Александр Невский
 

Заключение

В заключение нашего обзора истории тевтонских рыцарей, охватывающей более восьми столетий, напрашивается несколько замечаний, которые противоречат «черной легенде», представляющей орден в весьма неприглядном виде, что совершенно не соответствует действительности.

Многие обвиняли их в том, что они проявляли благосклонность к мусульманам на Востоке, в насилии и жестокости по отношению к славянам и жителям Прибалтики в период завоевания Пруссии «мечом и огнем».

Это двойное обвинение не стоит того, чтобы на нем останавливаться. Можно ли обвинить тевтонских рыцарей в благосклонности к исламу даже в измене христианским идеалам, когда рядом с их соперниками-госпитальерами и тамплиерами они всегда были в гуще сражений и проливали свою кровь, защищая Святую землю, и это в то время, когда всем было ясно, что дело это безнадежное? На деле тевтонские рыцари всегда отдавали предпочтение дипломатии, нежели войне, а талант великого магистра Германа фон Зальца вести переговоры позволил вернуть Иерусалим без кровопролития. Что касается политики Тевтонского ордена в Пруссии и Прибалтике, то следует напомнить, что тевтонские рыцари пришли туда не по собственной инициативе, но по просьбе польских принцев, настолько настоятельной и многократно повторенной, что потребовалось около двух лет и настояния папы и императора Фридриха II, чтобы Герман фон Зальца на это согласился. В сражениях с язычниками Балтийского моря если тевтонские рыцари наносили удары, то получили в ответ такие же удары. С покоренными народами, конечно же, поступали жестоко, но это не имеет ничего общего с потоками крови, пролитой при взятии Иерусалима крестоносцами в 1099 г., и с массовыми убийствами, которые сопровождали крестовый поход Симона де Монфора, с кострами, которые горели повсеместно в Аквитании после падения Монсегюра. И здесь уместно напомнить, что катары, по своей сути, были не жестокими, но миролюбивыми людьми, в то время как старопруссы, латыши и литовцы, не говоря о татарских союзниках, не стеснялись грабить территории своих соседей-христиан, сжигать деревни и поголовно истреблять жителей.

Другая анахроническая и ошибочная интерпретация политики тевтонских рыцарей, которую дали совместно немецкие националисты Людендорф и Гитлер и польские марксистские историки, а также советский кинорежиссер Эйзенштейн, о котором так и хочется сказать как о манипуляторе зрительными эффектами, убеждает, что тевтонские рыцари были «чемпионами» германизации славянства. На самом деле тевтонские рыцари длительное время были союзниками поляков-христиан в борьбе против языческих народов, которые им угрожали; и когда позже, в XV столетии, поляки в союзе с русскими столкнулись с тевтонскими рыцарями, их поддержали финансами, а иногда и в военном отношении... немецкие подданные Тевтонского ордена.

Тевтонские рыцари сумели построить в Европе на северо-востоке современное мощное территориальное государство, которое вызвало зависть даже у тех, кто просил у них помощи, когда в ней так нуждались. Они заложили основы того, что позже станет государством Пруссия после того, как великий магистр Альбрехт Гогенцоллерн примкнул к Реформе в 1525 г. Справедливо ли считать тевтонских рыцарей ответственными за политику Фридриха Великого, Бисмарка и Вильгельма II? Мы не будем здесь приводить несуразное и ложное утверждение, согласно которому орден Железного креста — напоминающая крест тевтонских рыцарей нацистская награда, тевтонский орден. Он был утвержден 10 марта 1813 г. королем Пруссии Фридрихом. Поэтому считать тевтонских рыцарей предшественниками национал-социалистов непростительно. Тем более это утверждение абсурдно, что последние тевтонские рыцари в Австрии в 1938 г. стали первыми жертвами нацизма, что прусская аристократия, предки которой нередко были потомками прусских тевтонских рыцарей, примкнувших в свое время к Реформе, возглавляли антигитлеровскую оппозицию.

Как в любой общественной группе, среди тевтонских рыцарей были и «паршивые овцы», но в общем подавляющее большинство этой элиты немецкого рыцарства осталось верным в течение более чем восьми веков своей миссии, возложенной на нее учредителями ордена в XII столетии, будь то в Святой земле и Прибалтике, когда рыцари защищали западное христианство в борьбе с его врагами, или в наши дни, когда они посвятили себя служению обездоленным и нищим, исполняя традиционные заветы рыцарства, sewitium et auxilium (служить и помогать).

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика