Александр Невский
 

На правах рекламы:

покровители профессий

Образ Романа Мстиславича в новгородской иконописи

Образ Романа Мстиславича запечатлен на новгородских иконах. Эта традиция возникла, по-видимому, еще в первой половине XV в. и связана с развитием легенды о чуде от иконы «Знамение Богоматери» и прославлением победы новгородцев над суздальцами.1

В правление архиепископа Евфимия II (1429—1458), когда с новой силой обострились новгородско-московские противоречия, в новгородской иконописи появился новый сюжет — «Битва новгородцев с суздальцами», отождествлявшимися тогда с москвичами. Этот сюжет стал частью композиции новой большой многоярусной иконы «Чудо от иконы Знамение Богоматери», впервые написанной, вероятно, специально для Знаменской церкви и затем неоднократно повторенной для других храмов.2

Одна из древнейших сохранившихся икон такого типа датируется серединой — второй половиной XV в. и происходит из церкви Димитрия в Кожевниках (после упразднения храма в 1840 г. была перемещена в часовню Варлаама Хутынского, а затем в церковь Николы Кочанова, ныне хранится в Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике). Композиция иконы разделена на три равных регистра. В самом центре ее (в среднем регистре посередине) изображена сцена переговоров послов, по три всадника с каждой стороны. Первый в тройке новгородцев — безбородый юноша, князь Роман Мстиславич, за ним — посадник Якун и боярин Даньслав Лазутинич. В нижнем ярусе иконы, изображающем сцены выступления новгородцев из города и решающей схватки с суздальцами, фигуре Романа соответствует изображение святого Георгия, возглавляющего вместе с святыми князьями Борисом, Глебом и Александром Невским войско новгородцев.3

Еще одна икона с таким же сюжетом, датируемая в новейших исследованиях первой половиной — серединой XV в., ныне хранится в Государственной Третьяковской галерее.4 Обе эти иконы, а также созданную на рубеже XV—XVI вв. икону из Гостинополья с тем же сюжетом, хранящуюся ныне в Государственном Русском музее,5 исследователи единодушно относят к шедеврам изобразительного искусства Древней Руси, оказавшим заметное влияние на последующее развития иконописи.6

Ил. 11. Икона «Знамение от иконы Богородицы». Новгород. Середина — вторая половина XV в. Новгородский государственный объединенный музей-заповедник (Великий Новгород, Россия)

Сюжет «Битва новгородцев с суздальцами» с изображением Романа Мстиславича впереди войска новгородцев воспроизводился на новгородских иконах на протяжении нескольких столетий. К этому сюжету новгородские иконописцы обращались и тогда, когда исторические параллели с победами над суздальцами уже утратили политическую актуальность. Известно несколько реплик иконы «Знамение от иконы Богоматери», датируемых XVI—XVII и даже XVIII вв.7

С течением времени знаменский культ и сюжет битвы новгородцев с суздальцами распространился за пределами Новгорода.

Первой половиной XVIII в. датируется икона «Богоматерь Знамение. Битва новгородцев с суздальцами», происходящая из Ново-Голутвинского монастыря в Коломне (ныне хранится в музее-заповеднике «Коломенское»). Изображения князя Романа иконописец поместил в клеймах «Битва под стенами города» и «Новгородцы берут суздальцев в плен», придав ему портретные черты Петра I.8

По оценкам искусствоведов, икона «Чудо от иконы Знамения Богоматери» Новгородского музея — лучшее из подобных произведений новгородской живописи. Она могла быть написана только в архиерейской мастерской Софийского собора и принадлежит кисти очень крупного мастера. Ее относят к числу программных произведений новгородского искусства, создание которых было заведомо рассчитано на большое эмоциональное воздействие на патриотические чувства новгородцев в период решающего противостояния с Москвой.9 Образ Романа Мстиславича в этой программе играл важную роль.

Сюжет иконы интересен еще в одном отношении. В свое время А.И. Анисимов обратил внимание на то, что икона «Знамение от иконы Богоматери» из Новгородского музея передает события 1170 г. иначе, нежели Сказание о битве новгородцев с суздальцами. В частности, по наблюдению ученого, «в Сказании нет ни слова о предварительных переговорах новгородцев с суздальцами, которые воспроизвел художник в среднем поясе своей иконы».10 Это и другие отличия сюжетов иконы и Сказания отмечаются также в работах новейших исследователей.11

Значит, в период, когда создавалась икона, наряду со Сказанием о битве новгородцев с суздальцами существовали и другие источники, повествующие о событиях второй половины XII в. (устные или письменные), достаточно авторитетные для того, чтобы послужить основой создания иконы, призванной вдохновлять новгородцев на новые подвиги в борьбе за свою независимость.

Примечания

1. См.: Порфиридов Н.Г. Два сюжета древнерусской живописи в их отношении к литературной основе // ТОДРЛ. Т. XXII. М.; Л., 1966.

2. См.: Лазарев В.Н. 1) Искусство Новгорода. М.; Л., 1947. С. 112, 120; 2) Новгородская иконопись. М., 1969. С. 35—36, табл. 51—53, 60—63; Смирнова Э.С. «Смотря на образ древних живописцев...». Тема почитания икон в искусстве Средневековой Руси. М., 2007. С. 134—144.

3. Описание иконы и изображенных на ней исторических сцен см.: Смирнова Э.С., Лаурина В.К., Гордиенко Э.А. Живопись Великого Новгорода. XV век. М., 1982 (Центры художественной культуры средневековой Руси). С. 150—154, 229—230.

4. Описание см.: Там же. С. 217—220.

5. Описание см.: Живопись Древнего Новгорода и его земель XII—XVII столетий / Авт.-сост. В.К. Лаурина, Т.Д. Петрова, Э.С. Смирнова. Л., 1974. № 95, ил. 49.

6. Лазарев В.Н. Новгородская иконопись. С. 35—36; Смирнова Э.С., Лаурина В.К., Гордиенко Э.А. Живопись Великого Новгорода. XV век. С. 150 и сл.; Иконы Твери, Новгорода, Пскова XV—XVI вв. / Сост Л.М. Евсеева, В.М. Сорокатый. М., 2000 (Каталог собрания Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева. Сер. Иконы. Вып. 1). С. 90—91. Икона «Знамение от иконы Богоматери» впервые отразила применение распространенной в иконографии темы небесного воинства к факту русской истории, став образцом для икон более позднего времени, в том числе знаменитой иконы «Церковь воинствующая» (см.: Rowland D. Biblical Military Imagery in the Political Culture of the Early Modern Russia: The Blessed Host of the Heavenly Tsar // Medieval Russian Culture / Ed. by M.S. Flier, D. Rowland. Vol. II. Berkley; Los Angeles; London, 1994. P. 192—193).

7. Алпатов М.В. Варианты иконы «Битва новгородцев с суздальцами» // Памятники культуры: новые открытия. 1975 г. М., 1976; Смирнова Э. С, Лаурина В.К., Гордиенко Э.А. Живопись Великого Новгорода. XV век. С. 218, 561. См. также: Иконные образцы XVII — начала XIX века: Битва новгородцев с суздальцами и чудо иконы Богоматери «Знамение» 1170 г. / Авт.-сост. З.П. Морозова. М., 1999.

8. Полякова О.А. Шедевры русской иконописи XVI—XIX вв. М., 1999. № 45.

9. Смирнова Э.С., Лаурина В.К., Гордиенко Э.А. Живопись Великого Новгорода. XV век. С. 154.

10. Анисимов А.И. О древнерусском искусстве. М., 1983. С. 57—58.

11. Хорошев А.С. Знаменская икона: древнейшая святыня Новгорода // Великий Новгород в истории средневековой Европы. К 70-летию В.Л. Янина. М., 1999. С. 184.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика