Александр Невский
 

Глава I. Южный импорт

В письменных источниках южное направление новгородской торговли почти не отражено. Нет никаких сколько-нибудь определенных данных о составе товаров, их количестве, о торговых партнерах Новгорода.

Прежде всего это объясняется тем, что развитие и расцвет южной торговли Новгорода относятся к X—XII вв., ко времени, крайне скудно освещенному письменными источниками, отражающими торговлю Новгорода вообще и ее южное направление в частности. Письменные сведения этого периода ограничиваются сообщениями летописи о существовании торгового двора новгородцев с церковью св. Михаила в Киеве. Несколько больше информации по интересующему нас вопросу дают арабские авторы, подробно описывающие свои путешествия в древнюю Русь, ее быт, хозяйство, нравы. Но эти сообщения характеризуют общее состояние торговли древней Руси, и выделить среди них факты, касающиеся отдельных городов, не представляется возможным.

Поэтому рассматривать торговлю Новгорода раннего периода и особенно ее южное направление следует в общей связи с развитием всей древнерусской торговли.

Б.А. Рыбаков делит историю русской торговли IX—XIII вв. на два периода: первый относится к IX—XI вв., второй период охватывает эпоху феодальной раздробленности с середины XI в. до монгольского нашествия1. В эти периоды центром древнерусской торговли был Киев, ставший благодаря выгодному географическому положению основным посредником в торговле между Востоком и Западом. Современники называли его даже соперником Константинополя: так много собиралось на его торгу заморских и русских гостей с разнообразными товарами. Несомненно, что и новгородская торговля в этот период была тесно связана с Киевом, а вернее, велась при его посредничестве.

С Киевом Новгород был связан удобным водным путем. Поскольку нам неоднократно придется вести разговор о торговых путях, считаем необходимым сделать по этому поводу некоторые замечания. Общеизвестно, что в древней Руси основным видом сообщения были водные дороги. При раскопках в Новгороде в огромных количествах найдены различные детали лодок, кораблей и их части (шпангоуты, скобы, уключины, весла, лодочные скамейки и т. д.). Колесный транспорт, напротив, представлен единственным колесом, что, конечно, не исключает использования сухопутных дорог. Для езды по суше чаще использовались сани как зимой, так и летом2 (находки деталей саней и их снаряжения также многочисленны при раскопках Новгорода).

Но если установление сухопутных торговых дорог чрезвычайно затруднено, то торговые пути по водным системам Древней Руси восстанавливаются вполне определенно3. Уже в летописи указаны некоторые пути по водным системам и главный из них — «путь из варяг в греки», который описан еще в «Повести временных лет»: «...и из грек по Днъпру и верх Днъпра волок до Ловоти [и] по Ловоти внити в Ылмерь озеро великое из негоже озера потечеть Волхов и вътечеть в озеро великое Ново [и], того озера внидеть устье в море Варяжьское»4 (рис. 1).

Проведенные в прошлом веке исследования уточнили этот путь, наметили переход от Днепра к Ловати с применением волоков5. Кроме того, было установлено, что водоразделы между Днепром и Ловатью использовались в основном для сообщения между Новгородом и Киевом, а варяжский путь шел преимущественно по Западной Двине, которая прежде считалась второстепенным ответвлением пути из варяг в греки6.

Рис. 1. Основные торговые пути Новгорода

Переход от Ловати к Днепру совершался по системе рек: Сереже, Желне, Торопе, части Западной Двины, Каспли, Касплинскому озеру, откуда начинался волок до Днепра в районе Смоленска7. Так новгородцы попадали в Киев.

На киевском торгу прибывшие могли приобрести все необходимые товары и предметы роскоши. В Киеве существовал торговый двор новгородских купцов с церковью св. Михаила. В Лаврентьевской летописи под 1147 г. сообщается о положении во гроб в новгородскую божницу церкви св. Михаила тела убитого Игоря Ольговича и о знамении, совершившемся в этой церкви, о котором новгородцы рассказали митрополиту8. Несомненно, что этот двор находился на Подоле, торговом районе древнего Киева. Именно здесь, на Волошской улице, в 1955 г. в траншее были обнаружены развалины церкви, которую автор обмеров В.А. Богусевич характеризовал как некогда существовавшую здесь новгородскую божницу9.

В 1974 г. при раскопках усадьбы XII в. на Волошской ул. была обнаружена вислая свинцовая печать, на одной стороне которой изображен святой Федор в полный рост, а на другой — греческая надпись: «Воззри на мя протопроедра Евстафия»10. В.Л. Янин установил, что данный тип печатей относится к политическому институту новгородского посадничества нового типа. Эта печать связывается с начальным этапом развития этого института и должна быть определена как печать посадника, возглавлявшего при малолетнем князе Мстиславе (1088—1094 гг.) систему политического управления Новгорода и скреплявшего своей печатью все официальные документы. Таким посадником, видимо был Завид, имя которого открывает древнейший список новгородских посадников11. Только две из всех известных печатей этого типа обнаружены вне Новгорода и его округи. Одна найдена в Белгородке под Киевом и вторая, о которой идет речь, — в самом Киеве. Находка печати посадника Завида-Евстафия на Волошской улице Подола подтверждает местоположение новгородского торгового двора именно здесь. Вероятно, один из новгородских купцов привез в Киев какой-то официальный документ, скрепленный посадничьей печатью.

Существование такой новгородской торговой фактории указывает на то, что новгородские купцы постоянно находились в Киеве, были в курсе всех его торговых сношений и сами принимали в них деятельное участие.

Другим направлением древнерусской торговли был волжский путь с центром в Булгаре, откуда на Русь поступало восточное серебро12. С Волгой Новгород был связан несколькими путями, важнейшим из которых может считаться селигерский, который шел по рекам Поле, ее притоку Шеберихе, Тудре, М. Тудре, образующим единую водную систему связи Ильменя с Волгой13. Об этом пути сообщает и Новгородская летопись в связи с поездкой архиепископа Мартирия в 1201 г. во Владимир14.

Были еще три северо-волжских пути, признанных только новгородскими: мстинский, ладого-волжский, вытегро-шекснинский, непосредственно связывающие Новгород с Волгой15.

Таким образом, для южного направления новгородской торговли раннего периода наиболее характерны два пути: днепровский с центром в Киеве и волжский с центром в Булгаре.

В связи с отсутствием письменных источников, характеризующих это направление новгородской торговли, большое значение приобретает археологический материал. Остается только сожалеть, что пока собранные в результате археологического исследования Киева материалы, которые могли бы дать важные сведения по истории древнерусской торговли, явно недостаточны для обстоятельных выводов.

Тем значительнее и интереснее представляются археологические находки Новгорода. К категориям южного импорта, найденным при раскопках города, относятся шиферные пряслица, амфоры южного происхождения, грецкие орехи, янтарь16, изделия из стекла, гребни из самшита, ближневосточная и золотоордынская поливная керамика, сердоликовые и хрустальные бусы, арабские монеты17.

Вначале будут рассмотрены наиболее массовые категории южного импорта, количества которых достаточно для распределения по ярусам и составления хронологических графиков. К таким предметам в первую очередь относятся пряслица из розового шифера.

Примечания

1. Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути. — В кн.: История культуры древней Руси, т. I. М.—Л., 1951, с. 316.

2. На севере нашей страны, в Архангельской области, еще до недавнего времени жители пользовались санным транспортом для поездок не только зимой, но и летом.

3. Загоскин Н.П. Русские водные пути и судовое дело в допетровской Руси. — «Материалы для описания русских рек и истории улучшения их судоходных условий», вып. XVI. Казань, 1910.

4. ПСРЛ, изд. 2-е, т. 1, вып. 1. Л., 1926, стб. 7.

5. Ходаковский Д. Пути сообщения в древней Руси. — РИС, т. I, 1837; Голубовский П.В. История Смоленской земли До начала XV в. Киев, 1895; Загоскин Н.П. Русские водные пути и судовое дело в допетровской Руси.

6. Бернштейн-Коган С.В. Путь из варяг в греки. — «Вопросы географии». Сб. 20. М., 1950, с. 260.

7. Загоскин Н.П. Русские водные пути и судовое дело в допетровской Руси, с. 47.

8. ПСРЛ, изд. 2-е, т. 1, вып. 2. Л., 1927, стб. 318.

9. Каргер М.К. Древний Киев, т. 1. М.—Л., 1958, с. 486.

10. Толочко П.П., Боровский Я.Е., Гупало К.Н., Ивакин Г.Б., Сагайдак М.А. Киевская экспедиция. — В кн.: Археологические открытия 1974 года. М., 1975, с. 366.

11. Янин В.Л. Актовые печати древней Руси X—XV вв., т. I. М., 1970, с. 65.

12. Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М., 1956.

13. Загоскин Н.П. Русские водные пути и судовое дело в допетровской Руси, с. 127.

14. НПЛ, с. 44.

15. Загоскин Н.П. Русские водные пути и судовое дело в допетровской Руси, с. 139.

16. Традиционное представление о прибалтийском происхождении янтаря, распространенного в средневековом Новгороде, подвергнуто пересмотру в результате обработки его археологических находок, обнаруженных на Неревском и других раскопах. До монголо-татарского нашествия янтарь поступал в Новгород из Приднепровья. Аргументация такого утверждения приводится достаточно подробно в разделе «Янтарь» этой главы.

17. Небольшое количество находок серебра как восточного, так и западного происхождения делает более целесообразным рассмотрение этой категории импорта в одной главе (см. рубрику «Серебро» в главе II данного исследования).

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика