Александр Невский
 

Почитание Анны Далассины у Комнинов и Ангелов

Как мы видели, сцена Принесения Марии первосвященнику представлена в мозаичном убранстве кафоликона монастыря Дафни под Афинами, и этот образ является одним из наиболее ранних (если не самым ранним) в ряду подобных сцен, встречающихся в известных ныне памятниках христианского искусства.

Есть все основания полагать, что главный храм монастыря Дафни — собор Успения Богородицы, построенный и украшенный константинопольскими мозаичистами в конце XI в., создавался по инициативе и при личном участии императора Алексея I Комнина.1 По-видимому, к строительству и украшению храма была причастна также и его мать Анна Далассина. Последняя питала особое отношение к культу Богородицы и связанным с ним церковным праздникам. На связь Анны с монастырем Дафни указывает, в частности, посвящение его нового главного храма Успению. Мы видели, что сцена Успения изображалась на личной печати Анны, которой она, согласно хрисовулу Алексея I, пользовалась, когда замещала отсутствующего императора.2

Анна Далассина считалась родоначальницей всего правящего клана Комнинов. «Матерью Комнинов» называет Анну в своих записках ее внучка Анна Комнина, подчеркивая этим не только родственную связь, но и ту роль, какую Далассина сыграла в утверждении на византийском престоле династии Комнинов.3

К клану Комнинов причисляли себя и представители новой правящей династии Ангелов. Так, император Алексей III Ангел к своему родовому имени официально присоединил также имя Комнин и даже отдавал ему предпочтение.4 Исаак II Ангел также всячески подчеркивал свою связь с Комнинами и в особенности с Мануилом I. В его честь Исаак назвал одного из своих сыновей, которому собирался передать престол империи в обход старшего сына Алексея.5

Именно благодаря родству с ближайшими потомками Анны Далассины началось возвышение Ангелов в империи. Их родоначальником считается Константин Ангел, женившийся на внучке Анны, дочери Алексея I Феодоре.6

Почитание Анны Далассины среди Комнинов и Ангелов проявилось в регулярном наречении именем Анна различных представительниц этих династий на протяжении всего XII в. Практически все императоры из рода Комнинов называли Анной одну из своих дочерей: это имя носили дочери Алексея I, Иоанна II и Мануила I.7 Анной назвал свою среднюю дочь принявший имя Комнинов император Алексей III Ангел: впоследствии Анна Комнина Ангелина стала женой Феодора I Ласкаря, основателя Никейской империи.8

Не только светское, но и монашеское имя Анны Далассины — Ксения — вошло в именослов византийских императриц XII в. Под этим именем на протяжении нескольких поколений принимали монашеский постриг овдовевшие супруги византийских императоров: Ирина Дукиня, жена Алексея I, Ирина (Пирошка) Венгерская, жена Иоанна II и Мария Антиохийская, вторая жена Мануила I.9

Эта последняя, по-видимому, сыграла судьбоносную роль в жизни царевны Евфросинии, будущей жены Романа Мстиславича, проведшей свои детские годы в монастыре. Как сообщает Никита Хониат, отправляя в монастырь старшую дочь, Исаак II исполнил то, что некогда «предполагала сделать еще царица Ксения по смерти своего супруга, царя Мануила Комнина».10 Мария-Ксения не исполнила обета стать монахиней в память о муже, и этот поступок в глазах современников, очевидно, явился причиной ужасных бедствий, обрушившихся на нее саму и на весь род Комнинов, приведших к пресечению династии. «Посвящая Богу, как чистую агницу», свою старшую дочь и тем самым стремясь искупить вину Марии-Ксении, Исаак выбрал для ее пребывания и перестроил под монастырь тот самый «Иоанницкий дом», который когда-то выбрала для себя вдова Мануила, но так и не воспользовалась им.11

Связь Евфросинии Галицкой с Марией-Ксенией Антиохийской, как и с Анной Далассиной, проявилась еще и в том, что все эти женщины стремились играть роль правительниц государства при своих сыновьях, оставаясь при этом монахинями, принявшими постриг после смерти своих мужей. По-видимому, мы имеем дело с определенной традицией, развившейся в Византии в правление Комнинов и в начале XIII в. перенесенной на русскую почву.

Примечания

1. Diez E., Demus O. Byzantine mosaics in Greece. Hosios Lucas and Daphni. P. 60—61; Chatzidakis M. Greek Art. Byzantine Mosaics. P. 21—22.

2. Laurent V. Documents de sigillographie byzantine... Nr. 508.

3. Анна Комнина. Алексиада. С. 98.

4. Βάρζος Κ. Ή γενεαλογία των Κομνηνών. T. 2. Θεσσαλονίκη, 1984. Σ. 726—727.

5. Ibid. Σ. 814—815.

6. Острогорский Г. Возвышение рода Ангелов // Юбилейный сборник Русского археологического общества в королевстве Югославии. Белград, 1936.

7. Garland L. Byzantine Empresses... P. 191—198, 200.

8. Nicetae Choniatae Historia / Rec. I. A. van Dieten. Berolini; Novi Eboraci, 1975. P. 508. См. также: Garland L. Byzantine Empresses... P. 213, 219—221.

9. Angold M. Church and Society in Byzantium under the Comnent. 1081—1261. Cambridge, 1995. P. 76; Garland L. Byzantine Empresses... P. 199, 205.

10. Nicetae Choniatae Historia. P. 419. Русский перевод см.: Никита Хониат. История, начинающаяся с царствования Иоанна Комнина. Т. II / Пер. под ред. проф. Н.В. Чельцова. СПб., 1862. С. 85.

11. Nicetae Choniatae Historia. P. 419.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика