Александр Невский
 

Вятическая территория Смоленской земли

Восточная часть Смоленской земли, вдававшаяся большим языком между землями Ростово-Суздальской и Черниговской, лежала, как сказано, в области голяди на Протве и вятичей на реках Москва и Руза, куда удалось беспрепятственно «втиснуться» смоленской дани еще во второй половине XI и первой половине XII в.1

В письменные документы попали наименования сел и деревень этих мест2. Среди многочисленных вятических поселений, на которые указывают курганы, Устав Ростислава отмечает несколько центров обложения — Добрятин на Пахре, Доброчков на Наре, Путтино с Беницами в районе Пахры и, наконец, Бобровницы на нижней Протве и Искона на р. Искона.

Путтино и Беницы. В Уставе Ростислава есть одно место, на которое ранее внимания не обращалось, но оно заслуживает отдельного внимания, это — текст о Путтине: «На Путтинѣ присно платят(ь) четыре гривны, бѣници двѣ гривны, кор(ч)мити полпяты гривны, дѣдичи — и дань и вира — 15 грив(ен), гость 7 грив(ен). А ис тот (о) с(вя)тѣи Б(огороди) ци и еп(и)ск(о)пу — три гривны без семи ногат»3. Д. и А. Поппэ обратили внимание на то, что исчисление десятины, причитающейся епископии, произведено здесь суммарно (в источнике более не встречается)4. Однако П.В. Голубовский, который этого еще не замечал, локализовал Путтино, Дедичи в разных частях Смоленской земли, чего быть не могло. Вглядываясь в текст пристальнее, польские исследователи установили, что доля кафедры составляет 1,0% не от всей суммы, собираемой в Путтине (32 гривны и 10 ногат), а от 26 гривен 10 ногат. Последний взнос в приведенном тексте уплачивают не жители населенного пункта, а «гость», т. е. категория населения. В тексте есть и «корчмити», что также можно понимать не как топоним, а как категорию населения. То же и с дедичами: по О.Н. Трубачеву, «дедичи — реликтовая категория сельскохозяйственного населения, располагавшего наследственным правом на землю, известная западным и южным славянам»5, и, думают Д. и А. Поппэ, существовала некогда и на Руси. Действительно, дополним мы, в топонимии Восточной Европы термин «дедичи» встречается, и предположение ученых вероятно. Двигаясь этим путем, исследователи полагают, что и «Бѣници» также не топоним, а испорченное при переписке в XVI в. «бъртници» (бортники) либо «бъбровници» (бобровники), но с этим, мы видели, согласиться нельзя, так как остатки Бѣниц XII в. дошли до наших дней. В заключение Д. и А. Лоппэ предлагают следующий перевод «Путтинского куска» Устава Ростислава: «На Путтине всегда платят 4 гривны, бортники — 2 гривны, корчмари — полпяты гривны, дедичи и дань и вира — 15 гривен, купцы 7 гривен, а из того святой Богородице и епископу 3 гривны без семи ногат»6. Развивая мысль далее, ученые пишут: «В пользу князя в Путтине собиралось 32 гривны и 10 ногат, однако церковная десятина определена в 26 гривен 13 ногат, т. е. 10% от 26 гривен 10 ногат. Разница в 6 гривен объясняется весьма просто. Дедичи были обязаны князю (платить) и дань и виру вместе 15 гривен. Так как во введении к списку десятин отмечено, что она идет от всех (затем поименованных) денежных даней (истых кун), за исключением, между прочим, виры, то становится ясным, что именно она и была вычтена из общей суммы княжеского дохода с Путтина и только затем была высчитана десятина». Дедичи уплачивали 9 гривен дани и 6 гривен виры в рассрочку согласно статье 4 Русской Правды (Пространная редакция)7.

Наблюдения польских исследователей крайне интересны, о них еще будем говорить далее, здесь же внесем следующий корректив. Суммарный «Путтинский текст» указывает, как сказано, на территориальную близость жителей, уплачивающих налоги в Путтино. Путтино было в районе Боровска, там же есть и Беницы (село, существующее и сейчас). Следовательно, пропуск в тексте после «Бѣ», который усмотрел в рукописи некогда А.И. Копанев, а теперь поддерживает Я.Н. Щапов8, как это видно даже на фотографии текста, опубликованной Д. и А. Поппэ, на этой строке в действительности не существовал. После «Бѣ» — перенос на другую строку, а здесь поле изгрызено мышами, захватившими даже два знака в предыдущей строке (пропуск между словами и союз «И»). Однако современный топоним Беницы снимает подозрение, что затронута какая-либо часть этого слова, — оно все налицо. Итак, Путтино было погостом, которому подчинялось село Беницы. Дань в Путтино вносило несколько категорий населения — дедичи, корчмари и купцы.

Искона, Веть и др. В районе р. Москвы с притоками Рузой, Исконой вятические, а частично и кривичские курганы встречаются повсеместно, и не приходится сомневаться, что феодальных центров здесь было довольно много. Ростислав Смоленский в 30-х годах XII в. получал доходы с волостей Исконы и Вети (по 40 гривен). Первая была в верховьях р. Искона в сравнительной близости от верховьев Ламы, вторая — в междуречье верховьев Москвы, ее притока Колочи, с одной стороны, и верховьев Гжати — с другой9. Расположение на удобных местах междуречья, вероятно, и было причиной раннего интереса к этим местам смоленских князей. По поздним документам, «в Исконском и Боянском стану (есть) церковное место, что была церковь страстотерпца Христова Георгия на государевой земле, что был погост Георгиевский на речке на Рузе»10. Почти половина Георгиевских церквей, известных летописям, принадлежит домонгольскому времени11. Не исключено, что церковь этого названия стояла здесь уже тогда, что, возможно, дополнительно свидетельствует в пользу феодального освоения этих земель в то время. Никаких археологических данных об области Искона и Вети у нас нет. Судя по курганам, деревни были и южнее, по территории Медынского и Можайского уездов, как указывал А.В. Арциховский, до сих пор еще не изучены12. Много деревенских селений в Подольском у. — «классической стране вятических курганов»13. По Уставу Ростислава, здесь были пункты Доброчков, Добрятино и Бобровницы, платившие последовательно 20, 30, 10 гривен. Пункты эти локализованы П.В. Голубовским. Добрятино вошло в черту г. Подольска. Некогда там было много курганов, шесть из которых раскопал А.П. Богданов14.

Примечания

1. Голубовский П.В. История Смоленской земли...; Насонов А.Н. «Русская земля»..., с. 166.

2. Голубовский П.В. История Смоленской земли..., с. 68, примечание.

3. ДКУ, с. 142, 143.

4. Poppe D., A. Dzedzice na Rusi. — Kwartalnik historyczny. Warszawa, 1967, N 1, s. 3—19.

5. В древнерусском языке право на дедовское наследство действительно обозначалось как «дѣдьньство», «дѣденьство», а слово «дѣдичетво» относилось к самому наследству (Трубачев О.Н. История славянских терминов родства и некоторых терминов общественного строя. М., 1959, с. 69—70). Этим исследованием и руководствовались польские ученые.

6. Poppe D., A. Dzedzice..., s. 4. Правомерность этих допущений, по мнению Д. и А. Поппэ, подкрепляется наблюдением, что все волости Устава даны в предложном падеже, Беницы и Коромити в именительном.

7. Poppe D., A. Dzedzice..., s. 7.

8. ПРП. М., 1953, т. II, с. 40, прим. 3; ДКУ, с. 142, 143.

9. Голубовский П.В. История Смоленской земли..., карта.

10. Дионисий, архимандрит. Можайские акты 1506—1775 гг. СПб., 1892, с. 207.

11. Указатель к первым осьми томам ПСРЛ. СПб., 1907, с. 524—525.

12. Арциховский А.В. Курганы вятичей, с. 116—117.

13. Там же, с. 119.

14. Богданов А.П. Материалы для антропологии курганного периода в Московской губернии. М., 1867, с. 83, 84.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика