Александр Невский
 

Знаменский культ в Новгороде и Сказание о битве новгородцев с суздальцами

Память о Романе Мстиславиче в связи с одержанной новгородцами под его предводительством громкой победой над суздальцами на протяжении веков жила в Новгороде. Пожалуй, ни один из правивших в городе князей не удостоился здесь такого почитания.

Необыкновенное отношение новгородцев к князю Роману объясняется особым значением, какое получило в городе почитание иконы «Знамение Богоматери» и Знаменский культ вообще, начало формирования которого относится, по-видимому, к первой половине XIV в. Важным проявлением этого культа стало строительство в Новгороде на Ильине улице каменной Знаменской церкви, о чем под 1355 г. сообщается в Новгородской Первой летописи.1

Знаменская церковь была воздвигнута для хранения иконы «Знамение Богоматери», признанной главной новгородской святыней. В период упадка, наступившего после присоединения Новгорода к Москве, пришли в запустение и постепенно разрушились многие его храмы. Однако церковь Знамения богатела с каждым десятилетием, и во второй половине XVII в., особенно тяжелого для Новгорода, на ее месте был построен величественный Знаменский собор, являющийся сегодня одним из наиболее значительных архитектурных памятников города.2

Знаменский культ в Новгороде связан с событием, которое в период усиления борьбы с Москвой в XIV—XV вв. стало восприниматься как важнейшее в истории города. Речь идет об упомянутой выше победе новгородцев над суздальцами в феврале 1170 г., ключевую роль в которой сыграл Роман Мстиславич, княживший тогда в Новгороде. По словам летописца, новгородцы

сташа твьрдо о князи Романе о Мьстиславлици, о Изяславли вънуце <...> и бишася всь день и к вечеру победи я (суздальские войска. — А.М.) князь Роман с новгородьци силою крестьною и Святою Богородицею...3

Широкое распространение в Новгороде и за его пределами получила легенда, приписывающая эту победу чуду, явленному богородичной иконой «Знамение».4 Согласно легенде, новгородский архиепископ Иоанн (Илья), повинуясь голосу свыше, вынес эту икону навстречу неприятелю и установил на городской стене. Во время вражеского обстрела икона повернулась лицом к городу и прослезилась. После этого тьма накрыла нападавших, и они в исступлении стали избивать друг друга, что и обеспечило победу новгородцев. В память о чуде архиепископ учредил специальный праздник, отмечавшийся с тех пор в Новгороде ежегодно.5

В середине XIV в. в Новгороде было сложено особое Сказание о битве новгородцев с суздальцами, ставшее одним из самых популярных памятников литературы Древней Руси, сохранившимся во множестве списков, разделяемых исследователями на несколько редакций и вариантов. Более полная редакция Сказания составлена знаменитым сербским ритором Пахомием Логофетом во время его первого приезда из Афона в Новгород в 30-е гг. XV в. Одновременно с этим Пахомий написал церковную «Службу Знамению» и «Слово похвальное Знамению». Следующей редакцией Сказания был текст, включенный в состав Жития Иоанна Новгородского, составленный в 1470-е гг.6

Ил. 10. Знаменский собор. 1682—1688 гг. Современный вид. Построен на месте церкви Знамения Божией Матери XIV в. (Великий Новгород, Россия)

Формирование Сказания продолжалось в XVI—XVII вв. Важным центром Знаменского культа в Новгороде стал вновь построенный Знаменский собор. В конце 1660-х гг. здесь была составлена Церковная редакция Сказания, включавшая ряд новых дополнений, в том числе о строительстве и росписи Знаменской церкви, а также рассказы о восьми чудесах от иконы Знамения, самое позднее из которых датируется 1666 г. Знаменский культ поддерживался и в других городах Новгородской земли. В 1687 г. в Косином монастыре, в Старой Руссе, был составлен большой сборник житий новгородских святых (РНБ. РО. F. I. 729), представляющий собой оригинальные переработки новгородских текстов. По мнению Л.А. Дмитриева, автор Косинской редакции Сказания свой текст составляет на основе редакции Степенной книги, редакции Грамотина, Церковной редакции и «Слова похвального Знамению». По ходу развития сюжета он пользуется то одним, то другим источником, вкрапливая в рассказ свои собственные незначительные вставки.7

По мере развития основного сюжета Сказания более яркими и выразительными становились образы его главных героев, в том числе князя Романа Мстиславича, бесстрашного воина, несмотря на свой юный возраст проявившего незаурядное мужество и героизм. Летописное повествование о битве новгородцев с суздальцами с течением времени также претерпевало развитие, иногда испытывая на себе обратное влияние Сказания. Образ предводителя новгородцев — князя Романа — в позднейших памятниках не утратил своей выразительности. Характерно, что имя князя-победителя с течением времени было перенесено на его противника: уже на раннем этапе литературной истории летописной повести о битве новгородцев с суздальцами предводитель суздальцев стал именоваться не Мстиславом, а Романом Андреевичем.8

Кроме того, с именем Романа Мстиславича связывается, по-видимому, установление в Новгороде церковного праздника в честь иконы «Знамение» 27 ноября,9 а не 25 февраля, когда состоялась битва новгородцев с суздальцами в 1170 г. 27 ноября отмечается церковная память прп. Романа Антиохийского (V в.)10 — святого, тезоименитого князю Роману.11 Однако прп. Роман был малоизвестен на Руси — в древнерусских месяцесловах XI—XIV вв. его имя вообще не встречается. В то же время, 27 ноября отмечалась память более известного и почитаемого святого Якова Перского.12 Видимо, поэтому в позднем тексте летописей Новгородско-Софийского круга, когда причина установления праздника Знаменской иконы 27 ноября могла быть уже забытой, этот день связали с более известным святым, чья память также отмечалась 27 ноября.13

Примечания

1. Там же. Т. III. С. 364. О строительстве и последующей истории храма см.: Булкин В.А. Знаменская церковь XIV в. в Новгороде // Древнерусское искусство. Византия, Русь, Западная Европа: искусство и культура. К 100-летию В.Н. Лазарева / Отв. ред. Л.И. Лифшиц. СПб., 2002.

2. Янин В.Л. «Знаменская легенда» в Древней Руси // Янин В.Л. Средневековый Новгород. Очерки археологии и истории. М., 2004. С. 353 и сл.

3. ПСРЛ. Т. III. С. 33, 221.

4. См.: Конявская Е.Л. Об этапах формирования легенды о Знаменской иконе // Особенности российского исторического процесса: Сб. ст. памяти акад. Л.В. Милова / Отв. ред. А.А. Горский. М., 2009.

5. См.: Сказание о битве новгородцев с суздальцами / Подг. текста, пер. и комм. Л.А. Дмитриева // БЛДР. Т. 6. СПб., 1999.

6. См.: Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1989. С. 126—128; Хрущов И.П. О древнерусских исторических повестях и сказаниях XI—XII столетия. Киев, 1878. С. 129—130; Яблонский В. Пахомий Серб и его агиографические писания. СПб., 1908. С. 120—123, 151—154; Лихачев Д. С. Литература Новгорода XIV—XV вв. // История русской литературы. Т. II, ч. 1. М.; Л., 1945. С. 263—264; Порфиридов Н.Г. Древний Новгород. Очерки из истории русской культуры XI—XV вв. М.; Л., 1947. С. 239—240, 296; Frolow A. Le Znamenie de Novgorod: évolution de la légende // RÉS. Paris, 1948. T. 24. P. 67—81; Т. 25. P. 45—72.

7. См.: Дмитриев Л.А. Житийные повести русского Севера как памятники литературы XIII—XVII вв. Эволюция жанра легендарно-биографических сказаний. Л., 1973. С. 95—148, 281—284.

8. ПСРЛ. Т. IV, ч. 2, вып. 1. Пг., 1917. С. 162—166; Т. V, вып. 2. М., 2000. С. 19—21; Т. XV. М., 2000. Стб. 244—247; Т. XXI, 1-я пол. СПб., 1908. С. 235—239; Т. XXXI. М., 1968. С. 63—64.

9. Лосева О.В. Русские месяцесловы XI—XIV вв. М., 2001. С. 212.

10. Сергий (Спасский), архиеп. Полный месяцеслов Востока. Т. II. М., 1997. С. 367.

11. На это обстоятельство справедливо обратила внимание Е.Л. Конявская, см.: Конявская Е.Л. Об этапах формирования легенды... С. 75.

12. Лосева О.В. Русские месяцесловы... С. 212.

13. Конявская Е.Л. Об этапах формирования легенды... С. 75.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика