Александр Невский
 

Невская битва

Весной 1240 года шведские феодалы под видом карательного похода против восставших финских племён решили захватить Неву и крепость Ладогу, а затем в союзе с немецкими крестоносцами развернуть наступление на Новгород.

Во главе «священного войска» стал руководитель шведского правительства, зять короля Эрика Эрикстона, герцог Биргер — человек ненасытного честолюбия.

В походе приняли участие крупные светские феодалы и многочисленные епископы со своими вассалами.

Шведы собрали большое по тому времени войско, включив в него и воинов покорённых финских племён.

Новгороду угрожала бы серьёзная опасность, если бы шведы захватили реку Неву, служившую для него основным торговым путём в Западную Европу.

Благодаря организации наблюдения за берегом Финского залива появление шведского войска в устье Невы скоро стало известно Александру. Как только флот Биргера вошёл в Неву и бросил якорь в устье реки Ижоры, старейшина Ижорской земли Пельгусий немедленно послал гонца в Новгород с сообщением о месте высадки и о силе вражеского войска.

Биргер намеревался покорить не только Новгород, а захватить всю «землю словенску». Благополучно высадившись на берегу реки Невы, он возмечтал о покорении всего русского народа. Самоуверенный захватчик отправил вызов Александру: «Если можешь, сопротивляйся. Знай, я уже пришел и пленю землю твою».

Ввиду готовившегося в это время наступления на Псков со стороны Ливонского ордена Новгород мог оказаться под одновременным ударом с двух сторон. В такой грозной и сложной обстановке надо было действовать быстро и решительно, чтобы предотвратить согласованные действия врагов. Необходимо было не допустить слияния двух потоков агрессии в один согласованный удар. Надо было использовать разновременное выступление шведов и немцев для разгрома их поодиночке. Всё это правильно уяснил себе молодой князь и поспешил выступить против ближайшего врага — шведов. Новгород мог рассчитывать на вооружённую поддержку Владимиро-Суздальского княжества, но у Александра не было времени дожидаться помощи отца. Он также не стал ждать, пока полностью соберётся новгородское ополчение.

Решение Александра выступить против Биргера возможно скорее было совершенно правильным: необходимо было разгромить шведских захватчиков раньше, чем выступят их западные союзники — немецкие крестоносцы.

Александр со своими отрядами быстро прибыл к Ладоге и далее по южному берегу Ладожского озера и Невы вышел к устью реки Ижоры. Он решил неожиданным и стремительным ударом разгромить армию Биргера на месте её высадки. Войско Александра по численности значительно уступало шведам, но русские люди отстаивали свой родной край; они выступали против чужеземных захватчиков. По свидетельству летописца, русские шли на врага «в ярости мужества своего».

Наступило утро 15 июля 1240 года. Новгородцы, используя густой лес, подошли вплотную к лагерю шведов. Биргер был слишком самоуверен и полагал, что русские будут спасаться за высокими стенами Новгорода, что слишком молод и неопытен Александр для сражения с ним в открытом поле. Но вот во второй половине дня на лагерь шведов ринулась грозная лавина русских воинов. Враги заметались между шатрами. Ни численное превосходство, ни выгодное расположение лагеря не смогли им помочь. Страшен был удар новгородских патриотов по центру расположения лагеря шведов. Часть рыцарей бросилась бежать к кораблям, но там уже действовала группа новгородцев под руководством воина Миши; новгородцы рубили сходни кораблей противника, отрезая шведам путь к отступлению, и потопили три корабля, истребив немало рыцарей.

Отступивших к кораблям врагов преследовал дружинник князя Гаврила Олексич. Верхом на коне он пробил себе мечом дорогу и неожиданно для врага появился у шнеков — больших парусных лодок, к которым прибежал в сопровождении своей свиты принц Леспе, пытаясь спастись на кораблях. Храбрый русский витязь бросился на коне по сходням и почти достиг борта корабля, но шведам удалось столкнуть сходни вместе с Олексичем в воду. Конь вынес Олексина на берег, и храбрый воин снова вступил в бой с бегущими к лодкам шведами. К тому времени князь Александр основными силами русского войска нанёс удар по центру шведского лагеря. Биргер пытался организовать сопротивление около своего шатра, куда стянул большую часть своих сил. Завязалась ожесточённейшая битва. По свидетельству летописи, это была «сеча великая». Шведы численно превосходили русских, но новгородцы, по словам летописца, имели «словно сердца львов».

Александр лично показывал пример героизма и мужества. Он пробился в центр шведов к Биргеру и, как повествует летописец, «копьем возложил печать на его лице», то есть нанёс ему копьём удар в лицо. О храбрости русских воинов, понимавших значение развернувшейся битвы, свидетельствует и такой замечательный пример. Молодой дружинник Савва, рискуя жизнью, пробился к златоверхому шатру Биргера и, подрубив опоры, завалил его. Падение шатра Биргера в самую напряжённую минуту боя воодушевило русских патриотов, и они усилили натиск на врага. Новгородец Сбыслав Якунович, обладая огромной силой, с топором в руках врезался в гущу шведов. Там, где прошёл топор Сбыслава Якуновича, лежали только мёртвые. Даже храбрые новгородцы были удивлены его силой и яростью в бою.

Не менее отважно сражались с врагами и другие русские — воины. Летопись «Житие Александра Невского» отмечает мужество Якова Полочанина. Вооружённый лишь мечом, он один напал на целую группу шведов, и многие рыцари пали под его ударами, а остальные обратились в бегство. Находившийся неподалёку в центре схватки Александр громким голосом похвалил Якова Полочанина. Это подбодрило остальных новгородцев, ещё более усиливших удары по врагу. Княжеский слуга юноша Ратмир дрался пешим. Его окружили шведы, но молодой новгородец продолжал сражаться, несмотря на полученные раны. Последним напряжением силы и воли он вонзил меч в грудь врага и упал мёртвым на груду тел шведских рыцарей.

Падение шатра Биргера, прорыв новгородцев к кораблям и, наконец, ранение самого Биргера вызвали среди шведов панику. Биргер бросился бежать с поля боя. Оставшиеся в живых разгромленные захватчики, с трудом отбивая натиск новгородцев, поспешили на кораблях уйти от русских берегов. Жалкие остатки некогда грозного войска спасались бегством в Швецию. Александр же на крутом берегу Невы благодарил своих воинов за смелость и удаль в бою. Русский народ в память победы над врагом назвал двадцатилетнего полководца Невским и прославил эту победу в многочисленных песнях.

Исход битвы на Неве показал решающее значение в бою морального превосходства русских воинов над шведскими захватчиками. Новгородцы и ладожане потеряли в этой битве всего лишь около 20 человек. О потерях же врага летопись «Житие Александра Невского» сообщает: «На утро нашли множество трупов погибших неприятелей... Три корабля наполнены были трупами знатных воевод. Для других ископали ямы и набросали в них бесчисленное множество. Много было изранено...»

Победа Александра Невского над шведами 15 июля 1240 года имела огромное историческое значение. Разбив шведов, Александр Невский сорвал планы объединённого «крестового» похода немецких, датских и шведских захватчиков на Русь. Беззаветная храбрость и самоотверженность новгородцев в бою отстояли для русского народа его северо-западные земли и выход к Балтийскому морю и тем самым ликвидировали угрозу полной экономической блокады Руси.

Сохранение торгового пути на Запад облегчало борьбу русского народа против татаро-монгольского ига. Исход битвы на Неве был также грозным предупреждением для захватчиков из Ливонского ордена и их вдохновителя — римского папы. Битва эта показала, что русский народ, несмотря на татарское нашествие, может и готов постоять за свою независимость.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика