Александр Невский
 

Внешняя политика Иерусалимского королевства в 50—60-е гг XII в.: союз с Византией и планы по разделу Египта

Графство Яффы и Аскалона было одним из четырех главных вассалов Иерусалимского королевства. Оно возникло, по-видимому, во времена Готфрида Бульонского — первого правителя завоеванного крестоносцами Иерусалима, построившего в 1100 г. крепость в Яффе. Если Яффа стала одной из первых цитаделей крестоносцев в Палестине, то Аскалон, напротив, еще более полувека оставался в руках мусульманских правителей Египта и служил базой их военного флота, — именно из Аскалона совершались вражеские набеги на приморские поселения и южную часть Иерусалимского королевства. О том, что в начале XII в. город был во власти мусульман, представлявших серьезную опасность для паломников-христиан, свидетельствует русский игумен Даниил, посетивший тогда Святую Землю:

...и близь есть Асколонь град, выходять бо оттуду Срацини и избивають странныя на путехъ техъ, да ту есть боязнь велика, отъ места того входя въ горы.1

Предводители крестоносцев неоднократно пытались различными способами захватить Аскалон. Чтобы блокировать город, король Фульк начал строить укрепленные замки в его окрестностях. Эта тактика нескоро принесла плоды: только в 1153 г. королю Балдуину III после длительной осады удалось овладеть Аскалоном.

Тогда же город был пожалован младшему брату короля Амальрику, впоследствии также ставшему королем, который с 1151 г. являлся графом Яффы. Придя к власти, Амальрик включил графство Яффы и Аскалона в королевский домен.2

Взятие Аскалона — крупного морского порта и крепости вблизи дельты Нила — открывало для крестоносцев благоприятные возможности для экспансии в Египет, ослабленный в то время внутренними противоречиями. Однако воспользоваться результатами своей победы Балдуин III не смог, вступив в изнурительную борьбу с эмиром Халеба (Алеппо) и Дамаска Нур ад-Дином (Нуреддином). Нуреддин настойчиво пытался привести к власти в Египте своих ставленников, чтобы взять палестинские владения крестоносцев в кольцо враждебных им государств.3

Балдуин III и его преемник Амальрик I неоднократно обращались с призывами о военной помощи на Запад, не получив, однако, должной поддержки. Тогда правители Иерусалима сделали ставку на союз с Византией. Рассчитывая на помощь империи, Балдуин III в 1158 г. добился брака с племянницей Мануила I Феодорой Комниной. Своего рода платой за поддержку Византии, по мнению П. Магдалино, стало признание Балдуином политической зависимости от Мануила, с которым он связал себя отношениями foedus iniquum4. Такая форма международно-правовых отношений распространена со времен Римской империи и закреплена в римском праве. Договоры foedera iniqua ставили партнера в зависимое положение, когда он должен был признать господствующее положение Рима и обещать ему одностороннюю помощь.5

У Византии к тому же имелись свои виды на палестинские земли: в 1150 г. Мануил I приобрел права на графство Эдесское — первое государство крестоносцев в Святой Земле, а в конце 1158 г. внезапно занял армянскую Киликию и принудил правителя Антиохии Рене де Шатильона признать сюзеренитет Византии над Антиохийским княжеством — еще одним государством крестоносцев на Ближнем Востоке, возникшим во время Первого Крестового похода.6

Ил. 142. Город Аскалон. Напольная мозаика. VIII в. Церковь Св. Стефана. Современный вид (Умм-эр-Расас, Иордания)

Основной целью внешней политики иерусалимского короля Амальрика I стало завоевание Египта и недопущение захвата власти в этой стране Нуреддином. В 1163—1169 гг. Амальрик совершил не менее пяти походов в Египет, истощивших его силы, но не принесших окончательной победы. Угроза христианским поселенцам в Святой Земле со стороны мусульман усиливалась.7 Амальрик неоднократно обращался к французскому и английскому королям Людовику VII и Генриху II с призывом к новому крестовому походу, однако в итоге в помощь ему прибыло лишь несколько незначительных отрядов. Исчерпав все возможности добиться помощи от Запада, Амальрик как и его предшественник должен был обратиться за помощью к Византии. В 1167 г. он женился на внучатой племяннице Мануила I Марии Комниной и так же, как Балдуин, должен был признать себя младшим партнером василевса в международных делах.8

Заключению брака предшествовали двухлетние переговоры, которые вели в Константинополе посланцы короля Одо де Сен-Аманд и архиепископ Кесарии Гернесий. Переговоры продолжились в Тире, куда летом 1167 г. прибыла невеста Амальрика в сопровождении двух послов императора — его двоюродного брата севаста Мануила Комнина и Георгия Палеолога. В начале 1168 г. в Тир прибыло второе византийское посольство во главе с Александром Гравиной и Михаилом Отрантским. Наконец, осенью 1168 г. с ответным посольством в Константинополь прибыл Вильгельм Тирский.9

Одним из главных пунктов длившихся несколько лет переговоров были условия совместных действий по завоеванию Египта. Положения франко-византийского договора 1168 г. предусматривали предоставление византийским императором военной помощи иерусалимскому королю в случае его войны с Египтом. По сообщению Вильгельма Тирского, взамен Мануил потребовал передачи ему части территории еще не завоеванной страны (то есть части территории Египта в случае его завоевания), а также части земель, уже завоеванных крестоносцами. Из «Хроники» Вильгельма Тирского явствует, что подобные требования византийцы выдвигали с самого начала переговоров, в частности, они были высказаны в Тире посольством Александра Травины.10

Какие именно завоеванные крестоносцами земли Амальрик обязался уступить Мануилу, Вильгельм Тирский не уточняет. В литературе на этот счет высказывались различные предположения. Некоторые авторы считают, что Амальрик согласился уступить Мануилу территорию Антиохийского княжества.11 Однако, как справедливо замечает В.П. Степаненко, иерусалимский король не был правомочен решать судьбу княжества с византийским императором.12 Мануил и без того с 1158 г., несомненно, считал себя сюзереном правителей Антиохии и если бы и стал требовать принесения ему повторного оммажа, то от этих последних, а не от иерусалимского короля.

Весьма вероятно, что частью завоеванных крестоносцами земель Палестины, уступки которой потребовал византийский император, был Аскалон с прилегающей округой. На это указывают несколько обстоятельств, и прежде всего — условия договора с Амальриком о разделе территории Египта. По свидетельствам Вильгельма Тирского и Иоанна Киннама, Мануил должен был получить прибрежную полосу вдоль Средиземного моря, тогда как иерусалимскому королю доставались внутренние районы страны.13 Именно Аскалон стал базой византийского военного флота и сухопутной армии, присланных императором для завоевания Египта. Осенью 1169 г. из Византии сюда прибыли двести военных кораблей, и отсюда византийская армия начала наступление.14

Византийская армия и особенно флот должны были сыграть важнейшую роль в завоевании Египта. Собственный флот крестоносцев был слишком слабым и не мог соперничать с военным флотом Фатимидов, что в значительной мере определяло неудачи предыдущих попыток завоевания Египта.15 Другой подходящей морской гавани, одновременно являвшейся военной крепостью, у границы этой страны тогда не было. Вполне закономерно, что если византийский император действительно потребовал от иерусалимского короля территориальных уступок в связи с готовящимся вторжением в Египет, то речь должна была идти об Аскалоне и его округе. Тем более что графство Яффы и Аскалона в 1160-х гг. входило в домен иерусалимского короля, и, следовательно, Амальрик мог распоряжаться его судьбой.16

В пользу нашего предположения свидетельствует также тот факт, что графство Яффы и Аскалона и прежде неоднократно передавалось иерусалимскими королями во владение своим родственникам и союзникам, в чьей поддержке они были заинтересованы: в начале XII в. оно было пожаловано Гуго де Пюизе, кузену короля Балдуина II, а затем графу Альберту де Намюру.17 Примечательно, что владетелями графства, как правило, становились родственники королей именно по женской линии. Так, в 1176 г. Балдуин IV пожаловал Яффу и Аскалон маркизу Вильгельму Монферратскому, ставшему мужем принцессы Сибиллы, а в 1180 г. графство получил ее второй муж Ги де Лузиньян.18

Переговоры о заключении династического брака и военного союза, направленного на завоевание Египта, начались между византийским императором и иерусалимским королем еще в 1165 г. с прибытием в Константинополь первого посольства короля Амальрика. Возможно, что уже тогда или вскоре после этого возник замысел передачи части палестинских владений крестоносцев, на которые претендовал василевс, — «волости О(т)скалана» — поступившему к нему на службу русскому князю Мстиславу Юрьевичу, состоявшему в родстве с Комнинами.

Примечания

1. Житье и хоженье Даниила, Русьскых земли игумена. 1106—1107 гг. / Под ред. М.А. Веневитинова // Православный Палестинский сборник. Вып. 3 и 9. СПб., 1885. С. 13.

2. Об истории графства см.: La Monte J.L. Feudal Monarchy in the Latin Kingdom of Jerusalem. 1100—1291. New York, 1970; Tibbie St. Monarchy and Lordships in the Latin Kingdom of Jerusalem. 1099—1291. Oxford, 1989.

3. Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. СПб., 2002. С. 67 и сл. См. также: Семенова Л.А. Из истории фатимидского Египта. Очерки и материалы. М., 1974. С. 142—144.

4. Magdalino P. The empire of Manuel I Komnenos. 1143—1180. Cambridge; New York, 2002. P. 73—74.

5. Бартошек М. Римское право (понятия, термины, определения). М., 1989. С. 131.

6. Степаненко В.П. 1) Византия и гибель графства Эдесского (1150 г.) // Византийский временник. Т. 50. М., 1989; 2) Киликийский вопрос в международных отношениях в 50—70-х годах XII в. // Там же. Т. 52. М., 1991. См. также: Бозоян А.А. Восточная политика Византии и Киликийская Армения в 30—70-е годы XII в. Ереван, 1988.

7. См.: Mayer H.E. Latins, Muslims and Greeks in the Latin Kingdom of Jerusalem // Mayer H.E. Probleme des lateinischen Königreichs Jerusalem. London, 1983; Tyerman Ch. God's War: A New History of the Crusades. Cambridge, 2006. P. 347—350.

8. Magdalino P. The empire of Manuel I Komnenos. P. 74—75.

9. Степаненко В.П. Византия в международных отношениях на Ближнем Востоке (1071—1176). Свердловск, 1988. С. 167—168.

10. Willermi Tyrensis Historia rerum in partibus transmarinis gestarum // Requeil des historiens des croisades, publié par les soins de l'Académie des inscriptions et belles lettres. Historiens occidentaux. T. I. Paris, 1844. P. 945—946.

11. Grousset R. Histoire des croisades et du royaume franc de Jerusalem. T. II. Paris, 1935. P. 509; Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. С. 72.

12. Степаненко В.П. Византия в международных отношениях на Ближнем Востоке... С. 168.

13. Willermi Tyrensis Historia rerum in partibus transmarinis gestarum. P. 915—917; Ioannis Cinnami epitome rerum ab Ioanne et Alexio Comnenis gestarum / Rec. A. Meineke. Bonnae, 1836. P. 279. См. также: Favreau-Lilie M-L. Die Italiener Die Italiener im Heiligen Land vom ersten Kreuzzug bis zum Tode Heinrichs von Champagne (1008—1197). Amsterdam, 1989. S. 201—205. Nr. 145.

14. Ioannis Cinnami epitome rerum ab Ioanne et Alexio Comnenis gestarum. P. 279—280; Nicetae Choniatae Historia / Rec. I. A. van Dieten. Berolini; Novi Eboraci, 1975. P. 159—168; Willermi Tyrensis Historia rerum in partibus transmarinis gestarum. P. 926—934.

15. Mayer H.E. The Crusades. Oxford; New York, 1990. P. 117—120.

16. Tibbie St. Monarchy and Lordships in the Latin Kingdom of Jerusalem... P. 39.

17. Ibid. P. 36—37.

18. Ibid. P. 39. См. также: Riley-Smith J.S.Ch. The Feudal Nobility and the Kingdom of Jerusalem. 1174—1277. Hamden, 1973. P. 104, 106, 310—311 (Chronological Table).

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика