Александр Невский
 

Печать Луцкого повета 1589 г.

Следует отметить, что изображение двуглавого орла известно также в территориальной символике Волыни. Так, на выявленной недавно О.А. Однороженко печати Луцкого повета Волынского воеводства, входившего после Люблинской унии 1569 г. в состав провинции Малая Польша Короны Польской Речи Посполитой, изображен двуглавый орел, помещенный на контурах лапчатого креста, напоминающего по форме мальтийский крест. Печать происходит из Архива князей Сангушков, хранящегося ныне в Государственном архиве в Кракове (Archiwum Państwowe w Krakowie, Archiwum Książąt Sanguszków w Sławucie, Teka XVII a, Plik 72, Plik 76).1

Эта печать скрепляла два документа уездного земского суда в Луцке, датированных 8 и 28 ноября 1589 г. Очевидно, матрица печати была изготовлена в том же 1589 г. и предназначалась для использования только в течение одного этого года, о чем свидетельствует легенда печати, где значатся не только название повета, но и год — «ROKV 1589». Появление печати, очевидно, связано с сеймовым постановлением от 18 апреля 1589 г., касавшимся «Трибуналов Волынского и Брацлавского воеводств», в котором, кроме всего прочего, устанавливались новый герб и гербовая печать для Волынского воеводства с изображением креста, а поверх него — орла.2

Таким образом, по логике законодателей, во вновь учрежденном гербе Волынского воеводства старый герб Волынской земли — крест объединялся с гербом Польского королевства — орлом. Однако, поскольку в постановлении не уточнялась, о каком именно орле идет речь, то, по-видимому, местные авторы печати, движимые патриотическим чувством, изобразили в ее поле не одноглавого польского, а русского (галицко-волынского) двуглавого орла. Подобная вольность в интерпретации сеймового постановления была вскоре замечена и пресечена вышестоящими властями, и печати с двуглавым орлом в Волынском воеводстве больше не появлялись.

Обратившись к иконографии креста печати Луцкого повета 1589 г., мы найдем его близкое сходство с изображениями крестов на гербе герцога Червонной Руси из Хроники Констанцского собора Ульриха Рихенталя: эти кресты имеют одинаковые очертания и форму. Кроме того, в гербе Луцкого повета, как и в гербе герцога Червонной Руси, объединены оба территориальных символа Русского королевства (Галицко-Волынской Руси) — двуглавый орел (известный как локальный знак западной части Русского королевства — Перемышльской и Сяноцкой земель) и крест (в качестве территориального геральдического знака известен на Волыни с первой половины XIV в.).3

Таким образом, можно говорить о том, что символ двуглавого орла фиксируется в разнообразных памятниках геральдики и сфрагистики, имеющих отношение не только к западным окраинам Галицко-Волынской Руси (Перемышльская и Саноцкая земли), но также происходящих с территории ее восточных пределов (Луцкий повет). Этот факт, в свою очередь, указывает на то, что двуглавый орел был некогда общим символом для всей территории Галицко-Волынского княжества. Такое распространение символа орла могло произойти только тогда, когда галицко-волынские земли в политическом отношении представляли собой единое целое, находясь под верховной властью одного князя.

Едва ли мы ошибемся, если сочтем, что временем, когда двуглавый орел мог получить повсеместное распространение в Галицко-Волынской Руси в качестве геральдического знака, могло быть только время недолгого правления Романа Мстиславича (1199—1205), а также заключительный период правления его сына Даниила после победы в Ярославской битве (1245—1264).4

Примечательно, что украинские хронисты середины XVII в. не сомневались в том, что в правление Даниила Галицкого орел уже был гербом галицко-волынских князей. В «Хронике» игумена киевского Михайловского Златоверхого монастыря Феодосия Софоновича (7—1676) находим взятое из Галицко-Волынской летописи описание знамения, предшествовавшего Ярославской битве, — появление в небе нескольких орлов, — сопровождаемое выразительным комментарием хрониста:

Которыи знакъ (появление орлов. — А.М.) князи за добрыи собе почитаючи, бо ихъ гербъ орелъ.5

Из ближайшего контекста описания битвы, приведенного в «Хронике» Софоновича явствует, что князьями, чьим гербом был орел, следует считать Даниила Романовича, его брата Василька и сына Льва.6

Примечания

1. Однороженко О. Руські королівські, господарські та князівські печатки... С. 5.

2. «To jest, z Województwa Wołyńskiego Herbowe piecząci krzyż, a na krzyżu orzeł» (Volumina legum Regni Poloniae et Magni Ducatus Lituaniae ab anno 1347 ad annum 1780 / Ed. J. Ohryzko. Vol. II. SPb., 1859. P. 295).

3. О кресте в качестве территориального геральдического знака Волыни см.: Гречило А. Становлення символів Руського королівства (друга половина XIII — початок XIV ст.): версії, міфи и традиції // Доба короля Данила в науці, мистецтві, літературі. Мат-ли Міжнар. наук. конф., 29—30 листопада 2007 р. Львів, 2008. С. 265—270; Однороженко О.А. Руські королівські, господарські та князівські печатки... С. 7—8, 30—31, примеч. 54.

Необходимо отметить, что волынский крест первоначально (в XIV — начале XV вв.) был прямым и только с конца XV в. стал «лапчатым», как это видно на гербе герцога Червонной Руси из книги Рихенталя. Изменения произошли в промежутке между 1433 и 1492 гг., о чем свидетельствуют изображения на больших печатях правителей Великого княжества Литовского. Впрочем, во время правления Казимира IV (1440—1492) большая печать великих князей Литовских не известна, поэтому об иконография волынского герба середины — второй половины XV в. судить трудно. Именно в этот период и было составлено большинство известных ныне иллюстрированных списков «Хроники» Рихенталя.

4. Закрепление двуглавого орла — некогда общего для всей Галицко-Волынской Руси геральдического знака — в качестве локального территориального символа Перемышльской земли не может считаться уникальным явлением в истории. Судя по всему, подобным же образом и другой некогда общий для Русского королевства символ — лев, взбирающийся на скалу, известный со времени правления Льва Даниловича (1264 — ок. 1301), в XV в. становится локальным гербом Львовской земли (Гречило А. Територіальні символи Галицько-Волинської держави... С. 256—259; Однороженко О.А. Руські королівські, господарські та князівські печатки... С. 6—7). Сходную трансформацию претерпел старый общешведский герб — коронованный лев, который в XV в. становится локальным знаком исторической области Готланд («страна готов»), в то время как новый общешведский герб — три короны — помимо общегосударственного значения также выполнял роль локального герба Свеаланда («страна свеев» — центральной области Шведского королевства). Подробнее см.: Антонов В.А. Датская геральдика XII—XVII вв. М., 2008.

Благодарю О.А. Однороженко, любезно поделившегося со мной своими материалами и наблюдениями по истории средневековой геральдики Галицко-Волынской Руси.

5. Феодосій Софонович. Хроніка з літописців стародавніх / Підг. тексту, передмова і коментарі Ю.А. Мицика, В.М. Кравченка. Київ, 1992. С. 146.

6. Там же.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика