теперь уходил из Мариенталя-Мергейтема, который отдавал в чужие руки. Тевтонский орден, располагавший двумя нетронутыми вотчинами — в Австрии и Тироле, к которым добавилось несколько изолированных командорств в Богемии и Силезии, был теперь полностью подвластен императору Австрии. Отныне только от доброй воли Габсбугского дома зависело сохранение Тевтонского ордена.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика