Александр Невский
 

Пряслица из розового шифера

На Неревском раскопе таких пряслиц обнаружено около 2000 экземпляров. Важным качеством характеризуемой группы находок наряду с ее массовостью является определенность их происхождения: «Научное значение шиферных пряслиц заключается в редкой для русского ремесла возможности точного установления ограниченного района производства и широкого района сбыта»1.

Исследованиями геологов еще в прошлом веке было установлено, что выходы розового шифера имеются у нас только на Волыни2. Г.О. Оссовский при изучении геологии этого района России определил местонахождение розового шифера в северной половине Овручского уезда, а также на весьма значительном пространстве, в окрестностях с. Норинска, с. Збранек и прилегающих к ним местностей. Месторождения шифера прорезываются здесь реками Убортью, Ужем, Жеревом и обнаруживаются чаще всего по оврагам, водопромоинам весенних потоков, трещинам, обрывам и долинам3.

П.А. Тутковский, описывая полезные ископаемые юго-западной России отмечал, что розовый тальковоглинистый сланец (шифер), известный из месторождений Овручского уезда Волынской губернии, является прекрасным поделочным материалом для мелких изделий. Шифер обладает огнеупорными свойствами, хорошо полируется и пилится4. Очевидно, все эти свойства данного минерала были отлично известны в древности.

Археологи обнаружили на указанной территории несколько мастерских по изготовлению пряслиц из шифера. Исследователь древностей юго-западной России В.В. Антонович указывал, что «в Овручском уезде в бассейне реки Норини существовали на большом пространстве обнажения красного шифера и во многих местах найдены несомненные многочисленные следы мастерских, где производились эти пряслица. Заготовленные для пряслиц кубики из красного шифера, экземпляры, испорченные при сверлении и обрезывании и многочисленные обрезки находятся в больших количествах на месте бывших мастерских. Такие мастерские констатированы у сел: Каменщины, Нагорян, Хайчи, Коптевщизны»5.

Таким образом, мы знаем не только конечный, но и исходный пункт движения шиферных пряслиц, являющихся постоянной находкой во многих городах и поселениях древней Руси. Но самым большим собранием шиферных пряслиц, как уже отмечалось, является коллекция Неревского раскопа.

Рис. 2. График хронологического распределения предметов южного импорта (1 — амфоры, 2 — орехи грецкие, 3 — пряслица шиферные)

Краткая характеристика распределения пряслиц по новгородским стратиграфическим ярусам на частичном материале (1951—1957 гг.) была дана Б.А. Колчиным: «Пряслица из розового и серого шифера появились в Новгороде вместе с первыми новгородцами. В XI в. привоз их в Новгород очень быстро растет и максимум достигается в самом начале XII в. После этого начинается резкий спад и уже к началу XIII в. количество их становится незначительным. К концу XIII в. они практически выходят из употребления»6.

Привлечение материалов, собранных на Неревском раскопе в последующие годы, в целом подтвердило изложенное наблюдение и вместе с тем заставило обратить внимание на некоторые важные особенности. Уже на диаграмме, изданной Б.А. Колчиным, хорошо заметно резкое временное сокращение количества шиферных пряслиц в 22 ярусе (1076—1096 гг.)7. Это сокращение могло быть воспринято как случайное, если бы оно не подтвердилось новыми данными. На графике распространения всех шиферных пряслиц Неревского раскопа (рис. 2), четко прослеживается резкий перепад, приходящийся на указанные годы. Следует отметить, что в действительности это сокращение было еще более резким, если учесть определенную длительность бытования однажды привезенного пряслица. В этой связи обращаем внимание на ту часть графика, которая характеризует находки в слоях 3—14 ярусов. Они датируются временем после монгольского нашествия, в результате которого мастерские на Волыни были разрушены и уже никогда не возобновляли своего производства. Следовательно, все найденные в этих ярусах пряслица отражают уже не закономерности ввоза, а закономерности пережиточного бытования пряслиц, ввоз которых прекратился с разрушением овручских мастерских. В послемонгольских слоях найдено в общей сложности 188 шиферных пряслиц, число которых сокращается от десятилетия к десятилетию.

Несомненно, подобная картина должна наблюдаться и при любых возможных приостановках импорта пряслиц. Иными словами, в каждом ярусе в числе собранных экземпляров имеется какое-то количество предметов, ввезенных задолго до того, как они попали в землю. Разумеется, это касается и 22 яруса.

Отмеченное сокращение числа пряслиц в 22 ярусе нуждается в объяснении, которое может быть двояким: производство пряслиц в конце XI в. временно сокращается или же в этот период происходит перерыв в их транзите из Овруча в Новгород. Никаких свидетельств о сокращении производства шиферных пряслиц в Овруче в конце XI в. нет, значит остается предполагать перерыв в их доставке в Новгород. Обращение к графикам других предметов южного импорта позволяет получить правильный ответ.

Примечания

1. Рыбаков Б.А. Ремесло древней Руси. М., 1948, с. 189.

2. Оссовский Г.О. Геолого-геогностический очерк Волынской губернии. — Труды Волынского губернского статистического комитета, вып. 1. Житомир, 1867.

3. Оссовский Г.О. Указ. соч., с. 206.

4. Тутковский П.А. Юго-западный край. Популярно-исторические и географические очерки, вып. 1. Киев, 1893, с. 52.

5. Антонович В.В. Древности юго-западной России. — МАР, № 11. Спб., 1893, с. 20.

6. Колчин Б.А. Хронология новгородских древностей. — СА. 1958. № 2, с. 111.

7. Там же. с. 107, рис. 9.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика