Александр Невский
 

Глава 6. В половецких степях и за Днепром

После трудного зимнего похода на Северо-Восточную Русь хан Батый рассчитывал в половецких степях дать отдых своему усталому воинству. Но его надежды не оправдались — монголо-татарских завоевателей ждали в степях новые бои.

Не покорились завоевателям воинственные племена черкесов, населявших Северный Кавказ. Двум потомкам Чингиса — Менгухану и Кадану — пришлось вести туда многочисленное войско. Битвы в кубанских плавнях и в предгорьях Кавказа продолжались до зимы. Рашидаддин писал, что «в год собаки, соответствующий 635 году (1238 г.), Менгухан и Кадан пошли походом на черкесов и зимой убили государя тамошнего по имени Тукара».

Не были еще окончательно побеждены и половцы, вытесненные предыдущими походами за реку Дон. Летом 1238 г. завоевателям снова пришлось воевать с ними. Тот же Рашидаддин сообщал, что хан Берке «отправился в поход на кипчаков (половцев) и взял Аржумака, Куранбаса и Канерина, военачальников Беркута». Затяжной и кровопролитной была эта война. Итальянец Плано Карпини, проезжавший по половецким степям вскоре после монголо-татарского нашествия, писал: «В Комании (земле половцев) мы нашли многочисленные головы и кости мертвых людей, лежащие на земле подобно навозу». «Огромное количество могил половцев» видел в половецких степях и другой западноевропейский путешественник, француз Рубрук.

Кроме того, против завоевателей подняли восстание, мордовские племена. Хану Батыю пришлось срочно организовывать карательный поход в Мордовскую землю, во время которого был разорен город Муром и русские земли по нижней Оке.

Наконец — и это было самое главное — сопротивление Руси еще не было сломлено после зимнего похода на Владимиро-Суздальскую Русь. Княжества Юго-Западной и Южной Руси сохранили свои войска и укрепленные города, готовились к сопротивлению. В непосредственной близости от степей находились мощные крепости Переяслав-Южный и Чернигов, не раз отбивавшие набеги кочевников — печенегов и половцев. Неприступной твердыней высились над Днепром башни и стены Киева, древней столицы земли Русской. Не сокрушив этих укрепленных городов, нельзя было серьезно рассчитывать на дальнейшее успешное продвижение на запад. И хан Батый решил начать с ударов по пограничным со степью русским городам.

Весной 1239 г. монголо-татарское войско подступило к Переяславу-Южному. Высокие валы, крепкие стены, крутые берега рек Трубежа и Альты, с трех сторон окружавшие город, делали его сильной крепостью. Переяслав был назван в честь победы над печенежской ордой в 990 г., когда русские удальцы «переняли славу» у печенегов. Ни печенегам, ни торкам, ни половцам ни разу не удавалось взять этот город, «отчину» славного воителя киевского князя Владимира Мономаха. И на этот раз переяславцы мужественно встретили врага. Но деревянные стены Переяслава не выдержали ударов монголо-татарских пороков и рухнули. Город был «взят копьем» (штурмом) и разрушен. Летописец сообщил, что монголо-татары «людей избили, а город пожгли огнем и пленных много взяли». Опустошению подверглись и другие города и села Переяславского княжества. Разгром был так силен, что даже триста лет спустя на месте Переяслава «град был без людей», а каменный собор пролежал в развалинах до середины XVII столетия.

Поход монголо-татарских войск на Южную Русь

Следующий удар был направлен на Чернигов. И здесь завоеватели встретили сильное сопротивление. Черниговский детинец, расположенный на высоком холме при впадении в Десну речки Стрижень, был окружен «окольным градом», за которым был еще третий вал, прикрывавший «предгородье». Преодолеть эти три линии укреплений, оборонявшиеся сильным гарнизоном, было нелегко. Когда осенью 1239 г. монголо-татарское войско окружило Чернигов «в силе великой», его встретил за городскими стенами «со многими воинствами своими» князь Мстислав Глебович, двоюродный брат Михаила Черниговского. «Лютым был бой у Чернигова», — отметил летописец. Со стен на врага летели тяжелые камни, пущенные черниговскими воинами, — защитники города успешно осваивали новую для них метательную технику. По словам летописца, камни были настолько тяжелыми, что их едва могли «четыре сильных человека поднять». И все же «побежден был Мстислав, и множество войска его было убито». Началась осада города. 18 октября 1239 г. «взяли татары Чернигов, и град пожгли, и людей избили, и монастыри пограбили». Долго не мог оправиться разоренный город от монголо-татарского погрома. Только в XVIII в. Чернигов восстановился в прежних, домонгольских границах. На обратном пути от Чернигова завоеватели опустошили земли по Десне и Сейму, разрушили города Путивль, Глухов, Вырь, Рыльск и др.

Теперь на очереди был Киев, но к нему монголо-татары подошли впервые в начале 1240 г. — их силы были заняты походом в Мордовскую землю, завоеванием Крыма, набегом на Дербент. Менгухан остановился на левом берегу Днепра, против Киева, и, по словам летописца, «удивился красоте его и величине его, прислал послов своих к горожанам, желая их прельстить, но не послушали его». Вероломство и коварство завоевателей было уже достаточно известно, а сил для штурма города у Менгу не было. Кстати, и позднее, во время общего похода на запад, монголо-татары не решились преодолевать Днепр против Киева, а обошли столицу Южной Руси с юга.

Осенью монголо-татарское войско во главе с ханом Батыем переправилось через Днепр ниже устья реки Роси и подступило к укрепленной линии вдоль этой реки, на которой стояли гарнизоны киевских дружинников и служилых кочевников киевских князей, которых называли «черными клобуками». В состав «черных клобуков» входили остатки кочевых племен печенегов и торков, которые когда-то бежали под натиском половцев в земли Киевского княжества и поступили на службу к киевским князьям, а также племена берендеев, коуев и турпеев. «Черные клобуки» были поселены на реке Роси и в других пограничных областях и верно несли службу по охране степных рубежей. И теперь они первыми плечом к плечу с русскими гарнизонами приняли удар монголо-татарских полчищ. По всей линии поросских городков-крепостей разгорелись ожесточенные бои. Археологические раскопки этих городов (Княжья Гора, Девичья Гора и др.) дали яркие картины гибели их в результате монгольских штурмов: следы массовых пожарищ, трупы под развалинами жилищ, находки оружия, в том числе большого количества монгольских стрел и сабель. Но силы, конечно, были неравными. Укрепленная линия на реке Роси была прорвана, и монголо-татарские полчища, разрушая все на своем пути, устремились к Киеву.

Древняя столица Руси, раскинувшаяся на высоких холмах над рекой Днепром, готовилась к обороне. Укрепления Киева создавались в течение нескольких столетий и к моменту нашествия по своей мощи не имели равных на Руси. На 12 м поднялись наружные валы Ярославова города, подкрепленные могучими каменными башнями. Киевские Золотые ворота были прообразом для неприступных владимирских Золотых ворот. За наружными валами были укрепления древнего города Владимира, и, наконец, в центре столицы оборонительный пояс окружал Ярославов двор. Однако, как и во Владимире, войска для обороны укреплений было недостаточно. Фактически Киев был предоставлен собственным силам. Князь Даниил галицкий, владевший тогда Киевом, оставил в городе тысяцкого Дмитрия с небольшой дружиной. Вся тяжесть обороны в Киеве легла на плечи народных масс — ремесленников и торговых людей посада, крестьян окрестных сел и деревень. События осады Киева подробно описаны русскими летописцами:

«Пришел Батый к Киеву в силе тяжкой, многим множеством силы своей и окружил город, и обступила его сила татарская, и был город в обдержании великом. И был Батый у города, и отроки его обсели город, и ничего не слышно было от скрипенья телег его, рева множества верблюдов и ржания коней, и была наполнена Русская земля ратными.

Поставил Батый пороки к городу возле Лядских ворот. Пороки, непрерывно бьющие день и ночь, выбили стены, но взошли горожане на остаток стены, и тут было копья ломались и стрелы омрачили свет, и (тысяцкий) Дмитрий был ранен. Татары взошли на стены и сидели там тот день и ночь. Горожане же построили другой город около (церкви) Богородицы. Утром же пришли на них татары, и была брань между ними великая». Здесь, в самом центре Киева, был последний бой. Уцелевшие киевляне укрылись за стенами каменной Десятинной церкви. Каменные толстые стены церкви долго выдерживали удары монгольских пороков, но потом рухнули, похоронив под развалинами героических защитников. 6 декабря 1240 г., после девятидневной осады, Киев пал. «Взяли Киев татары, — продолжал летописец, — и святую Софию (Софийский собор) разграбили, и монастыри все, и взяли иконы и кресты и узорочье церковное, а людей от мала до велика всех убили мечом».

Оставив позади дымящиеся развалины Киева, монголо-татарские завоеватели двинулись дальше на запад. Снова они применили свою обычную тактику облавы. Рашидаддин сообщал, что отряды завоевателей «обходили все города и завоевали крепости и области, которые были по пути». И снова каждый шаг завоеватели вынуждены были проходить с боями. Укрепленные городки по рекам Случи, Горыни и Тетереву упорно оборонялись и гибли в неравной борьбе, нанося врагу немалый урон. Против города Колодяжина, стоявшего на высоком берегу реки Случи, хан Батый «поставил двенадцать пороков и не мог разбить стены». Только хитростью монголо-татарам удалось ворваться в город и перебить его защитников, послушавших «злого совета». Зато два других города — Кременец и Данилов — отбили все штурмы и выстояли. По словам летописца, хан Батый, «видя град Кременец и Данилов, что невозможно взять ему, и отошел от них». Отбил все приступы и хорошо вооруженный город Холм. Однако остальные города Южной Руси были разорены до основания. Особенно жестоко расправились монголо-татарские завоеватели с населением города Владимира-Волынского. Этот город был красив и обширен. По преданию, венгерский король, увидев Владимир-Волынский, воскликнул: «Такого города я не видел и в немецкой земле!». В разрушенном монголо-татарами Владимире-Волынском археологические раскопки обнаружили следы массовых казней: в слое угля и пепла в беспорядке лежали человеческие скелеты с разрубленными костями, с черепами, пробитыми большими железными гвоздями. «И не было во Владимире никого, кто бы остался жив», — печально отметил летописец. Вскоре после трехдневной осады был взят и разрушен Галич, второй крупный город Юго-Западной Руси. Одновременно монгольская облава опустошала села и деревни почти на всей территории Южной Руси.

Весной 1241 г. монголо-татарские полчища в нескольких местах пересекли западную границу Руси и вторглись в Польшу, Чехию, Венгрию. Наступил последний этап монголо-татарского нашествия.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика