Александр Невский
 

Торговые связи Смоленского княжества во второй половине XI — первой половине XII в.

Основные данные черпаются как в материалах письменных источников, так и в археологии. Из уставной грамоты новгородского князя Всеволода Мстиславича церкви Иоанна на Опоках (1134—1135 гг.) мы узнаем, что в Новгород приезжали, по-видимому, систематически смоленские купцы, которые, как и полоцкие, обязаны были платить «по две гривны кун от берковъска вощаного», и плата эта была более высокой, чем та, которой обязывались купцы-жители Новгорода и Новгородской земли (Новоторжцы)1, чем, видимо, погашалась посторонняя для Новгорода конкуренция. О существовании торговых связей Смоленска с Севером можно догадываться по подаркам, которые преподнес Ростислав Смоленский Святославу Ольговичу на званом обеде в Моровийске. Князь одаривал своего союзника «соболями, и горностаими, и черными кунами, и песци, и белыми волкы, и рыбьими зубы...»2. Уже П.В. Голубовский указывал, что большая часть этих подарков происходила с северо-востока русских земель через Новгород и Тверь3.

Рис. 9. Иракское блюдо из клада у оз. Зеликовье (VIII — вторая половина IX в.)

Уже давно отмечалось, что «в Смоленской земле сильно чувствуется влияние смоленского (т. е. местного. — Л.А.) ремесла на инвентарь богатых курганов в деревнях», что «по густоте находок вокруг Смоленска мелких литых амулетов можно сделать вывод об их производстве либо в самой столице (княжеском Смоленске. — Л.А.), либо в его окрестностях»4. Так, решетчатые ромбические подвески, отлитые в одной форме, приобретены были как у д. Волочек под Дорогобужем, так и в Юхновском у.5 Обилие находок других ювелирных украшений вблизи Смоленска, тянущихся между Двиной, Днепром, верхней Угрой, Десной и Болвой6, указывают на производство этих изделий именно в этих местах. По другим материалам здесь также предполагается существование еще одного вида мастерских — стеклодельных, снабжавших соседние села в пределах Дорогобужского, Екимовичского и Ельнинского районов посеребренными бусами и бусами, имитирующими привозные золотостеклянные7. Можно было бы предположить, что эти бусы изготавливались в соседнем Смоленске, но против этого, как будто бы то обстоятельство, что они найдены только к востоку от него, т. е. там, где найдены и указанные выше ювелирные украшения. Совпадение ареала распространения бусин с металлической прокладкой («золотостеклянных») с ареалом в X в. диргема навело М.В. Фехнер на мысль об использовании этого рода украшений в качестве мелкой разменной монеты8. Существование деревенских ремесленных мастерских в междуречьях Двины — Днепра — Десны и Угры, видимо, указывает на оживленные торговые связи местного населения с проезжими торговцами в этих местах. Это заключение подтверждается подобным же скоплением ювелирных изделий в других аналогичных местах, например, в междуречье верховьев рек Москвы и Ламы, Москвы и Клязьмы9. Привески-амулеты и лунницы были распространены на всем протяжении между верховьями Западной Двины и Десны — Угры, круглые же привески, но данным А.В. Успенской, были более излюбленными в верховьях рек Москва, Лама и Клязьма, а также в междуречье Днепра и Угры у Дорогобужа10, лишь в городских древностях они встречаются шире, по соседству с былыми кривичскими землями.

Рис. 10. Меч из д. Семеновка Рославльского района (X в., случайная находка, Западная Европа)

Есть материалы, указывающие на торговлю Смоленской земли и с другими русскими княжествами. О связях с Волынью свидетельствуют многочисленные шиферные пряслица, находимые во всех смоленских городах: Смоленске, Торопце, Мстиславле, Ростиславле и др. Кресты-энколпионы, встречающиеся более всего в Мстиславле и известные в Смоленске, Торопце и некоторых других местах11, указывают на торговлю с «Русской землей», и прежде всего с Киевом. На эту же связь указывают и находки некоторых типов стеклянных браслетов, также предметов культа (иконка и лампадка из Бородинского городища12), некоторые виды других изделий из Смоленска, Воищины и того же Бородинского городища13.

Рис. 11. Надпись и орнамент на мече из Семеновки

Но, как и везде, более всего материалов для суждения о торговле с иными странами. Помимо византийских и главным образом западноевропейских монет, на связи с этими землями указывают и другие предметы. В Смоленске, например, найдена западноевропейская гемма, аналогия которой известна из Киева, но обе происходят с южных берегов Немецкого моря и Ютландии, завезены, по-видимому, фризскими купцами14. О связях с Византией свидетельствуют находки стеклянных браслетов из Смоленска (некоторые даже с инкрустацией), костяная обкладка шкатулки оттуда же15 и др. Связь с Кавказом подтверждают самшитовые гребни, большая часть которых, судя по Новгороду, проникла на Русь более всего в XII—XIII вв.16 Гребни найдены, сколько известно, в Смоленске, также в Ростиславле и Мстиславле17.

Рис. 12. Фрагменты арабского бокала из Мстиславля

Ряд находок указывает и на связи с арабским востоком: поливной18 и стеклянный сосуды из раскопок Смоленска и Мстиславля (рис. 12) с арабскими надписями19. Большое количество предметов, указывающих на торговлю с Прибалтикой и Скандинавскими странами. Здесь, прежде всего, разумеется, находка янтаря в Смоленске, который, судя по Новгороду, более всего попадал на север Руси в 20—30-х годах XII в.20 Скандинавские связи были распространены всего более в IX — начале XI в., но следы их прослеживаются и позднее. Так, подвески в виде «викинга» известны в курганах у д. Лудчицы, а недавно и из кургана у д. Колодизское (рис. 13, обе — в Могилевском Поднепровье21. Из Индии происходят раковины Каури (например, Смоленск22, Мстиславль). В Верхнем Поднепровье эта находка редка: раковины возили, по-видимому, по Волге и их много лишь в Новгородской и Псковской землях23.

Рис. 13. Скандинавская бляшка из кургана № 12 у д. Колодзинская Могилевской области БССР (раскопки Я.Г. Риера).

Примечания

1. Дополнения к Актам историческим. СПб., 1846, т. I, № 3.

2. ПСРЛ. М., 1962, т. II, стб. 504 («рыбьи зубы» — клыки моржа).

3. Голубовский П.В. История Смоленской земли..., с. 10.

4. Рыбаков Б.А. Ремесло.., с. 458.

5. Там же, с. 449.

6. Рыбаков Б.А. Ремесло...; Успенская А.В. Нагрудные и поясные привески. — Труды ГИМ, 1967, вып. 43.

7. Фехнер М.В. К вопросу об экономических связях древнерусской деревни. — Труды ГИМ, 1959, вып. 33, с. 165; ср.: Щапова Ю.Л. О происхождении некоторых типов древнерусских бус. — СА, 1962, № 2, с. 94.

8. Фехнер М.В. К вопросу..., с. 166.

9. Успенская А.В. Нагрудные и поясные привески..., рис. 15, 17, 19.

10. Там же, рис. 15, 17, 19.

11. Алексеев Л.В. Мелкое художественное литье из некоторых западнорусских земель. — СА, 1974, № 3, с. 209, прим. 41 и др.

12. Седов В.В. Сельские поселения центральных районов Смоленской земли. — МИА, 1960, № 96, с. 120.

13. Седов В.В. Сельские...

14. Даркевич В.П. Гемма из Смоленска. — КСИА, 1965, вып. 104, с. 38—40.

15. Авдусин Д.А., Асташова И.И. Раскопки в Смоленске. — АО 1975 г. М., 1976; Авдусин Д.А. Смоленская археологическая экспедиция. — АО 1967 г. М., 1968.

16. Рыбина Е.А. Из истории южного импорта в Новгород. — СА, 1971, № 1; Она же. Археологические очерки истории Новгородской торговли. М., 1978.

17. Авдусин Д.А. Происхождение Смоленска. Смоленск, 1957, с. 47—49; Алексеев Л.В. Древний Ростиславль. — КСИА 1974, вып. 139; Он же. Древний Мстиславль. — КСИА, 1976, вып. 146.

18. Авдусин Д.А. Происхождение Смоленска, с. 49, рис. 11.

19. Асташова Н.И. Раскопки в Смоленске. — АО 1973 г. М., 1974, с. 41; Авдусин Н.И., Асташова Д.А. Раскопки в Смоленске. — АО 1975 г. М., 1976, с. 52.

20. Рыбина Е.А. Из истории южного импорта...; Она же. Археологические очерки...

21. Петренко В.П. О бронзовых «фигурках викинга». — В кн.: Исторические связи Скандинавии и России. Л., 1970; Риер Я.Г. Изучение курганов в Могилевском Поднепровьи. — СА, 1970, № 2, с. 190.

22. Авдусин Д.А. и др. Смоленская экспедиция. — АО 1971 г. М., 1972.

23. Мугуревич Э.С. Восточная Латвия и соседние земли. Рига, 1965, с. 59.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика