Александр Невский
 

Хронология второго похода на половцев в русских летописях и трудах современных исследователей

Последовавший за зимним походом 1200/01 гг. новый поход Романа Мстиславича против половцев, в котором участвовали также киевский, переяславский и другие князья, нашел отражение в Лаврентьевской летописи и связанных с ней позднейших сводах, а также в Новгородской Первой летописи младшего извода. Принято считать, что Лаврентьевская летопись относит этот поход к 6713 (1205) г., в то время как Новгородская Первая летопись младшего извода — к 6711 (1203) г.1 Позднейшие Воскресенская и Никоновская летописи также относят поход к 6711 (1203) г.2

Основное внимание исследователями уделяется Лаврентьевской летописи как наиболее авторитетному источнику, содержащему ясные и подробные сведения о новом походе и произошедшем после него столкновении между киевским князем Рюриком Ростиславичем и галицко-волынским князем Романом Мстиславичем. Вернувшиеся с большой военной добычей князья собрались на совет в городке Треполе под Киевом, где попытались договориться о каком-то новом распределении между собой волостей в зависимости от личного вклада в дело защиты Русской земли от врагов («кто како терпелъ за Роускоую землю»). Возникшие при этом разногласия закончились тем, что Роман Мстиславич лишил стола и заставил постричься в монахи Рюрика Ростиславича. Вместе с Рюриком Роман заставил постричься его жену и дочь (бывшую прежде женой самого Романа), а двух сыновей Рюрика—Ростислава и Владимира — силой увез с собой в Галич. Вмешательство Владимиро-Суздальского князя Всеволода Юрьевича Большое Гнездо вынудило Романа отпустить из плена сыновей Рюрика, старший из которых — Ростислав, зять Всеволода — стал новым киевским князем.

Приведем интересующий нас летописный рассказ полностью:

В лето 6713 ходиша Роустии князи на Половци: Рюрикъ Киевьскии, Ерославъ Пере-яславьскии, великого князя Всеволода сынъ, Романъ Галицкии и Мстиславич, и иныи князи. Бысть же тогда зима люта, и Половцем бысть тегота велика, посланая на нь казнь от Бога. И взяша Роускии князи полону много, и стада их заяша, и возвратишася во своя си с полоном многимъ. И бысть радость велика всем христьяном Русскои земли. Единъ же дьявол печален бысть, иже не хощет роду христьяньскому добра. Приехаша во Треполь Рюрик и Роман, и Ростислав приехавъ, бывъ оу шюрина своего оу Переяславли. Тоу было мироположение въ волостех, кто како терпелъ за Роускоую землю. И дьявол положи смятение великое. Романъ емъ Рюрика, и посла в Киевъ, и постриже в чернци, и жену его, и дщерь его, юже бе пустил сына Рюрикова (Ростислава. — А.М.) и брата его Володимира, а того поя съ собою. И оуслышавъ то велики князь Всеволод, еже сотворилъ (Роман. — А.М.) оу Рускои земли, и печаленъ бысть велми, зане всякыи хрестьныи радується о добрем, печалоуеться же о злемъ. Великыи же князь Всеволод сватом своим Рюриком печаленъ бысть, и зятемъ своим, и детми его. И вложи ему Богъ в сердце опечалитися Роускою землею, мога то мстити, но и хрестьянъ деля отложити. И посла моужи свои к Романови в Галичь, Романъ же послуша великого князя и зятя его поусти, и бысть (Ростислав. — А.М.) князь Киевьскии и брат[а] его (Владимира. — А.М.) пусти.3

Датировка описываемых событий, значащаяся в приведенном отрывке (6713), не вполне надежна и, как мы видели, на несколько лет расходится с датировкой Новгородской Первой летописи младшего извода и других летописей. Такое расхождение объясняется дефектом текста Лаврентьевской летописи, вызванного неисправным состоянием ее протографа, в котором, по-видимому, были утрачены листы, содержавшие часть текста статьи 6711 г., всю статью 6712 г. и большую часть статьи 6713 г.4

Сознавая этот факт, современные исследователи отказываются принимать хронологию южнорусских событий Лаврентьевской летописи, но вместе с тем отклоняют и хронологию Новгородской Первой, Воскресенской и Никоновской летописей. В итоге дата нового похода русских князей на половцев и последующего за тем смещения с киевского стола Рюрика Ростиславича устанавливается путем выведения среднего арифметического значения между двумя зафиксированными в разных источниках датами.

Именно такой способ вычисления даты похода русских князей на половцев применяет, к примеру, Н.Ф. Котляр: «Зимой 1204 г. (Воскресенская летопись дает 1203, Лаврентьевская — 1205 г.) русские князья совершили большой и победоносный поход в Половецкую степь».5 Таким же способом действовал в свое время М.С. Грушевский с той разницей, что его источниковедческий кругозор был заметно шире и включал летописи, не учитываемые, как правило, новейшими авторами: «Известие это (о втором походе русских князей на половцев. — А.М.) помещено в Лавр[етьевской] под 1205, Гус[тынской] и Тверск[ой] — 1204, Воскр[есенской] и Никон[овской] — 1203 г., дата Густ[ынской] кажется наиболее вероятною».6 Едва ли Грушевский отдавал предпочтение Густынской летописи, так как считал этот источник самым достоверным. Скорее 1204 г. показался историку наиболее вероятным как среднее значение между двумя крайними датами. Подобный способ решения задач по исторической хронологии нам представляется наивным.

Ил. 53. Поход Рюрика Ростиславича, Ярослава Всеволодовича, Романа Мстиславича и других русских князей на половцев. Миниатюра Радзивилловской летописи. XIII (XV) в. Библиотека Российской академии наук (Санкт-Петербург, Россия)

В дальнейшем М.С. Грушевский пересмотрел свою позицию, еще раз обратившись к хронологии второго похода русских князей на половцев и последующих событий. Эта его попытка определить дату похода, насколько нам известно, остается единственной в научной литературе, но и она, к сожалению, потерпела неудачу. Отдавая некоторое предпочтение хронологии Новгородской Первой летописи, Грушевский, тем не менее, приходит в итоге к пессимистическому заключению по данному вопросу: «найти правдоподобную дату мне представляется невозможным».7

Нерешенность вопроса хронологии второго похода на половцев приводит к тому, что в современной литературе сведения о нем сообщаются под самыми разными датами. К 1203 г. относил поход Б.А. Рыбаков.8 Поздней зимой 1203-го или ранней весной 1204 г. датировал его Дж. Феннел.9 Некоторые новейшие авторы уверенно отдают предпочтение хронологии Лаврентьевской летописи и даже цитируют ее сообщения, относящиеся к походу и его предыстории. Так, у А.П. Толочко читаем: «Из статьи Лавр[етьевской летописи] 1204 года узнаем, что Роман вел переговоры с Всеволодом Юрьевичем об Ольговичах <...> В 1205 году старые обиды были, видимо, на время забыты, так как Роман совместно с Рюриком отправляется в большой поход на половцев».10

Как видим, вопрос о времени второго похода русских князей на половцев и связанных с ним событий в Южной Руси требует дальнейшего изучения.

Примечания

1. ПСРЛ. Т. I. М., 1997. Стб. 420; Т. III. М., 2000. С. 240.

2. Там же. Т. VII. М., 2000. С. 108; Т. X. М., 2000. С. 36.

3. Там же. Т. I. Стб. 420—421.

4. Лурье Я.С. Летопись Лаврентьевская // СККДР. Вып. 1. Л., 1987. С. 241.

5. Котляр Я Ф. Дипломатия Южной Руси. СПб., 2003. С. 266.

6. Грушевський М.С. Нарис історії Київської землі від смерті Ярослава до кінця XIV сторіччя. Київ, 1991. С. 267, примеч. 1.

7. Грушевський М.С. Історія України—Руси. Т. II. Київ, 1992. С. 228, примеч. 1.

8. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII—XIII вв. М., 1993. С. 495.

9. Феннелл Дж. Кризис средневековой Руси. 1200—1304. М., 1989. С. 65. Такой же датировки придерживается и А.Б. Головко (Головко О.Б. Князь Роман Мстиславич та його доба. Нариси з історії політичного життя Південної Русі XII — початку XIII століття. Київ, 2001. С. 160—166).

10. Толочко А.П. «История Российская» Василия Татищева: источники и известия. М.; Киев, 2005. С. 289.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика