Александр Невский
 

Борьба с немецкой агрессией (1240—1242 годы). Ледовое побоище

Немецкие феодалы после разгрома новгородцами шведских захватчиков на Неве не отказались от плана завоевания северо-западных русских земель. Они надеялись на ослабление Руси, изолированность Новгорода, а также на рост своих сил в результате упомянутого выше объединения Тевтонского ордена и ордена меченосцев.

Ядром военной организации Ливонского ордена являлись монахи-рыцари. Они были хорошо вооружены и относительно дисциплинированны. Кроме них в армию входили многие рыцари из Германии, отряд рижских бюргеров и купцов, епископская дружина, союзный датский отряд и орденские слуги, составлявшие пехоту и лучников. План крестоносцев предусматривал прежде всего захват Пскова. Кроме того орден намечал отрезать Новгородскую землю от моря и тем самым прервать связь карело-финских племён с Русью. Эту часть плана должны были выполнить шведы, но они были разбиты русскими в Невской битве. Поэтому Ливонский орден вынужден был направить для выполнения этой задачи часть своих сил к Финскому заливу. Немцы, несмотря на разгром шведов, пытались действовать согласно своему старому плану и нанести удар по Новгороду с двух сторон — с севера и запада. Уже летом 1240 года они начали грабить Псковскую землю.

Над Русью нависла огромная опасность, так как в Новгороде в это время не было ни крупных военных сил, ни испытанного в боях военного руководителя. По свидетельству летописи, «великий князь Александр, поссорившись с новгородцами, уехал тогда с матерью, женой и со своим двором в Суздальскую землю, в город Переяславль». Это произошло вскоре после блестящей победы над шведами. Причина ссоры Александра с новгородским боярством заключалась в том, что, возвратившись из похода против шведов, Невский, руководствуясь интересами успешной борьбы против внешних врагов, пытался упрочить в Новгороде княжескую государственную власть, ограничить власть бояр и создать в союзе с отцом Ярославом, великим Владимиро-Суздальским князем, единый государственный центр на Руси, вокруг которого могли бы объединиться и остальные княжества. Для подготовки борьбы с Ливонским орденом Александр Невский также пытался возложить крупные расходы на новгородское боярство. Всё это вызвало организованное сопротивление бояр, которые фактически изгнали князя из города тогда, когда немецкие рыцари уже начали бесчинствовать на русской земле.

Несмотря на нарастающую угрозу со стороны Ливонского ордена, бояре никаких мер к укреплению границ и подготовке отпора врагу не предпринимали.

К концу лета 1240 года рыцари захватили передовой укреплённый русский город Изборск (в 30 верстах западнее Пскова) и уничтожили почти всё его население. Псковичи выступили против захватчиков; под стенами Изборска произошёл ожесточённый бой. Но силы были неравны, и псковичи вынуждены были поспешно отойти под защиту городских стен.

Войско немецких рыцарей осадило Псков, но взять его не смогло.

Тогда эти прохвосты, как назвал рыцарей К. Маркс, начали грабить и сжигать окрестные сёла, убивать стариков и детей, насиловать женщин. «...По всей земле распространились вопли», — пишет о злодеяниях крестоносцев немецкий летописец-современиик.

Когда войска Ливонского ордена вторично подошли Кускову, предатели-бояре во главе с неким Твердилой Иванковичем обманули народ и тайно открыли ворота захватчикам. Площади города обагрились кровью невинных жертв.

Псковские бояре предали врагу город ради своих корыстных интересов. Они рассчитывали этой изменой купить себе у рыцарей право вести, как и прежде, торговлю с Западом через Нарву и Юрьев, захваченные к тому времени крестоносцами. Предательство бояр показало, что интересы наживы они ставили выше интересов защиты родины.

Захват Пскова рыцарями создал крайне опасное положение для Новгорода: путь к нему с юго-запада оказался открытым и незащищённым.

Укрепившись в Пскове, рыцари захватили всю Псковскую землю и вторглись в прилегавшую к Финскому заливу Новгородскую область Водь. Здесь они жестоко расправились с беззащитным мирным населением и в 12 километрах от берега залива, в погосте Копорье, построили крепость с целью закрепить за собой захваченные земли и обеспечить себе плацдарм для дальнейшего продвижения к Новгороду с севера. Из района Копорья немцы стали рассылать отряды для опустошения Новгородской земли.

Рыцари захватили в 40 километрах северо-западнее Новгорода важный торговый пункт Тесово, проникли в верховья реки Луги и появились в 30 километрах от Новгорода. Немцы, как об этом повествует Софийская летопись 1240 года, бесчинствовали в захваченных землях, жгли постройки, грабили и убивали крестьян, отнимали у них имущество, лошадей и скот.

Положение Великого Новгорода стало тяжёлым. Замерла торговля; в лесных дебрях прятались бежавшие от насилия немецких захватчиков жители разорённых земель.

Так же, как полчища Батыя опустошали центральные и южные земли Руси, Новгородско-Псковский край опустошался крестоносцами. Полагая вопрос о взятии Новгорода решённым, руководство Ливонского ордена поторопилось все захваченные земли причислить к владениям римского папы. Папа передал их в ведение эзельского епископа Генриха, а последний заключил договор, по которому он забирал себе «десятину десятин» от всех доходов и изделий местного населения, а остальное оставлял на разграбление рыцарям.

Временные победы крестоносцев привлекали в их ряды толпы новых грабителей — рыцарей из Германии и других стран Западной Европы. Силы Ливонского ордена быстро увеличивались, и можно было ожидать, что в скором времени он предпримет наступление непосредственно на Новгород как со стороны Копорья, так и со стороны Пскова.

В этой грозной обстановке народные массы Новгорода, хорошо понимая, какая смертельная опасность нависла над русской землёй, решительно потребовали возвращения Александра Невского, и бояре вынуждены были удовлетворить их требование.

Важно отметить, что новгородские бояре обратились не непосредственно к Александру с просьбой вернуться в Новгород и стать во главе его вооружённых сил; они обратились с этой просьбой к отцу Невского, князю Ярославу Всеволодовичу.

Этот факт указывает на то, что владимирский князь решал вопросы обороны страны в интересах всех княжеств на северо-западе Руси. Посылая сына Александра для защиты Новгорода от псов-рыцарей, великий князь Ярослав Всеволодович понимал, что борьба с папско-рыцарской агрессией являлась задачей не только Новгорода, а всего русского народа.

Летом 1241 года Александр прибыл в Новгород. Он собрал многочисленное и сильное войско; новгородцы и ладожане, карелы и ижорцы, беженцы из Пскова — все шли под знамёна прославленного полководца. Новгород быстро пополнялся отрядами патриотов.

Александр в короткое время объединил отдельные отряду в полки, назначил воевод, укрепил дисциплину и разработал план войны. Основной целью его стратегического плана было уничтожение живой силы врага и полное освобождение русской земли от псов-рыцарей. Ближайшая задача состояла в том, чтобы избавить Новгород от нависшей над ним угрозы с северо-запада, со стороны Копорья. Александр Невский снова решает использовать разобщённость сил врага для разгрома их по частям. Поэтому свой первый удар он направил на крепость Копорье.

Расположенная на высокой известковой скале и окружённая глубокими оврагами, крепость Копорье представляла собой важный укреплённый пункт немцев. Здесь они копили силы для нанесения удара по Новгороду с севера.

Приблизившись к Копорью, новгородцы внезапным штурмом овладели им.

По приказу Невского крепость была разрушена до основания, изменники были повешены, немецкий гарнизон частью был перебит и частью пленён. Захват Копорья произошёл столь быстро, что Ливонский орден не мог оказать помощи гарнизону.

Со взятием Копорья ближайшая цель оказалась достигнутой: инициатива перешла в руки новгородцев, и были созданы необходимые условия для сосредоточения русских войск и разгрома более крупных сил врага. Уничтожение немецкого гарнизона в Копорье и успешные действия новгородцев по освобождению своей территории от захватчиков вызвали новую волну восстаний прибалтийских племён против крестоносцев. В 1241 году вспыхнуло восстание на острове Эзель.

Второй удар по немецким крестоносцам Александр Невский нанёс в Пскове, где находился гарнизон врага. Для выполнения этой задачи требовались большие силы, так как район боевых действий вплотную подходил к владениям Ливонского ордена и можно было ждать появления под Псковом главных сил крестоносцев. Поэтому Невский тщательно готовил этот удар. Он поехал к отцу за помощью. Александр Невский развил кипучую деятельность и в течение зимы 1241—1242 года собрал в землях Владимиро-Суздальской Руси крупные пополнения для своей армии. Борьба с немецкими крестоносцами под Псковом и Новгородом приняла характер освободительной борьбы русского народа против немецко-рыцарской агрессии.

В марте 1242 года «низовые», или суздальские, полки под командованием князя Андрея, брата Невского, прибыли на помощь Новгороду. Собрались силы, достаточные для освобождения «меньшого брата» — Пскова. Впервые после нашествия Батыя русские люди могли выставить такую большую и организованную армию. С целью облегчить русским воинам борьбу с гарнизоном крепости Александр Невский решил изолировать Псков от главных сил Ливонского ордена. Выдвинутые на все дороги к западу от Пскова отряды русских воинов выполняли эту задачу. Вскоре русское войско при помощи восставшего населения Пскова штурмом овладело городом. В бою были уничтожены семьдесят рыцарей и множество простых воинов, в плен были взяты шесть знатных рыцарей и два наместника ордена. Вся Псковская земля была вскоре очищена от мелких отрядов врага.

Вторая задача, определённая планом войны, таким образом, была тоже выполнена. Между тем Ливонский орден вёл широкую подготовку похода на Новгород и мобилизовывал все свои резервы. Магистр ордена фон Балк получил подкрепления из Германии и Западной Европы, а также крупный отряд от короля Дании. Ещё никогда орден не имел такой многочисленной и сильной армии.

В конце марта 1242 года полки Александра, имея впереди и на флангах разведывательные отряды, перешли границы Руси и вступили на территорию, захваченную немцами у прибалтийских племён. Основной целью похода было не ждать врага, а разгромить его главные силы до выхода их к русским землям.

Действия войск Александра Невского в Ливонии были успешными. Русские уничтожали отдельные гарнизоны и отряды рыцарей и освобождали местные прибалтийские племена от их поработителей. Высланные в разные стороны разведывательные отряды внимательно следили за действиями главных сил врага. Один из таких отрядов обнаружил, что главные силы Ливонского ордена двинулись на восток, севернее русских войск. Александр понял, что рыцари решили обойти русские войска с севера и отрезать их от Пскова, а затем ударить в тыл и уничтожить. Этот план рыцарей подтверждается тем, что с выходом к Чудскому озеру они двинулись вдоль его западного берега на юг. Разгром русских войск открыл бы рыцарям путь на Новгород.

Александр собрал разбросанные на территории Эстонии отдельные отряды и вышел к Чудскому озеру, преградив, таким образом, путь немецкой армии крестоносцев в русскую землю. Это был верный манёвр. Рыцари могли двигаться к Новгороду по одному из трёх направлений: 1) от Копорья по реке Луге; 2) от Юрьева через Чудское озеро, затем по рекам Желчи и Плюсе и далее по притокам реки Шелони; 3) от Пскова по реке Черех с переходом на реку Шелонь. Александр Невский правильно учёл, что самоуверенные рыцари изберут кратчайший путь и двинутся к Новгороду от Юрьева через Чудское озеро. Он опередил врага и вышел к избранному им месту битвы раньше подхода немцев.

Точное место побоища нам неизвестно. Летопись указывает, что русское войско находилось на чужой территории, и князь поставил полки «на озере Чудском на Узмени, у Ворония камени». По некоторым данным, можно наиболее правильно предположить, что битва произошла у западного берега Чудского озера, южнее устья реки Эмбах. Известно, что полки Александра стояли лицом к северу, а рыцари после битвы бежали до «Суболического берега», который начинается севернее устья реки Эмбах. Значит, русские войска стояли южнее устья Эмбаха, между Чудским и Псковским озёрами.

Ранним утром 5 апреля 1242 года русские полки увидели приближавшихся по льду озера крестоносцев. Каждый воин понимал, что настал час решительной схватки; в русском войске царил необычайно высокий подъём. Новгородцы, псковичи, владимирцы, суздальцы, карелы, ладожане, ижорцы и воины других русских областей вышли защищать родную землю, готовые проявить беззаветную храбрость. В русском войске насчитывалось до 15 тысяч человек.

Крестоносцы, закованные в железо, медленно двигались по льду озера на конях. Общее число врагов доходило до 15—17 тысяч пехоты и конницы.

Александр Невский предвидел, что рыцари применят против него свой излюбленный тактический приём — удар клином, иначе сказать, «свиньёй».

Этот боевой порядок крестоносцев представлял собой тупой клин (трапецию). В голове клина и на флангах строились закованные в броню конные рыцари; внутренность клина заполнялась оруженосцами рыцарей и конными слугами (кнехтами), из которых многие имели тяжёлое вооружение; в основании клина находилась пехота. Этим массивным бронированным построением армия крестоносцев обычно легко прорывала центр противника и движением вперёд расширяла прорыв. В условиях западноевропейского феодального общества армия Ливонского ордена представляла собой передовую военную организацию.

Александр Невский и его воеводы хорошо знали тактику опасного врага. Поэтому русский полководец сознательно решил принять бой на льду озера. Боевой порядок русской армии, принятый Александром Невским, должен был нейтрализовать фронтальный натиск немецких крестоносцев и создать условия для их полного разгрома. Невский учитывал, что на льду рыцари двигались значительно медленнее и теряли силу первоначального удара.

В центре боевого порядка русских, вплотную к высокому тыловому берегу, стала фаланга ополчения, вооружённая копьями, крючьями для стаскивания рыцарей с сёдел, топорами и засапожными ножами. Она и должна была принять на себя натиск орденского клина. На обоих флангах была построена лучшая часть ополчения (пехота и конница) и владимиро-суздальская дружина князя Андрея.

Весь боевой порядок был прикрыт с фронта несколькими шеренгами стрелков (лучников). Наконец, отборная конная дружина Александра Невского составила резерв, который был укрыт от наблюдения противника за прибрежной скалой.

Каждый элемент боевого порядка русских войск имел свое назначение. Стрелки из лука должны были нарушить строй рыцарей, поражая главным образом рыцарских коней, относительно слабо защищённых. Пехота центра должна была остановить натиск орденского клина. Если бы её фронт и был прорван, то рыцари не смогли бы развить прорыв в глубину, так как путь им преградил бы крутой берег. Фланги — конница и пехота — должны были ударами справа и слева сдавить стороны клина и лишить его манёвренности. Резерву — коннице — ударом в тыл предстояло завершить окружение рыцарского войска и создать тем самым условия для полного истребления врага.

Основная идея плана боя, намеченного русским полководцем, сводилась к тому, чтобы нанести удар по немецкому клину с флангов и тыла в то время, когда его центр будет задержан фалангой русской пехоты. В условиях рукопашного боя на узком пространстве ледяного поля конные рыцари не могли использовать своего основного боевого качества — мощного натиска на скаку — и оказывались в невыгодном положении.

Александр Невский применил продуманный и оригинальный боевой порядок, сумел так построить свои войска, что разрушающее действие железного немецкого клина полностью нейтрализовалось. Русский боевой порядок был расчленён по фронту и эшелонирован в глубину. Он обеспечивал гибкий манёвр на поле боя, к чему массивный боевой порядок армии крестоносцев был совершенно не приспособлен.

Со стороны немцев боевой порядок русских казался обычной плотной колонной, так как стоявшие впереди шеренги лучников скрывали глубину построения русских войск.

Немцы направили свой удар по центру русского боевого порядка. Началась битва, вошедшая в историю под названием «Ледового побоища».

Русские лучники, осыпая врага тучей стрел, первыми вступили в бой и расстроили плотный боевой порядок немецких крестоносцев. Однако выдержать натиск закованных в железо рыцарей лучники, естественно, не могли и отошли.

Клин орденской армии крестоносцев с хода атаковал русский центр.

Удар конных рыцарей был силён, и они после ожесточённого боя прорвали фронт русских. Однако развить успех рыцари не могли, так как голова их клина упёрлась в обрывистый берег озера.

Тогда же ударами русских воинов с флангов рыцарский клин был сжат, а дружина Александра обрушилась на захватчиков с тыла. Летописец отмечает, что «была тут сеча злая и великая... был слышен такой сильный треск ломающихся копий и звук от ударов мечей, что казалось, будто тронулось замерзшее озеро».

Русские клеши сжимались всё плотнее и плотнее; рыцари яростно сопротивлялись, ожесточённость боя стала невиданной. Русские люди мстили врагу за свою поруганную землю, за убитых жён и детей, за разорённые и разграбленные сёла и деревни. Лёд покраснел от крови, падали лошади, подминая под себя закованных в железо малоподвижных рыцарей. Наконец, клин крестоносцев был смят, и охваченные ужасом рыцари стали искать спасения в бегстве.

В отдельных местах лёд, не выдержав тяжести сгрудившихся «завоевателей», треснул, и глубокие воды Чудского озера поглотили не один десяток пришельцев. Немногочисленным остаткам рыцарской армии удалось прорвать кольцо окружения и бежать. Энергичное преследование на протяжении 7 вёрст довершило поражение крестоносцев.

Разгром врага был полный. На поле битвы было найдено 500 убитых тяжеловооружённых рыцарей и «бесчисленное множество» слуг и простых воинов; в плен было взято 50 знатных рыцарей и «нарочитых воевод». Вместе с убитыми по тому времени это были огромные потери.

Силы Ливонского ордена оказались серьёзно подорванными.

Русские войска возвратились в Псков победителями; жалкие остатки разгромленного рыцарского войска в ужасе бежали от русских границ.

Народ восторженно встречал победителей, слава русского полководца распространялась далеко за пределы родной земли. «Начало имя слыти великого князя Александра Ярославича, — говорит летописец, — по всем странам, от моря Варяжского и до моря Понтьского... даже и до Рима великого».

Разгром рыцарей на льду Чудского озера вызвал панический страх у поработителей народов Прибалтики. Они срочно запросили помощи у Дании для спасения их от полного разгрома русскими. Рыцари Ливонского ордена трепетали от одной мысли, что Александр Невский появится у стен Риги.

Руководители немецкого ордена крестоносцев поспешили запросить у русских мира, который и был заключён летом 1242 года. По этому договору Ливонский орден отказывался от всех русских земель, какие им были временно захвачены.

Карл Маркс высоко оценил значение победы русских воинов над орденом крестоносцев: «Александр Невский, — пишет Маркс, — выступает против немецких рыцарей, разбивает их на льду Чудского озера, так что прохвосты были окончательно отброшены от русской границы»1.

Битва на льду Чудского озера показала превосходство русского военного искусства над западноевропейским. В период феодальной раздробленности она является единственным примером тактического окружения армии противника. Тогда в Западной Европе удару рыцарской конницы не могла противостоять никакая пехота. Превосходство русской военной организации и заключалось в первую очередь в том, что русская пехота ополчения могла выдержать и выдержала удар железной «свиньи» крестоносцев и разгромила её в рукопашной схватке.

В боях с папско-рыцарской агрессией ярко выявились патриотизм русского народа, его любовь к родной земле, высокая воинская храбрость и полностью раскрылся полководческий талант Александра Невского, сумевшего не только тщательно разработать план борьбы с сильным и коварным врагом, но и мастерски его осуществить.

Развивая основы русского военного искусства, Александр Невский умело сочетал внезапность удара с манёвром на поле боя, блестяще использовал разобщённость сил врага для уничтожения их по частям.

Одной из характерных черт полководческой деятельности Александра Невского является его стремление наносить врагу быстрые, сокрушительные удары (Невская битва, захват Копорья и Пскова). Одновременно в борьбе с сильным и хорошо организованным противником Невский проявлял необходимую осторожность. Он тщательно готовил свои войска для сражения и продуманно выбирал место битвы (Ледовое побоище).

Историческое значение Ледового побоища огромно. Оно заключается не только в том, что самый коварный враг Руси в лице «псов-рыцарей» был отброшен от русской границы, но и в том, что разгром основных сил Ливонского ордена на льду Чудского озера предотвратил угрозу порабощения немецкими крестоносцами народов Восточной Европы, остановил движение крестоносцев на Восток и положил начало упадку Ливонского ордена.

Народы Прибалтики, стонавшие под игом немецких захватчиков, получили возможность усилить борьбу за свою независимость. Прямым следствием разгрома рыцарей на льду Чудского озера явилось восстание местного населения против немцев на острове Эзель.

Победа Руси вызвала новую волну восстаний народов Литвы против крестоносцев. В том же 1242 году литовцы вторглись в логово Тевтонского ордена, Пруссию, и вели успешные бои с рыцарями,

Более десяти лет шла ожесточённая борьба, и только в 1253 году немецким феодалам удалось при активной поддержке папской курии подавить восставшие народы Прибалтики.

Если бы Русь смогла в то время послать свои полки на помощь восставшим народам Прибалтики, то вооружённый оплот «Священной Римской империи» на Востоке — Тевтонский орден — был бы уничтожен. Но Русь была скована татаро-монголами, и это дало возможность Тевтонско-Ливонскому ордену устоять, Но силы его были подорваны, и он был обречён на гибель,

Великий русский народ помог своим соседям в Прибалтике — литовцам, ливам, эстам, леттам, карелам и финнам — в их борьбе против немецко-шведской феодально-рыцарской агрессии.

Западные границы Руси были надёжно обеспечены от нападения самого опасного и вероломного врага.

Примечания

1. Архив Маркса и Энгельса, т. V, стр. 344.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика