Александр Невский
 

Заключение

К середине XIII века на Руси существовала система государственных образований, в которую входили 8 земель, управлявшихся определенными ветвями княжеского рода Рюриковичей и 5 земель, не закрепившихся за какой-либо ветвью. Внутри земель существовали более мелкие, вассальные княжества. Сильнейшими землями были Черниговская, Волынская, Смоленская и Владимиро-Суздальская. Между их князьями шла с переменным успехом борьба за три «общерусских» стола — Киев, Новгород и Галич. Особенно острый характер она приобрела в 30-е годы, накануне Батыева нашествия, в Южной Руси, приведя к ослаблению активно участвовавших в этой усобице княжеств — Черниговского и Смоленского. В Северо-Восточной Руси, чья территория не была затронута междоусобной войной, в канун нашествия положение было более стабильным (однако о политическом превосходстве или верховенстве Владимиро-Суздальского княжества в течение всего периода после установления феодальной раздробленности — с середины XII в. — говорить нет оснований). В перспективе без внешнего вмешательства политические процессы должны были, скорее всего, привести к постепенному формированию нескольких (2—4) крупных русских государств1.

Монголо-татарское нашествие привело в конечном счете к ликвидации данной политической структуры. Политические связи между русскими землями ослабли, их обособление усилилось. Борьба за общерусские столы, игравшая прежде роль своеобразного центростремительного фактора, прекратилась. Киев потерял столичный статус и привлекательность для князей, Новгород отошел под сюзеренитет великих князей владимирских, Галич достался волынским князьям. Казалось бы, такой ход событий должен был ускорить оформление полицентричной системы русских государств. Но в действительности произошло иное: три из четырех сильнейших земель домонгольского периода (Черниговская, Смоленская и Галицко-Волынская) через 1—1,5 столетия были включены з состав иноэтничных по происхождению государственных образований — Великого княжества Литовского и Польского королевства2. На территории четвертой — Владимиро-Суздальской земли стало формироваться новое единое русское государство (Российское), но основой его стало возвышение удельного княжества, возникшего уже после нашествия.

Дело в том, что искусственное «ускорение», которое иноземное вторжение придало процессу формирования полицентричной государственной структуры Руси, сопровождалось ослаблением русских княжеств в результате разорительных походов, экономической эксплуатации и установления политического контроля над ними со стороны Золотой Орды. Сложился своего рода «недозревший» государственный полицентризм на «ослабленном уровне».

Смоленская и Галицко-Волынская земли продолжали развиваться в рамках старой политической структуры без дробления на удельные княжества с отдельными, выделившимися из правившей в земле княжеской ветви династиями. Оба княжества, понесшие значительный урон в междоусобной борьбе накануне нашествия, оказались в невыгодном политико-географическом положении: Смоленская земля между Северо-Восточной Русью и усилившимся Литовским раннефеодальным государством (не считая Орды, с которой она непосредственно не граничила, но от которой зависела), Галицко-Волынская между Ордой, Литвой, Польшей и Венгрией. В результате оба княжества после длительной борьбы перешли под иноземную власть.

В Черниговской и Владимиро-Суздальской землях старая политическая структура быстро (уже во второй половине XIII в.) прекратила существование. Здесь сформировалось несколько княжеств, каждое под управлением определенной династии («субветви»), выделившейся из правившей в земле княжеской ветви. В условиях, когда для занятия стола (не только главного в земле, но и удельных) стала необходима ханская санкция, князья предпочитали сохранять и передавать по наследству уделы, чем стремиться к более престижным княжениям, оставляя прежние (как это бывало в домонгольский период). В Черниговской и Суздальской землях данный фактор, очевидно, действовал сильнее, чем в Галицко-Волынской и Смоленской (более удаленных от владений Орды), и в силу этого именно здесь произошло выделение передаваемых по наследству княжеств. Главный стол в Черниговской земле и Северо-Восточной Руси стал занимать князь одною из таких княжеств (сохраняя за собой удельное княжение). Но судьбы Черниговского и Владимиро-Суздальского княжеств оказались различны. В Черниговской земле, ослабевшей перед Батыевым нашествием, подвергнувшейся сильному разорению со стороны Орды, а с XIV в. находившейся под натиском Литвы, столичное княжество не закрепилось за представителями одной субветви; титул черниговского князя стал в XIV столетии фактически номинальным.

Северо-Восточная Русь накануне нашествия оказалась в более выгодной политической ситуации. Ее князья почти не участвовали в ожесточенной борьбе за Киев и Галич 30-х годов XIII века, им удалось закрепить за собой сюзеренитет над соседней Новгородской землей. После нашествия великие князья владимирские стали признаваться Ордой «старейшими» на Руси: в результате этого статус общерусской столицы постепенно перешел от Киева к Владимиру (окончательно, по-видимому, в конце XIII — начале XIV века, после переселения из Киева во Владимир митрополита и принятия владимирским князем титула «великого князя всея Руси»). Наконец, «литовский фактор» мало действовал на Северо-Восточную Русь до второй половины XIV столетия. В результате деление Владимиро-Суздальской земли на уделы во главе с княжескими субветвями и «столичное» княжество дало иные результаты, чем на Черниговщине. Принцип старейшинства в ветви при занятии главного стола в начале XIV в. перестал действовать, а во второй половине этого столетия великое княжение владимирское окончательно закрепилось за представителями московской субветви потомков Всеволода Большое Гнездо.

Примечания

1. Это могли быть объединения Северо-Восточной Руси с Новгородской и Смоленской землями, Галицко-Волынской или Черниговской с Киевской (в зависимости от того, волынские или черниговские князья взяли бы верх в борьбе за Киев).

2. Включение русских земель в состав Великого княжества Литовского не влекло за собой, как правило, серьезных перемен в их внутренней жизни (сохранялась значительная часть старых княжений, только князей-Рюриковичей сменили Гедиминовичи). Но с точки зрения эволюции политической структуры такое включение являлось важной вехой: происходила не просто смена русских князей литовскими, но превращение русских княжеств в составные части Литовско-Русского государства.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика