Александр Невский
 

Области правобережья Днепра

В эпоху феодальной раздробленности местные центры приобретают, как известно, особое значение. Важно изучить те части Смоленской земли, на которые эти центры опирались и из которых выросли.

Торопецкие земли. Река Межа была естественной границей для земель северной части Смоленского княжества, которые, как показал А.Н. Насонов, тянули к одному из древнейших центров Смоленской земли — Торопцу. В дальнейшем здесь образовалось самостоятельное Торопецкое княжество во главе с младшей линией князей — потомков Ростислава Смоленского. Торопецкие земли состояли из скоплений поселений, перемежавшихся зонами их большой разреженности.

1. К юго-востоку от Торопца было большое скопление селений вокруг Жижецкого озера, где сейчас сохранилось не менее 18 курганных групп, которых было намного более (берега озер Белинского и Двинья с запада не обследовались). Первые славянские поселения здесь появились еще в эпоху длинных курганов1. Очень скоро в этом сильно населенном районе появился и центр обложения Жижец, собиравший в Смоленск в 30-х годах XII в. 130 гривен серебра и много рыбы, а в 20-х годах XIII в. Жижец платил смоленскому епископу как город 5 гривен и 1 лисицу.

2. Место концентрации жителей у Лучанского озера в верховьях Двины имело характерные топонимы — «Переволока», «Ямное», «Мосты». Здесь был волок от верховьев Двины к притоку Ловати р. Пола и еще один волок из оз. Пено в р. Половка и р. Пола. Однако обилие курганных трупп заставляет думать, что здесь не могло не появиться феодального центра: край был слишком заселенным и стоял на торном пути. На Лучанском озере, мы полагаем, и находился древний Лучин, упоминаемый уже в Уставе 1136 г. (см. раздел «Города»).

3. Большое скопление древних поселений было и на оз. Охват, в межозерье Пено и Селигера, а также в окрестностях оз. Волго. Курганы новгородской стороны оз. Селигер имеют наиболее раннюю дату — X в.2 Курганы смоленской стороны не раскапывались, но в верховьях Двины они имеют дату XI—XII в.3 Условно можно считать датой возникновения поселений на смоленской стороне X — начало XI в. — тогда здесь проходил Путь из варяг в греки, расцвет которого падает на вторую половину X в. Здесь были, несомненно, и феодальные центры.

В 1899 г. И.М. Красноперов определил, что к Новгороду шел путь «волоком 2—3 в. до р. Исни Большой (называемой крестьянами Женей), впадающей в оз. Пено, а из него в Волгу» и заключил, что здесь и была Ження Великая Устава 1136 г.4 Обследования Большой Исны — ближайшая задача археологов.

Сильно заселенной местностью, судя по курганам, была территория между северной оконечностью оз. Пено и южной оконечностью оз. Селигер. Поселения существовали здесь потому, что помимо рыболовства можно было получить выгоды от сухопутной дороги по волоку Стерж — Селигер5. Большая часть Селигера была новгородской6, но среди скоплений поселений в его южной части и далее к Волге были еще смоленские феодальные центры, вносившие в Смоленск по 200 гривен в 1136 г. Это: Жабачев и Хотшин, местоположение которых определил П.В. Голубовский и уточнил И.М. Красноперов в 1899 г. Жабачев, указал он, был не у новой деревни Жабы на оз. Сабро, а у д. Рудино (по Писцовым книгам 1624 г. Жабино), один из концов которой в 1899 г. еще именовался Жабиным. Со стороны д. Рудины И.М. Красноперов открыл и городище (ныне уничтожено)7.

Хотошин был на оз. Волго. Торный путь по нему, по-видимому, и объясняет, почему с него взыскивалась столь крупная сумма: у Хотошина Волга суживалась, с озерного переходила на быстрое речное течение, что, несомненно, требовало некоторого переоснащения судна — остановки. В 1899 г. у Хотошина на высоком «кургане» высилась деревянная часовня с кладбищем. Это городище также не сохранилось (срыто в 1943 г.)8.

4. Исправляя П.В. Голубовского, локализовавшего Солодовничи 1136 г. у д. Солодовня Сычовского у. (там, действительно, нет ни курганов, ни древнего пути, ни даже реки, деревня значится «при колодцах»9), И.М. Красноперов указал на погост Спас-Солодомля, ниже Хотошина, при устье левого притока Волги Солодомли (народное Солодовля). На высоком холме, который имеет «искусственно закругленный вид», в его время стояла церковь, позади которой «искусственно вырытый» спуск к реке. В 45—50 м от церкви были расположены и курганы10. Солодовничи — небольшое село на высоком берегу Волги, в ее излучине, с церковью Преображенья (по наименованию она могла быть и в домонгольское время), которое, находясь на середине пути между древним Хотшиным и Ржевом, могло быть остановочным пунктом на реке. Эта скромная сравнительно деятельность погоста приносила смоленскому князю и скромную годовую сумму в 20 гривен серебра.

5. Ржевка (Ржев) возникла на верхней Волге не только как «укрепленный пункт, закрывающий верховья волжского пути со стороны Суздальской земли»11, но, главное, как феодальный центр, собиравший дань с окрестного населения, которое жило вокруг, судя по курганам, довольно в большом количестве. Всего вероятнее, что в 1136 г. (Устав Ростислава) и в 1211—1218 гг. (Грамота о погородьи) Ржевка не была еще самостоятельной единицей и в этих документах не отражена. В Ржеве имеется древнее, весьма обширное городище, возвышающееся на левом берегу Волги. Археологических обследований памятника не производилось, собранные же материалы заставляют думать, что слои домонгольской поры там, безусловно, есть12. Городище это мысового типа, расположено на высокой (14—15 м) горе. Валы не сохранились, но угадываются, так же как и окольный город по плану памятника.

Вержавляне Великие. Уже из наименования области видно, что территория Вержавлян Великих была сильно заселена и занимала, вероятно, большую площадь. Действительно, по Уставу 1136 г., это была самая платежеспособная волость, приносившая смоленскому князю годовую дань в размере 1000 гривен серебра13. Местоположение центра волости — Вержавска определено еще И.И. Орловским и подтверждено В.В. Седовым: у д. Городище на оз. Ржавец в бывшем Поречском у. Смоленской губернии (ныне Демидовский район Смоленской области). Исходя из соображения, что эта местность должна была быть сильно заселена, В.В. Седов предложил видеть ее в бассейне р. Гобза, удобной для судоходства, что подтверждается 12 топонимами «Городище», близ большинства из которых действительно находятся славянские поселения. «По густоте археологических памятников, — пишет исследователь, — этот район Смоленской области уступает лишь ее центральной части»14. Оснований этому ученый не приводит, а мысль И.И. Орловского о 12 топонимах типа «Городище», повторенная затем А.Н. Лявданским15, здесь не помогает, так как памятники возле этих топонимов (если они действительно есть) не шурфовались.

Вержавляне Великие, по-видимому, совсем не компактная область на указанных водных коммуникациях. На них в самом деле много и скоплений курганов, но они разбросаны и далеко не все могли зависеть от этих путей (рис. 5). Устав Ростислава 1136 г. показывает, что население Вержавлян, вносившее столь крупную сумму дани в Смоленск, было в первую очередь земледельческим: «...а в тех погостех, платит кто же свою дань и передмѣръ истужиници по силѣ, кто, что мога. А в тех погостех, а некоторыи погибнет, то тии десятины убудет...»16. Последнее, несомненно, относится к урожаю. Работа на волоках междуречья Днепра и Двины по перевозке товаров, несомненно, существовала, но главной она не была. Центром Вержавлян Великих был Вержавск, где есть следы как мысового городища, так и селища возле и сохранилось, по подсчетам В.В. Седова, 40 курганных насыпей.

Расположение девяти погостов Вержавлян Великих, названных в Уставе, может быть определено лишь условно, так как это должно быть темой специального археологического исследования. Вокруг Вержавска мы видим восемь групп курганных захоронений, одна из которых на притоке Западной Двины, р. Сертенка, по площади и по количеству курганных групп превышает остальные вдвое и может быть принята за два соседящих друг с другом погоста, расположенных к северо-востоку от Вержавска. Другое скопление курганных захоронений, наиболее удаленное от Вержавска на северо-восток, лежит у д. Девятая, возле которой есть раннесредневековое городище и рядом — курганы17. Нам представляется, что это был девятый погост Вержавлян Великих, его городище было центром близлежащих скоплений поселений, устанавливаемых по курганам. Оговаривая всю предположительность наших заключений, условно границы Вержавлян могут быть представлены следующим образом: их северной границей несомненно была р. Межа, отделявшая их от Торопецких земель, восточную — представляли леса «Бельской Сибири» — правый берег р. Вотрь. Юго-западной границей служил правый берег среднего течения р. Каспли, а юго-восточная — условно может быть проведена через р. Жераспея в ее верхнем течении и р. Вотрь (рис. 5).

Воторовичи, Бортницы, земли дорогобужского волока. Волость Воторовичи, платившая в Смоленск 100 гривен, лежала, по-видимому, не на самой р. Вотре, где всего лишь одна курганная группа, а подобно полочанам, жившим у устья Полоты на противоположном берегу Западной Двины18, была у устья Вотри на противоположном берегу р. Вопь (рис. 5). Здесь действительно много курганных групп, свидетельствующих о древней заселенности, хотя по количеству насыпей (до 10—15 в каждой) они были и не слишком большими: Улынск, Копыревщина, Благодатная, Зубовщина19. Нам кажется мало вероятным, чтобы центр волости находился бы не в гуще поселений, а у д. Городец в среднем течении р. Вотря20 — ненаселенном районе, еще более удаленном к тому же от Смоленска. Дань в этом случае переправлялась бы вверх по р. Вотря в Городок, а затем, при передаче ее в Смоленск, она транспортировалась бы назад, проплывая через все те пункты, где была собрана. Видимо, центр Воторович следует искать где-то в гуще поселений Воторовичской волости (всего вероятнее, в том ее конце, который был ближе к Смоленску). Это мог быть, например, пункт у д. Постниково, где есть единственное в этих местах городище, а вблизи него — селище21 (правда, время того и другого — неизвестно), а может быть, и еще неразысканный пункт с соответствующими археологическими объектами.

Группа поселений в районе р. Царевич представляла волость Бортники, которая вносила в Смоленск в 1136 г. 40 гривен дани. Волость лежала на торговом пути по названной реке (здесь находили клады и единичные арабские монеты), и была, безусловно, платежеспособной. П.В. Голубовский определил ее центр — д. Бортницы в низовьях р. Царевич22, но целенаправленных исследовании археологов, сколько известно, там не было (рис. 5).

Юго-восточнее, в небольшой излучине Днепра, располагалась группа домонгольских поселений по небольшому волоку на Угру (рис. 5, см. раздел «Пути сообщения»). В эпоху длинных курганов эта местность не была заселена, мало здесь и поселений IX—X вв. (известны лишь две курганных группы с сожжением), и основная масса древних поселков относится, судя по курганам, к XI—XII вв. Инвентари этих погребений показывают, что здесь жило весьма богатое население (насыпи у с. Волочек23 и у соседних деревень раскапывались А.А. Спицыным и Эйбоженко, курганы у д. Харлапово — в раскопках Е.А. Шмидта, известны и раскопки других лиц). Поселения были, очевидно, весьма многодворными24. Известно, что на Угре в конце волока от д. Волочек (Днепровский бассейн) находится д. Городок, именуемая позднее как Лучин-Городок, и М.К. Любавский считал, что это и есть Лучин Устава 1136 г.25 Возле этой деревни действительно есть обширное селище домонгольского времени и курганы26, но это не Лучин (по Летописи), так как он стоял не на пути из Новгорода через Смоленск в Киев, как ехал Рюрик Ростиславич, когда заложил Лучин27. Большая часть древностей дорогобужской группы поселений относится ко второй половине XI—XII вв.28 Это, очевидно, и объясняет причину возникновения центра скопления поселений Дорогобужа несколько позднее, чем многих других пунктов Устава. Дорогобуж и упоминается только во втором десятилетии XIII в. (грамота «О погородьи»).

Каспля, Витрин, Жидчичи. Волость Каспля находилась, как это видно из названия, на р. Каспля и имела центром поселение с этим названием. Здесь проходил Путь из варяг в греки, находился касплянский волок (см. раздел «Пути сообщения»), и не удивительно, что в 1136 г. Каспля выплачивала 100 гривен дани, что равнялось почти дани каждого погоста Вержавлян. Нет оснований считать Касплю в то время городом. Городище древней Каспли расположено на правом берегу одноименной реки, на холме высотой 15—16 м и имеет мысовой тип. Треугольная площадка с напольной стороны была защищена валом и имела размеры 50×25 м. Культурный слой мощностью 1,5 м испорчен кладбищем, найденные вещи располагались в нем во «взвешенном» состоянии, но свидетельствуют, что городище существовало уже в домонгольскую пору29.

Волость Витрин располагалась к северо-западу от Смоленска и получила наименование от озера с тем же названием. В целом она охватывала, по-видимому, бассейн притока р. Каспли Рутавеч. Жидчичи локализовались в бассейне другого притока Каспли — р. Черобесна (Вятша). В.В. Седовым сделано важное наблюдение о том, что «каждой из волостей Касплянского бассейна соответствовала крупная река, и более того, чем крупнее река, тем крупнее волость. (...) Возникает предположение, — пишет исследователь, — что земли волостей охватывали бассейны этих рек, а границами между волостями были водораздельные рубежи», из чего он делает справедливый вывод, что как к юго-востоку от Смоленска, так и к юго-западу от него погостские общины иногда соответствуют бассейнам небольших рек и речек, и водораздельные пространства служили пограничьем между ними»30.

Примечания

1. Станкевич Я.В. К истории населения верхнего Подвинья..., рис. 1, с. 252—255.

2. Успенская А.В. Раскопки на оз. Селигер. — АО 1969 г. М., 1970; Она же. Раскопки на оз. Селигер. — АО 1970 г. М., 1971.

3. Станкевич Я.В. К истории населения верхнего Подвинья..., с. 135, 190.

4. Красноперов И.М. Некоторые данные..., с. 351.

5. Колосов В.И. Стерженский и Лопастицкий кресты. Тверь, 1890.

6. ПСРЛ. СПб., 1841, т. III, с. 34; 1884, т. IV, с. 21; См. также: ПСРЛ. Л., 1928, т. I, вып. 3, стб. 511.

7. Красноперов И.М. Некоторые данные..., с. 352; Успенская А.В. Городища XI—XIII вв. на юге Новгородской земли. — В кн.: Экспедиции ГИМ. М., 1969.

8. Успенская А.В. Городища...

9. Список населенных мест Российской империи: Смоленская губерния, с. 380.

10. Красноперов И.М. Некоторые данные...

11. Голубовский П.В. История..., с. 66.

12. Алексеев Л.В. Исследования в древней Смоленщине. — АО 1972 г. М., 1973, с. 50; Он же. Периферийные центры домонгольской Смоленщины. — СА, 1979, № 4.

13. ДКУ, с. 141.

14. Седов В.В. К исторической географии Смоленской земли. — МИСО, 1961, вып. IV, с. 323.

15. Орловский И.И. Краткая география Смоленской губернии. Смоленск, 1907, с. 169; Лявданский А.Н. Некоторые данные о городищах Смоленской губернии. — НИСГУ, Смоленск, 1926, т. 3, ч. 3, с. 279.

16. ДКУ, с. 141.

17. Лявданский А.Н. Некоторые данные..., с. 275.

18. Алексеев Л.В. Полоцкая земля, с. 54, 55.

19. Сведения 1873 г. о городищах и курганах, с. 339 (Улынск, Благодатная); Шмидт Е.А., Ходченков А.А. Археологические памятники и их охрана: Памятники Смоленской области. Смоленск, 1961, вып. 1, с. 68 (Зубовщина, Копыревщина).

20. Седов В.В. Некоторые вопросы, с. 15—16.

21. Шмидт Е.А., Ходченков А.А. Археологические памятники..., с. 62.

22. Голубовский П.В. История..., с. 62.

23. ОАК за 1891 г. СПб., 1893, с. 128, 184, 185; Каталог предметов, доставленных на Археологическую выставку при IX Археологическом съезде. Вильна, 1893, с. 25; Указатель памятников Российского исторического музея. М., 1893; Архив ИА, ф.1, д. 1891, № 35.

24. Харлаповская курганная группа в XIX в. насчитывала свыше 100 насыпей, д. Павлово — свыше 70 (Чебышева В.П. Раскопки курганов Смоленской губернии Дорогобужского уезда летом 1879 г. — Известия ОЛЕАЭ, М., 1886, т. 49, вып. 1/2. Савін Н.І. Раскопкі курганоу у Дарагабускім і Ельнінскім паветах Смаленскай губерні. — Працы II, с. 220 (огромная курганная группа у д. Курганы).

25. АЗР. СПб., т. 1, 18, № 128 (1495 г.); Сборник РИО, т. 25. СПб., 1882, с. 247 (1498 г.); Любавский М.К. Областное деление и местное управление Литовско-Русского государства. М., 1892, с. 268—273.

26. Алексеев Л.В. Исследования в древней Смоленщине. — АО 1972 г. М., 1973, с. 49.

27. ПСРЛ. М., 1962, т. II, стб. 566—567 (1173 г.).

28. Шмидт Е.А. Курганы XI—XIII вв. у д. Харлапово в Смоленском Поднепровье. — МИСО, 1957, вып. 2, с. 215.

29. Алексеев Л.В. Исследования...; Он же. Периферийные центры домонгольской Смоленщины. — СА, 1979, № 4.

30. Седов В.В. Некоторые вопросы географии Смоленской земли XII в. — КСИА, 1962, вып. 90, с. 20, 21.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика