Александр Невский
 

Глава 8. Разоренная земля

Монголо-татарское завоевание принесло неисчислимые бедствия русскому народу. И дело было не только в страшных опустошениях, причиненных нашествием хана Батыя в 1237—1240 гг. За «Батыевым погромом» последовали многие другие монголо-татарские вторжения, приносившие все новые и новые опустошения. Вот самый краткий перечень таких ордынских вторжений только за вторую половину XIII столетия.

В 1252 г. на Северо-Восточную Русь обрушилась так называемая Неврюева рать — хан направил в русские земли карательное войско царевича Неврюя, который должен был покарать непокорного великого князя Андрея Ярославича. Неврюй погромил земли по реке Клязьме, разрушил Переславль-Залесский, а затем монголо-татары «разошлись по всей земле и людей бесчисленное множество повели до коней и скота (в ордынский плен) и много зла сотворили». Немалая часть территории Северо-Восточной Руси была опустошена в результате этого похода.

В 1273 г. монголо-татарские отряды, вмешавшись в усобицу, дважды «воевали новгородские волости», не затронутые нашествием хана Батыя.

Спустя два года монголо-татары разграбили земли на южной окраине, около Курска. Летописец нарисовал картину повального, самого наглого грабежа. Ордынцы «великое зло и великую пакость и досаду сотворили крестьянам, по волостям, по селам дворы грабя, коней и скот и имущество отнимали». Монголо-татарские всадники метались по беззащитным деревням, «высекая двери у домов» и вывозя все, что сумели захватить.

В 1278 г. снова подверглись разгрому южнорусские земли — «приходили татары на Рязань и много зла сотворили».

К 1281 и 1282 гг. относилось двукратное разорение большими монголо-татарскими ратями значительной части территории Северо-Восточной Руси. Сначала войска Кавгадыя и Алчедая «опустошили все около Мурома, около Владимира, около Юрьева, около Суздаля, около Переяславля, около Ростова, около Твери и до Торжка, и близ Новгорода». Ордынцы с богатой добычей и «со многим полоном» отошли в степи. Затем на Руси появилась «рать многочисленная Турантемира и Алына и многих татар», которая в свою очередь тоже «много зла сотворила в Суздальской земле».

В следующем году большое войско из орды Ногая разорило земли Рыльского, Липецкого и Воргольского княжеств, причем монголо-татары оставались там двадцать дней, «воюя по всему княжению».

В 1285 г. «царевич из Орды», по сообщению летописца, снова «приходил на Русскую землю и много зла сотворил христианам». В 1288 г. отдельные отряды монголо-татар грабили и разоряли рязанские, муромские и мордовские земли.

Особенно опустошительной была так называемая Дюденева рать 1293 г.; современники не без оснований сравнивали ее с «Батыевым погромом». Монголо-татарские отряды прошли от Мурома до Волока-Ламского, «города пожгли», «села и волости и монастыри повоевали» и «всю землю пустой сотворили». По утверждению летописца, так же как когда-то Батый, Дюдень «пленил градов 14», в том числе Владимир, Муром, Суздаль, Юрьев, Переяславль, Коломну, Москву, Можайск, Волок-Ламский, Дмитров, Углич. Множество людей погибло или было уведено в плен; не спаслись даже те, кто прятался от насильников в лесах. По словам летописца, татары «людей из лесов изведоша». В том же году монголо-татарское войско ходило на Ярославль; по пути ордынцы «одних посекли, а других в плен повели». В 1297 г., по сообщению летописца, снова «была рать татарская, пришел Олекса Неврюй».

Всего за вторую половину XIII столетия монголо-татарские завоеватели не менее 15 раз вторгались в Северо-Восточную Русь, причиняя новые и новые опустошения. Город Переяславль-Залесский за это время они разрушали 4 раза, Муром, Суздаль и Рязань — по 3 раза, Владимир-на-Клязьме — 2 раза (да еще трижды враги опустошали его окрестности). Периодически разоряемая вражескими походами страна долго не могла оправиться.

Везде, где проходили монголо-татарские полчища, на месте цветущих городов оставались дымящиеся развалины, жителей убивали или уводили в ордынский плен. Русские летописцы так писали о состоянии городов после нашествия: «множество мертвых лежали, и град разорен, земля пуста», «людей избили от старца до младенца», «только дым да земля да пепел...». Особенно сильный урон был нанесен ремесленному производству, которое было основой городской культуры. Ремесленное население массами уводилось в плен, причем вместе с умельцами-ремесленниками Русь утратила многие производственные секреты. На десятилетия исчезли многие сложные ремесла, прекратилось каменное строительство. Города переживали период длительного упадка.

Академик Б.А. Рыбаков так писал о последствиях монголо-татарского завоевания для русских городов: «Русь была отброшена назад на несколько столетий, и в те века, когда цеховая промышленность Запада переходила к эпохе первоначального накопления, русская ремесленная промышленность должна была вторично проходить часть того исторического пути, который был проделан до Батыя». Слабость русских средневековых городов, потенциальных центров борьбы за политическое объединение страны и будущих очагов буржуазного развития, имела крайне тяжелые последствия для дальнейшей истории Руси. Поэтому Русь вступила на путь капиталистического развития значительно позднее, чем передовые страны Западной Европы (Нидерланды, Италия, Англия).

Не в меньшей степени пострадали от монголо-татарского завоевания и сельские поселения Северо-Восточной Руси. В летописях то и дело встречались упоминания о том, что монголо-татары «села, волости и погосты пограбили», «все пусто сотворили», «по селам скот и кони и жита пограбили, высекая двери у домов», «положили всю землю пусту», «людей без числа в плен повели», «со многим полоном отошли в Орду». Грабежами и насилиями сопровождались любые передвижения завоевателей по Русской земле, если даже они проезжали в качестве послов к князьям. Недаром в грамотах того времени сохранились упоминания о селах, которые запустели из-за того, что «послы татарские того дорогою ходили».

Крестьянское хозяйство разорялось из-за ордынских набегов и поборов, забрасывались пашни, население уходило с земель, пограничных со степью, на север и северо-восток, под защиту лесов. Пустели земли на Рязанщине, по Клязьме, по Оке. Страшные картины запустения оставили современники. В «Повести о граде Курске» указывалось, что после нашествия вся Курская земля «разорена была», «от многих лет запустения великим лесом заросла и многим зверям обиталищем стала». Монах Пимен, проезжавший по южнорусским землям во время своего путешествия в Константинополь, писал: «Было то путешествие печально и уныло, потому что была пустыня всюду, нельзя было увидеть там ничего — ни города, ни села. Пусто все было и не населено, нигде не видно было человека, только пустыня».

Но не только в страшных опустошениях были тяжкие последствия монголо-татарского завоевания. Русь попала под иноземное иго.

Порабощение завоеванных стран, превращение их в постоянный источник дохода было одной из главных целей походов монголо-татарских ханов. Плано Карпини писал об общих принципах политики монголо-татарских ханов в отношении завоеванных стран: «Надо знать, что они не заключают мира ни с какими людьми, если те им не подчинятся. И вот что требуют от них: чтобы они шли с ними в войске против всякого человека, когда им угодно, и чтобы они давали им десятую часть от всего, как от людей, так и от имущества». Чтобы укрепиться в завоеванных землях, монголо-татары убивали представителей местной знати. По словам Плано Карпини, «их замысел заключается в том, чтобы одним господствовать на земле, поэтому они выискивают всякие случаи против знатных лиц, чтобы убить их». Невыносимой была жизнь народов, попавших под непосредственную власть монголо-татарских феодалов, — местное население фактически превращалось в рабов.

Однако были страны, которыми завоеватели управляли по-иному, оставляя у власти местных правителей. Плано Карпини писал далее, что они «берут дань также с тех народов, которые находятся далеко от них и смежны с другими народами, которых они до известной степени боятся и которые им не подчинены, и поступают с ними, так сказать, учтиво, чтобы те не привели на них войска или также чтобы другие не страшились предаться им». Правителям таких стран после признания верховной власти монгольского хана разрешали вернуться, сохранив за ними непосредственное управление своими землями. Однако за деятельностью их бдительно следили особые представители хана — башафы, которых на Руси называли баскаками. «Башафов или наместников они (монголы) ставят в земле тех, кому позволяют вернуться; как вождям, так и другим подобает повиноваться их мановению, и если люди какого-либо городи или земли не делают того, что они хотят, то башафы возражают им, что они неверны татарам, и таким образом разрушают их город и землю, а людей, которые за ней находятся, убивают при помощи сильного отряда татар, которые приходят без ведома жителей по приказу того правителя, которому повинуется упомянутая земля, и внезапно бросаются на них. И не только государь татар, захвативший землю, или наместник его, но и всякий татарин, проезжающий через эту землю или город, является как бы владыкой над жителями, в особенности тот, кто считается у них более знатным. Сверх того, они требуют и забирают без всякого условия золото и серебро и другое, что угодно и сколько угодно».

Северо-Восточная Русь и относилась к числу стран, которые были завоеваны, но не попали под непосредственное управление монголо-татарской администрации.

Решающую роль в этом сыграло героическое сопротивление русского народа, непрекращающаяся борьба народных масс против завоевателей. Хан Батый оставил в русских землях прежних князей, которые признали свою зависимость от него и обязались собирать дать в пользу монголо-татарских феодалов. Вскоре после возвращения из похода на запад хан Батый вызвал в город Сарай, столицу своего нового государства Золотой Орды, князя Ярослава Всеволодовича, брата убитого великого князя Юрия, и, по словам летописца, «почтил Ярослава великою честью и мужей его, и отпустил, сказав ему: «Ярослав! Будешь ты старшим всем князьям в русском языке!». Следом за великим князем потянулись в Орду за «ярлыками» на свои «отчины» другие князья — ярославские, ростовские, углицкие. За всеми ими хан закрепил их прежние княжества. Так определилось юридическое положение русских земель по отношению к Золотой Орде. Русь не вошла непосредственно в состав Золотой Орды, не превратилась в монгольский «улус», но, признав верховную власть ордынских ханов, русские князья попали в зависимость от них и обязались выплачивать дань.

Однако иноземное иго, даже осуществляемое руками собственных феодалов, было тяжким. Завоевателями была разработана целая система ограбления покоренных стран: известно 14 видов различных ордынских «даней» и «тягостей»! Основным среди ордынских поборов была «царева дань», называемая также «ордынский выход», «дань десятинная», или просто «десятина». «Царева дань» была постоянным налогом, который собирался в пользу хана со всего городского и сельского населения, в городах — с дома, в сельских местностях — со двора или деревни. Постоянными данями были также «поплужное» (с плуга), «ям» и «подводы» (извозные повинности), «мыт» и «тамга» (торговые сборы). Кроме того, было множество единовременных поборов. Это прежде всего так называемые «запросы», т. е. единовременные требования хана выплачивать крупные суммы на военные и другие расходы. Иногда «запросы» были настолько велики, что буквально разоряли население. Далее, существовали различные «дары» и «почестья» — подарки, которые отсылались в Орду или передавались на месте ханским послам. Таких «даров» или «почестий» было множество: «поминки», «поклонное», «выходное», «памятное», «становое», «выездное» и даже «мимоезжее». В пользу ханской семьи собиралась особая «пошлина»: «царева пошлина, царицына, князей, рядцев, даруги, посла». Тяжелой обузой для крестьянского хозяйства был «корм», который получали с населения ордынские послы и баскаки. Кроме того, русские княжества обязаны были по приказу хана «рать собирать, где восхочем воевать», и присылать людей на ханскую охоту. От уплаты ордынских даней было освобождено только духовенство, которое завоеватели хотели привлечь на свою сторону и использовать для укрепления власти Орды над Русью.

В результате из русских земель ежегодно выкачивались в Золотую Орду огромные суммы, в основном в виде серебряных монет и слитков. А серебро было основным денежным металлом Руси, и его нехватка мешала развитию товарно-денежных отношений. Крестьянское хозяйство разорялось, ряды феодально зависимых людей пополнялись за счет обедневшего крестьянства. Феодалы, вынужденные делиться своими доходами с ордынскими ханами, старались возместить это усилением феодальной эксплуатации.

Иноземное иго усложнило и политическую обстановку на Руси. Политика ордынских ханов была направлена на разжигание феодальных усобиц. Феодальная раздробленность страны усилилась. Все это затрудняло борьбу против монголо-татарских завоевателей, мешало накапливанию сил для свержения монголо-татарского ига. Кроме того, завоевание значительно осложнило международное положение Руси — внешние враги усилили давление на западные рубежи.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика