Александр Невский
 

На правах рекламы:



Отличия текстов первой и второй редакций

При оценке достоверности татищевского сообщения о Романовом проекте, не находящего параллелей в известных ныне древнерусских источниках, как и во многих подобных случаях, ключевая роль принадлежит сравнительно-текстологическому изучению основных редакций самой «Истории Российской», в результате которого можно установить важные для дальнейших выводов особенности работы и отношения Татищева к используемому известию, его содержанию и форме.

Приведем текст «татищевского известия» о Романе в первой и второй редакциях:

Первая редакция Вторая редакция
Седя же Роман во Киеве, нача гадати со князи и дружиною, о у строе Руские земли. И уложивше, посла ко Всеволоду в Володимерь и всем местным князем обестити, иж Рюрика крестнаго деля преступления с верпа со Киева, реки има тако: «Се, братие, весте, оже Киев есть старейший стол в Рустей земли и достоит на нем княжити старейшему и смысленнейшему во всей братии, абы могл управити добре и землю Рускую всюду обороняти и содержати поряд во брати, да не преобидит един другаго и не наскакует на чужу волость. А се ныне видим, иж се не тако деет, наскакуют молодшие и неумнии, не могуще не толе землю уряжати и во братии ряд полагати, они сами себе оборонят. Ото ж востает рать межи брати, ведут поганых и губят землю Рускую и пачее кагору во брати воздвижут. Сего деля Рюрик явися неправ, и свергох его, абы покой устроите в земли Руской, доколе всии братия, погадав о устрое, како бы та уложить, и пытаю вы, како пригодаете. Яз же вам так молвлю, ач хосчете, да еща князя в Киеве бог поимет, сошелся во Киев местные князи, владимирский, и черниговский, и галицкий, и смоленский, и полоцкий, и рязанский, и погадав, изберут старейшаго и годнейшаго мужа себе и утвердят крестным целованием, яко в иных умных землях творится, младшия князи не треба, а послушают сих старейших. И еща князь великий в Рускую землю на киевский стол изберется, имат старейшаго си сына оставите на своей отчине, а молодшим поделить або тамо, або в Рустей земли волости от Горыня и за Днепр, елико городов испокон потягло ко Киеву. А еща кто от братии воздвижет котору и наскочит на чужу волость, он да посудит с местными князи и омирит. А еща на кого придут ратнии половци, или угре, или ляхи, или ин народ, и сам той князь оборонитися не может, ино князь великий, снесшися со братнею, местными князи, и послют помощь от всея Руския земли, елико требе. А иж бы местные князи не малились, не годно волости сыном делите, но отдавати стол по себе единому старейшему со всею волостию. Меньшим же ач дати на прокорм по городу, або по селу. И сии имут ходити под рукою старейшаго си брата. Нет ли кому сына, ото ж дати брату родному. Нет ли брата роднаго, ино дата старейшему его рода, абы руская сила не малилась. Весте бо добре, еща немноги князи в Рустей земли были и старейшаго послушали, тоща вси окрестнии бояхуся и чтяху и не смеяху ратовати, яко ныне зрим. И ач вам любо, снидитися ко Киеву и, погадав, положим ряд». Князи же, видевше се, ови ач не хотяху, но не смеяху Роману сердца вредите, прирекоша ехати ко Киеву и не ехаша. А Всеволод, бояся сам старейшинство иному дата, ни сам хотя в просто Руси жити, отрече Романови, глаголя: «Се, брате и сыну, испокон тако не бысть. И яз не могу преступати, но хосчу тако быта, яко бысть при отцех и дедах наших». Роман же, слышав се, оскорбися вельми, иде к Галичу.1 Как скоро Рюрик с женою и дочерью были пострижены, а сыновья под стражу взяты, въехал Роман в Киев с великою честию и славою. И будучи тут, советовал с князи и бояры о разпорядках в Руской земли, чтоб пресечь междоусобна. И согласяся, послал ко Всеволоду, великому князю, в Суздаль и ко всем местным князем объявить, что он Рюрика для его клятвопреступления свергнул с престола И представлял им следуюсчее: «Вы, братия, известны о том, что Киев есть старейший престол во всей Руской земли и надлежит на оном быть старейшему и мудрейшему во всех князьях руских, чтоб мог благоразумно управлять и землю Рускую отвсюду оборонять, а в братии, князьях руских, доброй порядок содержать, дабы один другаго не мог обидеть и на чужие области наезжать и разорять. Ныне же видим все тому противное. Похисчают престол молодшие и не смысленные, которые не могут не токмо других распоряжать и братию во враждах разводить, но сами себя оборонить не в состоянии; часто встает война в брати, приводят поганых половцов и разоряют землю Рускую, чим наипаче и в других вражду всевают. Того ради и Рюрик явился винен, и я лишил его престола, дабы покой и тишину Руской земле приобрести, доколе все князи руские, раз судя о порядке руского правления, согласно положат и утвердят. О чем прошу от каждаго совета, кто как наилучше вздумает. Мое же мнение ежели принять хотите, когда в Киеве великий князь умрет, то немедленно местные князи, суздальский, черниговский, галицкий, смоленский, полоцкий и резанский, согдасяся, изберут старейшаго и достойнейшаго себе великим князем и утвердят крестным целованием, как то в других добропорядочных государствах чинится. Младших же князей к тому избранию не потребно, но они должны слушать, что оные определят. Когда тако князь великий на киевский престол избран будет, должен старшего сына своего оставить на уделе своем, а молодших наделить от онаго ж или в Руской земли от Горыня и за Днепр, сколько городов издревле к Киеву принадлежало. Ежели кто из князей начнет войну и нападение учинит на область другаго, то великий князь да судит с местными князи и смирит. Ежели на кого придут войною половцы, венгры, поляки или другой народ и сам тот князь оборониться не может, тоща князю великому, согласяся с местными князи, послать помочь от всего государства, сколько потребно. А чтобы местные князи не оскудевали в силах, не надлежит им областей своих детям делить, но отдавать престол по себе одному сыну старшему со владением. Меньшим же хотя давать для прокормления по городу или волости, но оным быть под властию старшего их брата. А буде у кого сына не останется, тоща отдать брату старейшему по нем или кто есть старейший по линии в роде его, чтобы Руская земля в силе не умалялась. Вы бо ведаете довольно, когда немного князей в Руси было и старейшаго единаго слушали, тоща все окрестныя их боялись и почитали, не смея нападать на пределы Руские, как то ныне видим. И если вам нравно съехаться на совет к Киеву или гае пристойно, чтоб о сем внятнее разсудить и устав твердый учинить, то прошу в том согласиться и всем обвестить».

Князи, видя сие Романово представление, некоторые хотя не хотели такого устава принять, но, бояся Романа прогневать, обесчались к Киеву съехаться, но не поехали, извиняясь разными невозможностями. А Всеволод, великий князь, бояся старейшинство другому дать ни сам хотя в Киеве быть, отказал Роману, сказав, что «того издревле не было и я не хочу преступать обычая древняго, но быть так, как было при отцах и дедах наших». Роман, получа сей ответ, оскорбился вельми и, оставя в Киеве паки Игоря Ярославича, сам возвратился в Галич.2

Как видим, во второй редакции «Истории Российской» Татищев внес в первоначальный текст известия ряд исправлений и дополнений. Большинство из них не затрагивают существа передаваемых известий, преследуя иную цель — дать необходимые пояснения к древнерусскому тексту. Так, в послании появились отдельные слова и выражения, призванные улучшить смысловую связь между его частями: «чтоб пресечь междоусобна», «к тому избранию», «что они определят», «или где пристойно, чтоб о сем внятнее разсудить и устав твердый учинить», «то прошу о том согласиться и всем ответить», «хотя не хотели такого устава принять», «извиняясь разными невозможностями» и др.

Вторая группа редакционных изменений осовременивает отдельные древние понятия, несколько видоизменяя и переосмысливая их.

Таблица 2. Переосмысление В.Н. Татищевым древних терминов и выражении при переводе на современный язык проекта 1203 г.

Первая редакция Вторая редакция
о устрое Руские земли
о устрое свергл со Киева
свергох его
во всеи братии
всии братия
наскакуют молодшии
и пытаю вы
бог поимет
землю уряжати
ряд полагати
погадав
ходити под рукою
положим ряд
о разпорядках в Руской земли
о порядке руского правления
свергнул с престола
лишил его престола
во всех князьях руских
все князи руские
похисчают престол молодшии
о чем прошу от каждаго совета
умрет
других распоряжать
во враждах разводить
согласяся
быть под властию
устав твердый учинить

Характер произведенных редакционных правок при переводе Романова проекта на «настоящее наречие» может свидетельствовать о наличии у переводчика древнего текста-основы, содержание которого не во всех случаях было полностью понятным историку XVIII в. Как отмечает Б.И. Яценко, «в переводе В.Н. Татищева текст-основа утрачивает свой неповторимый колорит и стиль, особенно когда переводчик прибегает к описательности, лишь угадывая смысл. А это означает, что он имел дело с аутентичным текстом».3

В пользу подобного заключения может свидетельствовать и еще одно интересное наблюдение Б.И. Яценко. При переводе на современный язык послания Романа Татищев старается избегать упоминаний о Руси и Русской земле, несущих важную смысловую нагрузку в тексте первой редакции. Взамен историк использует отсутствовавшие в первоначальном известии выражения, которые, по его мнению, приближают современного читателя к пониманию сути описываемых явлений.

Таблица 3. Переосмысление В.Н. Татищевым терминов «Русь» и «Русская земля» при переводе на современный язык проекта 1203 г.

Первая редакция Вторая редакция
от всея Руския земли
в просто Руси
егда князь великий в Рускую землю
на киевский стол изберется
от всего государства
в Киеве
когда тако князь великий
на киевский престол избран будет

Такие поправки явились необходимым следствием формирования нового, имперского сознания петровской эпохи. Исключение упоминаний о Руси «соответствует имперским претенциозным требованиям, по которым Русью (Россией) в соответствии с указом Петра I 1713 г. стала называться бывшая Московия».4 Разумеется, что в тексте сообщения о проекте Романа первой редакции, максимально приближенном к летописному оригиналу, подобных корректировок древнерусской политической традиции быть не могло.

Но в тексте второй редакции сообщения о проекте 1203 г. можно видеть ряд более существенных изменений содержания первоначального известия, выходящих далеко за рамки обычного перевода и редакторской правки, связанных с адаптацией древнего текста к восприятию читателя нового времени.5 Наиболее значительными представляются следующие:

1. В первой редакции Роман посылает посольство к Всеволоду Большое Гнездо во Владимир и сам Всеволод назван князем Владимирским, во второй же редакции посольство отправляется в Суздаль и Всеволод именуется суздальским князем;

2. В основной части сообщения о проекте, где излагаются собственно предложения Романа, во второй редакции существенно скорректирован один из наиболее важных пунктов — об общих правилах наследования княжеского стола. Если в первой редакции при отсутствии сына княжеский стол предлагается передать «брагу родному», то во второй редакции — «брату старейшему по нем»; в случае же отсутствия такового у князя первая редакция указывает на «старейшего его рода», а вторая — на того, «кто есть старейший по линии в роде его»;

3. Наконец, в завершении рассказа во второй редакции появляется дополнительное известие, что, уходя из Киева, Роман оставляет там Игоря (Ингваря) Ярославича.

Примечания

1. Татищев В.Н. Собр. соч.: В 8 т. Т. IV. М., 1995. С. 328—329.

2. Там же. Т. III. М., 1995. С. 169—170.

3. Яценко Б.І. Розвиток державного устрою України—Русі наприкінці XII ст. (Проект Романа Мстиславовича і «Слово о полку Игоревім») // УІЖ. 1997. № 3. С. 125.

4. Там же. С. 126.

5. См.: Богданов В.П. Романовский проект 1203 г.: памятник древнерусской политической мысли или выдумка В.Н. Татищева // Сб. РИО. Т. 3 (151). М., 2000. С. 220—221.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика