Александр Невский
 

Данилов монастырь в Угровске: свидетельства письменных источников и новые археологические данные

В современной литературе мы не найдем объяснения причин распространения среди московских великих князей почитания св. Даниила Столпника, выразившегося в наречении именем Даниил великокняжеских сыновей на протяжении нескольких поколений подряд. Насколько нам известно, подобный вопрос вообще не поднимается.

В известной мере это можно объяснить тем, что сохранившиеся источники не содержат ясных указаний насчет возможных истоков культа Даниила Столпника в Москве в XIV в. Очевидно, что почитание этого святого в великокняжеской семье должно быть связано с памятью о родоначальнике династии Данииле Московском. Однако чем объяснить появление такого имени у младшего сына Александра Невского?

Точная дата рождения Даниила Александровича в источниках не зафиксирована. По мнению большинства исследователей, князь должен был появиться на свет в 1261 г.1 Значит, к этому времени в семье его отца должны были сложиться определенные предпосылки для будущего династического почитания св. Даниила Столпника.

Похоже, что такие предпосылки возникли еще ранее, в предыдущем поколении владимиро-суздальских великих князей. Имя Даниил носил один из братьев Александра Невского, сын владимирского великого князя Ярослава Всеволодовича. Этот первый из известных в Северо-Восточной Руси князь с именем Даниил в источниках упоминается дважды: среди сыновей Ярослава Всеволодовича, уцелевших после нашествия Батыя,2 и в сообщении о собственной смерти в 1256 г.3

Как уже отмечалось, вплоть до начала XIII в. имя Даниил на Руси не было княжеским. Первым в роду Рюриковичей это имя получил галицко-волынский князь Даниил Романович, ставший одним из самых могущественных и знаменитых князей Древней Руси. У нас есть все основания предполагать, что, как и в случае с московскими князьями конца XIII—XIV вв., Даниил Романович получил свое крестильное имя в память прп. Даниила Столпника.

Можно с уверенностью утверждать, что именно в годы княжения Даниила Галицкого на волынских и галицких землях появляются явственные следы почитания Даниила Столпника и распространения столпничества как формы христианского аскетизма.

Не может быть случайностью появление в Галицко-Волынской Руси во времена Даниила двух новых городов с весьма характерными названиями — Столпье и Данилов. Столпье впервые упоминается под 1204 г.,4 а в 1217 г. значится среди отвоеванных Даниилом у поляков городов западноволынской «Украины».5 Данилов упоминается под 1240 г. в сообщении о неудачной попытке войск Батыя овладеть городом.6 Древние городские укрепления локализованы вблизи хутора Даниловка Кременецкого района Тернопольской области, на горе Троица.7

Подобно Даниилу Московскому, построившему вблизи своей столицы Данилов монастырь во имя Св. Даниила Столпника, обитель, посвященную этому же святому, несколькими десятилетиями ранее возводит и Даниил Галицкий, и, насколько можно судить, это был первый в Древней Руси монастырь, посвященный названному святому.

Сведения о построенном Даниилом Романовичем Даниловом монастыре находим в Галицко-Волынской летописи. Под 1268 г. летопись сообщает, что в городе Угровске на Западной Волыни уже существовал монастырь Св. Даниила, в котором принял постриг и монашествовал обратившийся в православие литовский князь Войшелк:

Воишелкъ иде до Оугровьска в манастырь ко святомоу Данилью, и взя на ся чернечькии порты, и поча житии в манастыре.8

Монастырь Св. Даниила в Угровске впервые упоминается в известиях, относящихся к 1264 г. Тогда в Рим Даниилом Галицким было отправлено посольство для продолжения переговоров об условиях церковной унии. Возглавлял послов галицко-волынского князя игумен Григорий, который в одной из папских грамот именовался «аббатом с Горы Святого Даниила». По мнению современных исследователей, так в папской канцелярии называли монастырь Св. Даниила Столпника в Угровске.9

Под 1259 г. Галицко-Волынская летопись сообщает о завершении Даниилом Романовичем каких-то масштабных строительных работ в Угровске:

Данилови бо княжящоу во Володимере, созда град Оугорескъ и постави во немъ пискупа.10

Поскольку впервые Угровск упоминается в летописи под 1204 г. и с тех пор фигурирует в ее сообщениях неоднократно,11 в данном случае речь идет не о закладке города, а о строительстве князем Даниилом новых городских укреплений или укрепленной резиденции епископа. Наличие в Угровске епископа, а также тот факт, что игумен местного монастыря Св. Даниила представлял князя на переговорах об унии с римским папой, свидетельствует о высоком церковно-политическом значении этого города во время правления Даниила.

В первой половине XIII в. Угровск играл особую роль в политике Даниила Галицкого. Возможно, князь даже имел планы сделать его своей новой столицей, но впоследствии выбрал для этой цели Холм. Во всяком случае, в правление Даниила Угровск несомненно играл роль административного центра русского Забужья.12

Долгое время местонахождение летописного Угровска оставалось не вполне определенным.13 Лишь во второй половине 1990-х гг. были получены убедительные археологические подтверждения существования древнего городища на правом берегу Западного Буга, в 2,5 км к западу от современного села Новоугрузское (Новоугрузьке) Любомльского района Волынской области, с высокой степенью вероятности отождествляемого с древним Угровском.14

Одновременно с поисками города велись также поиски следов располагавшегося в нем монастыря Св. Даниила. В историко-краеведческой литературе ХIX — начала XX вв. приводится несколько записанных со слов местных жителей легенд о древней башне, построенной в Угровске князем Даниилом Галицким. Эта башня, именуемая Столпом, стала главным ориентиром в поисках следов монастыря Св. Даниила.15

В северной части открытого близ с. Новоугрузское древнерусского городища, у самого берега Западного Буга, выявлена укрепленная площадка мысовидной формы площадью ок. 2 га. В средней части мыса располагается урочище с характерным названием Столп или Столпово. В центре урочища в 1997 г. раскопаны фундаменты прямоугольной в плане каменной башни. Урочище Столп представляет собой насыпной земляной холм высотой 2,5 м и диаметром 40 м. Располагавшаяся в центре его башня имела периметр 7,4×9,3 м, при толщине стен 1,5—1,7 м. Кроме фундаментов, сохранились остатки сложенных из брусчатого кирпича стен на высоту до 1,3 м. По ряду характерных признаков кирпич датируется второй половиной XIII в.16

Построенный Даниилом Романовичем монастырь Св. Даниила в Угровске, очевидно, должен был иметь посвящение святому, которого галицко-волынский князь почитал своим патрональным святым. Недавнее открытие на территории монастыря остатков каменной башни-столпа, возведенного на рукотворной насыпи посреди урочища, доныне сохраняющего название Столп, позволяет заключить, что упомянутый монастырь был посвящен Св. Даниилу Столпнику.17 Именно этого святого почитал как своего небесного патрона тезоименитый ему галицко-волынский князь.

В Галицко-Волынской Руси в правление Даниила Романовича и его потомков было возведено несколько монастырских сооружений, подобных башне-столпу монастыря Св. Даниила Столпника в Угровске. Как уже отмечалось, до нашего времени сохранилась пятиярусная каменная башня близ Холма, в древнем городе с характерным названием Столпье. Эта башня, вероятнее всего, была частью Спасо-Столпьевского монастыря, ставшего резиденцией великой княгини Евфросинии после принятия ею монашества.18

Фундаменты еще одной башни-столпа обнаружены в Спасском монастыре под Старым Самбором.19 Особое покровительство своей обители оказывал галицкий князь Лев Данилович. В XVIII в. было записано местное предание, согласно которому после смерти своей жены Констанции князь принял монашеский постриг и удалился в Спасо-Самборской монастырь, где провел последние годы жизни.20

Примечания

1. Тихомиров М.Н. Древняя Москва XII—XV вв. Средневековая Россия на международных путях XIV—XV вв. М., 1992. С. 21; Борисов Н.С. Политика московских князей. С. 65; Флоря Б.Н. Даниил Александрович. С. 99.

2. ПСРЛ. Т. I. М., 1997. Стб. 521.

3. Там же. Т. IV, ч. 1. С. 232.

4. Там же. Т. II. М., 1998. Стб. 721.

5. Там же. Стб. 732.

6. Там же. Стб. 786.

7. Раппопорт П.А. Данилов // КСИА АН СССР. Вып. 125. М., 1971.

8. ПСРЛ. Т. II. Стб. 867.

9. Мицько І.З. Монастирі // Історія української культури: В 5 т Т. 2. Київ, 2001: Українська культура XIII — першої половини XVII століть. С. 234.

10. ПСРЛ. Т. II. Стб. 842.

11. Там же. Стб. 721. В Галицко-Волынской летописи на протяжении 1204 (1207)—1268 гг. Угровск упоминается семь раз, что указывает за немаловажную роль города в XIII в. (см.: Там же. Стб. 721, 732, 754, 758, 842, 867).

12. См.: Панишко С. Угровське князівство Данила Романовича // Король Данило Романович і його місце в українській історії. Мат-ли Міжнародної наук. конф. (Львів, 29—30 листопада 2001 р.). Львів, 2003.

13. См.: Панишко С. До проблеми локалізації давньоруського Угровська // Київська старовина. 1997. № 5.

14. См.: Мазурик Ю., Остап'юк О. Археологічні дослідження літописного Угровська на Волині // Замосцько-Волинські музейні зошити. T. І. Zamość, 2003.

15. См.: Е.М. 1) Холмская православная епархия // Холмско-Варшавский епархиальный вестник, издаваемый при Холмско-Варшавской архиерейской кафедре. 1884. Год VIII. № 2. С. 23; 2) Город Холм и его святыня // Холмский календарь на 1885 год. Холм, 1885. С. 69; Гербачевский Ф. Русские древности и памятники православия Холмско-Подляшской Руси. Варшава, 1892. С. 134; Любарський С. Село Угруськ Володавського повіту на Холмщині // Духовна бесіда. Варшава, 1925. № 17—18. С. 12; Раппопорт П.А. Волынские башни // МИА. № 31. М., 1952. С. 220.

16. Мазурик Ю., Остапюк О. Локалізація башти в літописному Угодовську // Минуле і сучасне Волині и Полісся: край на межі тисячоліть. Мат-ли X наук. історико-креєзнавчої конф. Луцьк, 2002.

17. Кучинко М.М. Історія населення Західної Волині, Холмщини та Підляшшя в X—XIV століттях. Луцьк, 2009. С. 64—65.

18. См. главу 23 настоящей работы.

19. Малевская М.В., Кос А.И., Рожко М.Ф., Шолохова Е.В. Архитектурно-археологические исследования во Львове и Львовской области // АО. 1978 г. М., 1979. С. 360; Антипов И.В. Древнерусская архитектура второй половины XIII — первой трети XIV в. № III.6. С. 96—98.

20. Stebelski І. Dwa wielkie światła na horyzoncie połockim z cieniów zakonnych powstające czyli żywoty śś. panien i matek Ewfrozyny i Parascewii zakonnic i hegumenij... Wyd. 2. Т. III. Lwów, 1867. S. 28—38, 44.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика