Александр Невский
 

На правах рекламы:



Об имени и личности императора Аскария

Не выдерживает критики и предположение И. Грали о том, что под именем Аскария в известии Фиадони — Длугоша мог скрываться Феодор Ласкарь, будущий властитель Никеи. Этот знатный вельможа, хотя и породнившийся с Алексеем III, женившись на его дочери Анне,1 никогда не правил в Константинополе. Во времена осады и захвата византийской столицы крестоносцами он не мог восприниматься в качестве императора. «Неким греком», захватавшим землю «по другую сторону Рукава» (то есть Босфора и Дарданелл), считал его, к примеру, Жоффруа де Виллардуэн.2

Изучение сведений, относящихся к биографии Феодора, показывает, что он не мог совершить побега из Константинополя во время его осады крестоносцами. В отличие от Алексея III, Феодор Ласкарь, как и его брат Константин, принимал самое деятельное участие в обороне города. В период между 7 и 17 июля 1203 г. во время одной из вылазок ромеев Феодор был пленен латинянами. Несколько месяцев после этого он провел в заключении. Об этих подробностях его биографии говорит Никита Хониат.3 Время и обстоятельства освобождения Феодора не вполне ясны.4

Не будучи правителем ни в столице, ни в какой-либо другой части империи, Феодор Ласкарь во время осады Константинополя крестоносцами, разумеется, не мог восприниматься европейскими хронистами в качестве императора. В лучшем случае на него могли смотреть тогда как на возможного претендента на власть в одной из частей византийских владений, подконтрольных крестоносцам. По сведениям Альбрика из монастыря Трех Источников, после захвата Константинополя и образования Латинской империи Феодор Ласкарь все еще находился в столице и пытался вести переговоры с Балдуином Фландрским, предлагая избрать себя императором ромеев и обещая взамен завоевать территорию Малой Азии, присоединив ее к Латинской империи.5

Суверенным правителем Ласкарь стал лишь тогда, когда после нескольких неудач смог утвердиться в Никее. Принятие же им императорского титула произошло еще позднее. По мнению большинства современных исследователей, он был провозглашен никейским императором только весной или летом 1206 г.6 После нескольких лет упорной борьбы Феодору Ласкарю удалось подчинить всех своих главных соперников, заключить мир с Латинской империей и в марте 1207 г. короноваться в качестве императора Никеи7

Ил. 41. Стены и башни средневековой Никеи. Современный вид (г. Изник, ил Бурса, Турция)

Разумеется, что Фиадони, как и его предшественник Кузентин, сообщая о бегстве византийского императора из Константинополя во время первой его осады, имели в виду действующего в тот момент василевса, а не кого-то другого, кто станет императором лишь через несколько лет и будет править в другой части империи. Иначе придется признать, что Фиадони и Кузентин думали, будто Феодор Ласкарь правил империей еще до завоевания Константинополя крестоносцами.

Похоже, к такому заключению склоняется И. Граля, однако предложенные им доказательства следует признать несостоятельными. Возможно, историк и прав в том, что в Италии во второй половине XIII — начале XIV вв. Никейский император Феодор I Ласкарь был более известен, чем его предшественник — византийский император Алексей III.8 Но совершенно безосновательным является вывод, сделанный Гралей из этого предположения (также требующего, на наш взгляд, дополнительных доказательств), — будто Фиадони ошибочно полагал, что правителем Константинополя во время первой его осады крестоносцами был Феодор Ласкарь.9

Такой перестановки или отождествления двух совершенно разных правителей нет ни в одной европейской хронике, сообщающей о событиях Четвертого Крестового похода. В известных ныне источниках XIII в., как византийских, так и западноевропейских, во время первой осады Константинополя в качестве императора Византии указывается Алексей III, он же и бежал из города июльской ночью 1203 г. Все прочие правители, принявшие титул императора, появляются на территории Византии позднее.10

Такую же картину в целом представляют и итальянские источники XIII—XIV вв., проводя четкое различие между императором Алексеем III и другими правителями, принявшими титул императора (Генуэзские и Пизанские анналы, Хроника Салимбене де Адам и др.). К примеру, современник Кузентина и Фиадони францисканец Салимбене де Адам (Салимбене Пармский) в своей Хронике, написанной между 1283 и 1288 гг., под 1203 г. отмечает бегство Алексея III из Константинополя и коронацию Алексея IV, а под 1204 г. сообщает об избрании греками нового императора по имени «Аскари», вскоре бежавшего из столицы.11

Имя Аскарий (Ascarus), используемое Кузентином и Фиадони (а вслед за ними и Длугошем) для обозначения византийского императора, бежавшего из Константинополя, в западноевропейских средневековых источниках (прежде всего французских и итальянских) выступает как один из вариантов написания родового имени Ласкарей.12

У Феодора Ласкаря, как известно, был брат Константин, также занимавший высокое положение при дворе Алексея III.13 В ночь на 13 апреля 1204 г., после бегства из Константинополя Алексея V Мурчуфла, Константин был провозглашен новым императором, однако, убедившись в ненадежности своего положения, через несколько часов бежал из города.14

Константин Ласкарь, таким образом, имеет гораздо больше формальных оснований считаться «императором Аскарием», бежавшим от крестоносцев из Константинополя (в сообщении Фиадони — Длугоша), чем его брат Феодор. Однако обстоятельства биографии обоих братьев таковы, что исключают возможность их пребывания в Галицко-Волынской Руси.15

Хотя форма «Аскарий», используемая Фиадони — Длугошем, прежде всего указывает на представителя рода Ласкарей, это еще не означает, что данное имя не могло быть применено к представителю другой династии.

В этой связи заслуживает внимания наблюдение Н.Ф. Котляра, отметившего, что в некоторых иностранных источниках, в особенности арабских, начиная с XIII в. все византийские императоры именуются независимо от их настоящих имен «Ласкарями»; это собирательное название распространялось не только на правителей из рода Ласкарей, но и на Палеологов.16

Добавим к этому, что и русские летописцы родовым именем Ласкарей иногда обозначали правителей из других династий, в том числе представителей рода Ангелов. К примеру, в Русском хронографе редакции 1512 г. правителем Фессалии, Иллирии и Солуни именуется Феодор Ласкарь,17 в действительности же названные земли находились под властью Феодора Дуки Ангела, императора Фессалоникийского.18

Нельзя исключать, что родовое прозвище знаменитой династии впоследствии могло быть перенесено иностранными авторами не только на ее преемников, но и на ближайших предшественников, в частности на Алексея III, тестя Феодора Ласкаря. Это тем более вероятно, что сам Алексей чуждался своего патронима «Ангел» и, став императором, стремился заменить его на другое, принадлежавшее, по его мнению, более славной династии. На эту склонность василевса прямо указывает Никита Хониат:

Оставив прозвание Ангела, царь Алексей начал именовать себя Комнином, — потому ли, что его собственное прозвище казалось ему не довольно славно, как осадок комниновской знаменитости, или потому, что хотел таким образом вместе со своим братом (Исааком II. — А.М.) схоронить и его фамилию.19

В официальных документах и на дошедших до нас монетах Алексей III также именуется Комнином.20 Среди правителей Византии вообще существовал обычай менять свое родовое имя, исходя из соображений престижа.21

По сведениям Альбрика из монастыря Трех Источников, Алексей III пользовался также именем Андроник, принятым в честь одного из своих предшественников из династии Комнинов — императора Андроника I. Описывая правление и изгнание Алексея, Альбрик наряду с именем Киралексий (Kyralexius), часто использует его второе имя — Андроник.22

Возвращаясь к вопросу о возможной путанице в имени византийского императора, бежавшего из Константинополя, мы все же должны признать, что если в папском окружении через несколько десятилетий после окончания Четвертого Крестового похода и могли забыть или перепутать его имя, то все равно при сообщении о бегстве василевса из осажденной столицы должен был подразумевался тот правитель, кто был византийским императором во время первой осады города.

Таковым правителем мог быть только Алексей III. Фиадони, а следом и Длугош не называют его личного имени, а указывают только родовое. На наш взгляд, более вероятным представляется применение к Алексею III позднейшими хронистами родового имени Ласкарей (действительно хорошо известного в Западной Европе в виду их многолетней борьбы с Латинской империей), чем поиски возможностей отождествления Алексея с кем-то из современных ему представителей этой династии — Феодором или Константином.

Примечания

1. Об этом браке сообщает Никита Хониат (Никита Хониат. История, начинающаяся с царствования Иоанна Комнина. Т. II / Пер. под ред. проф. Н.В. Чельцова. СПб., 1862. С. 225).

2. Жоффруа де Виллардуэн. Завоевание Константинополя / Пер., ст. и комм. М.А. Заборова. М., 1993. С. 80. Французский маршал именует Феодора Ласкаря Тольдо л'Аскар.

3. Nicetae Choniatae. Orationes et epistulae / Rec. I. A. van Dieten. Berolini; Novi Eboraci, 1972. P. 126.

4. О различных версиях деятельности и статусе Феодора Ласкаря в 1203—1205 гг. см.: Sinogowitz B. Über das byzantinische Kaisertum nach dem Vierten Kreuzzug (1204—1205) // BZ. Bd. 45. München, 1952. S. 345—352; Oikonomides N. La décomposition de l'empire byzantin a la veille de 1204 et les origines de l'empire de Nicée: a propos de la «Partitio Romaniae» // XVe Congrès International d'études Byzantines. Rapports et co-rapports. Athènes, 1976 P. 23—25; Lampsidis O. Wunderbare Rettung des Theodores Laskaris durch den Erzengel Michael // Jahrbuch der österreichischen Byzantinistik. Bd. 26. Wien, 1977. S. 125—127.

5. Albrici monachi Triumfontium Chronikon. — 1241. / Ed. P. Scheffer-Boichorst // MGH. SS. T. XXIII. Hannoverae, 1874. P. 885—886.

6. Angold M. A Byzantine government in exile: government and society under the Laskarids of Nicaea. 1204—1261. London, 1975. P. 13, 37; Σταυρίδου-Ζαφράκα Α. Νίκαια καί Ήπειρος τον 13ο αιώνα. Θεσσαλονίκη, 1990. Σ. 55.

7. Жаворонков П.И. Империя в изгнании. Вместо предисловия // Георгий Акрополит. История / Пер., вступ. ст., комм. и прил. П.И. Жаворонкова. СПб., 2005. С. 7.

8. Grala H. Tradycja dziejopisarska о pobycie władcy Bizancjum w Haliczu... S. 651.

9. Ibid.

10. Именно так представляют дело Никита Хониат и Георгий Акрополит, а также Жоффруа де Виллардуэн, Робер де Клари, Гунтер Пэрисский, Devastatio Constantinopolitana, Арнольд Любекский, Деяния епископов Гальберштадских, Суассонский Аноним, Альбрик из монастыря Трех Источников, Ральф из Коггсхолла и др. В качестве действующего императора Византии в период подготовки Четвертого Крестового похода и первой осады Константинополя Алексей III значится в посланиях папы Иннокентия III, в реляциях графа Гюго де Сен-Поля и др. См.: Noble P.S. Eyewitnesses of the Fourth Crusade — the War against Alexius III // RMS. Vol. 25. Reading, 1999; Andrea A.J. Contemporary sources for the fourth crusade. Leiden; Boston; Köln, 2000; Whitbi M. Byzantines and crusaders in non-Greek sources, 1025—1204. Oxford; New York, 2007.

11. Салимбене де Адам. Хроника / Пер. с лат., статья и коммент. О.Ф. Кудрявцева, И.С. Култышевой, С.С. Прокопович (и др.). М., 2004. С. 32—33. О времени и обстоятельствах создания хроники см.: Кудрявцев О.Ф. «Хроника» францисканца Салимбене де Адам: историописатель и время // Там же. С. 829—830.

12. Prinzing G. Die Bedeutung Bulgariens und Serbiens... S. 18, Anm. 20; Grala H. Tradycja dziejopisarska o pobycie władcy Bizancjum w Haliczu... S. 643—644.

13. О Константине Ласкаре и его политической деятельности в 1203—1205 гг. см.: Жаворонков И.И. У истоков образования Никейской империи (оценка деятельности Константина XI Ласкаря) // ВВ. Т. 38. М., 1977. С. 30—35; Savvidēs A.G.С. 1) Constantine XI Lascaris. Uncrowned and Ephemeral «Basileus of the Rhomaioi» after the Fall of Constantinople to the Fourth Crusade. 1204—1205 // Βυζαντιακά. T. 7. Θεσσαλονίκη, 1987. Σ. 141—174; 2) Συμπληρωματικά στοιχεία γία τόν εφήμερο Βυζαντινό αυτοκράτορα Κωνσταντίνο ΙΑ Λάσκαρι (1204—1205) // Βυζαντιακά. T. 19. Θεσσαλονίκη, 1999. Σ. 195—210.

14. Sinogowitz B. Über das byzantinische Kaisertum nach dem Vierten Kreuzzug... S. 352—353.

15. Grala H. Tradycja dziejopisarska o pobycie władcy Bizancjum w Haliczu... S. 647—649.

16. Котляр М.Ф. 1) До питання про втечу візантійського імператора в Галич у 1204 р. С. 116; 2) Дипломатия Южной Руси. С. 95.

17. ПСРЛ. Т. XXII. М., 2005. С. 392.

18. См. о нем: Βάρζος Κ. Ή γενεαλογία των Κομνηνών. T. 2. Θεσσαλονίκη, 1984. Σ. 548—637.

19. Никита Хониат. История... Т. II. С. 147.

20. Treu K. Byzantinische Keiser in den Schreibernnotizen griechischer Handschriften // BZ. Bd. 65, Hft. 1. 1972. S. 19; Sear D.R. Byzantine Coins and their Values. London, 1974. P. 356—368.

21. Чеснокова Н.П. Византийская династическая идея эпохи Комнинов и Ангелов (конец XI — начало XIII вв.) // ДГ. 2002 г. М., 2004. С. 196.

22. Albrici monachi Triumfontium Chronikon. P. 879—887.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика