Александр Невский
 

На правах рекламы:



Сообщение Бартоломео дель Фиадони (Птолемея из Лукки)

Между тем, сведения Длугоша и Густынской летописи о посещении Алексеем Ангелом Галича находят подтверждение в одном западноевропейском источнике, мало известном историкам-русистам.

Еще А. Семкович, автор специального монографического исследования об источниках «Польской истории» Яна Длугоша, установил, что известие о бегстве свергнутого императора Византии в Галич встречает прямую параллель в сочинении итальянского церковного писателя и историка XIII — начала XIV вв. Бартоломео дель Фиадони, прозванного за свою большую ученость Птолемеем из Лукки.1

Его произведения были широко известны и популярны в Европе не только в средние века, но и в эпоху Возрождения; к ним обращались, в частности, Данте Алигьери и другие европейские писатели и ученые.2 Церковная история Птолемея из Лукки принадлежит к числу выдающихся памятников историографии средневековой Италии и введена в научный оборот еще в первой половине XVIII в., будучи опубликована в составе корпуса «итальянских историков» Л.А. Муратори, издание которого оказало значительное влияние на формирование национальной археографии в Европе Нового времени.3

В одном из списков «Новой церковной истории», составленной названным автором в 1294—1313 гг.,4 после описания первого штурма Константинополя крестоносцами говорится о последующей судьбе Византийской империи и бегстве свергнутого императора в Херсонес, а оттуда впоследствии в Галицию, являющуюся частью Руси:

В захваченном же городе (Константинополе. — А.М.) [скорее] с общего согласия франков, нежели даже венецианцев, граф Фландрии [Балдуин] стал императором, о чем повествуют Мартин и Винцент, что произошло с согласия названного понтифика (папы Иннокентия III. — А.М.). Указанной империей (Византийской империей. — А.М.) владели латиняне непрерывно до времени Александра (папы Александра IV. — А.М.), то есть в течение 57 лет, как там говорится. Во время же ее падения правил Аскарий, как пишет Кузентин, который немедля сам направился через Черное море в Херсонес и оттуда отправился в Галатию, которая ныне есть часть Руси.5

Не вызывает сомнений непосредственная связь сообщения Длугоша с известием Фиадони. Оба они помещены под одним годом (1200), содержат одинаковые географические названия, определяющие маршрут бегства свергнутого императора (Херсонес, Галиция), которого называют одним и тем же именем (Аскарий). Длугош добавил от себя только ремарку о радушном приеме, оказанном беглецу русским князем Романом.

Бартоломео дель Фиадони (ок. 1227 — ок. 1327) жил почти на два столетия раньше краковского каноника и мог непосредственно общаться с живыми участниками описываемых событий. Кроме того, католическим авторам, принадлежавшим к верхушке Римской церкви (Фиадони, любимый ученик и последователь Фомы Аквинского, был епископом Торчелло и библиотекарем папы Иоанна XXII) свойственна значительная осведомленность в вопросах внешней политики курии и повышенное внимание к подробностям Четвертого Крестового похода, в частности к обстоятельствам завоевания Константинополя.6

Ил. 39. Ансамбль средневековых храмов. Современный вид (Торчелло, Венеция, Италия)

Важно также отметить, что Фиадони много лет являлся епископом Торчелло. Остров Торчелло с расположенным на нем одноименным городом находится в непосредственной близости от Венеции, в северной части Венецианской лагуны. Город имел самые тесные торговые связи с Византией и в период расцвета был значительно больше и богаче своего знаменитого соседа. В XII в., когда гавань Торчелло начала мелеть, его жители стали перебираться в Венецию и вместе с венецианцами участвовали в Четвертом Крестовом походе.7 Разумеется, будучи епископом в Торчелло, Фиадони мог обладать дополнительной информацией о подробностях завоевания Константинополя, полученной от своих прихожан.

Как явствует из приведенного выше отрывка, сообщение о бегстве византийского императора в Херсонес и Галицию было заимствовано Фиадони из более раннего источника — сочинения некоего Кузентина («как пишет Кузентин...»).

Согласно исследованию Б. Шмайдлера, имя Кузентин (Cusentinus) у Фиадони обозначает некоего хрониста из города Козенцы в Калабрии и может относиться сразу к нескольким жившим там лицам. Название упомянутого итальянского города (Cosenza), крупного церковного и культурного центра, в средневековых источниках чаще передавалось в форме Cusenza. Под хроникой Кузентина, на которую неоднократно ссылается Фиадони, следует понимать продолжение Анналов архиепископа Ромоальда из Салерно (✝ 1181), составленное при архиепископской кафедре в Козенце и охватывающее период с 1177 по 1264 гг. Окончательную форму этому произведению придал Томазо из Леонтино, архиепископ Козенцы в 1267—1272 гг., который, так же как и Фиадони, принадлежал к ордену доминиканцев.8

Примечания

1. Semkowicz A. Krytyczny rozbiór Dziejów Polskich Jana Długosza (do roku 1384). Kraków, 1887. S. 203. Еще ранее на факты использования Длугошем сочинений Птолемея из Лукки в VII книге «Польской истории» обратил внимание Й. Гиргензон: Girgensohn J. Kritische Untersuchung über das VII. Buch der Historia Polonica des Dlugosch. Göttingen, 1872. S. 65.

2. См:.Данте Алигьери. Малые произведения/Изд. подг. И.Н. Голенищев-Кутузов. М., 1968. С. 612.

3. См.: Королев Г.И. Медиевистическая археография за рубежом. Труды XVI—XVIII веков. М., 2001. С. 118—119.

4. См.: Wattenbach W. Deutschlands Geschichtsquellen im Mittelalter seit der Mitte des dreizehnten Jahrhunderts / Ed. O. Lorenz, A. Goldmann. Graz, 1966. S. 266.

5. «Capta igitur Civitate de communi Concordia Francorum, quam etiam Venetorum, Comes Flandriae ibidem est factus Imperator, ut Martinus et Vincentius dicunt, quod intelligo cum assensu dicti Pontificis. Dictum autem Imperium tenuerunt latini usque ad tempora Alexandrini, quod fuit spatium 57 annorum, ut ibi dicitur. Tempore autem suae captionis imperabat Ascarus, ut Cusentinus scribit, qui se statim transtulit versus Ponticum mare Chersonam, et inde se postea contulit Galatiam, quae hodie est pars Russiae» (Ptolomaei Lucensis Historia ecclesiastica nova / Ed. L.A. Muratori // RIS. T. XI. Milano, 1727. Col. 1119).

6. Биографические сведения о Бартоломео дель Фиадони (Птолемее из Лукки) и краткую характеристику его исторического мировоззрения см.: Rossmann H. Bartholomeus (Ptolemeus) von Lucca // Lexikon des Mittelalters. Bd. I. München; Zürich, 1978. Sp. 1495—1496; Davis Ch.T. Ptolemy of Lucca // Medieval Italy. An encyclopedia / Ed. K. Kleinhenz. Vol. 2. New York; London, 2004. P. 938—939.

7. См.: Medieval Italy. An encyclopedia. Vol. 2. P. 1085—1087.

8. Schmeidler B. Der sogenannte Cusentinus bei Tolomeus von Lucca // Neues Archiv der Gesellschaft für ältere deutsche Geschichtskunde. Bd. XXXII, Hft. 1. Hannover, 1906—1907. S. 252—261.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика