Александр Невский
 

Могла ли быть Евфросиния Полоцкая основательницей Спасо-Преображенского монастыря?

О жизни и деяниях Евфросинии Полоцкой известно главным образом из ее Жития. Составленное первоначально, по-видимому, еще в конце XII в., это произведение дошло до нас в значительном количестве более поздних списков XV—XVII вв., которых ныне известно свыше ста тридцати. Исследователи выделяют четыре или даже более редакций памятника. К первой, краткой, редакции относятся два списка: НБ МГУ. 1311 (конец XV в.) и РНБ. Собр. ОЛДП. F. CLXXXV (сер. XVI в.); название Жития здесь самое краткое и без упоминания города Полоцка, что, возможно, указывает на Полоцк как место его создания. Вторую, пространную, редакцию содержат свыше десяти сборников XVI—XVII вв. Ее древнейший список — ГИМ. Епарх, собр. 406 (нач. XVI в.), а наиболее известный и неоднократно публиковавшийся — РГБ. Волок. собр. 632 (перв. пол. XVI в.).1

Пространная редакция имеет расширенное название, в нее включено дополнение о погребении Евфросинии в Иерусалиме ее братом и сестрой. Третья редакция читается в тринадцати списках миней, восходящих к Великим Минеям Четьям митрополита Макария. Ее текст отличается всеми стилистическими приемами макариевской агиографической школы. В ней есть добавления и перестановки, отчего текст часто теряет ясность. Четвертая редакция, восходящая к спискам XVI в. второй редакций, сохранилась в составе Степенной книги. Все списки Жития этой редакции (около ста) восходят к рукописи ГИМ. Чуд. собр. 358/56 (1560-е гг.). Эта редакция самая расширенная, содержит генеалогию рода Евфросинии и другие эпизоды. Известно также Проложное житие на 23 мая, обнаруженное в списках БАН. 33.19.8 (поел. четв. XV в.) и БАН Литвы. 98/190 (ок. 1512 г.).2

Во всех редакциях Жития указывается, что Евфросиния была игуменьей монастыря Святого Спаса, основанного ею в местечке Сельцо близ Полоцка, где ранее находилось загородное подворье Софийского собора с деревянной церковью Святого Спаса — усыпальницей полоцких епископов. На месте деревянной церкви Евфросиния с помощью зодчего Иоанна возвела каменную церковь в честь Спаса Вседержителя, сохранившуюся до наших дней.3

За девять веков своего существования Полоцкий Спасо-Евфросиниевский женский монастырь пережил множество драматических событий. Когда в 1579 г. Полоцк был взят войсками польского короля Стефана Батория, монастырь достался иезуитам. После отвоевания Полоцка у Речи Посполитой в 1654 г. обитель возвращена в православие, но затем, когда по условиям Андрусовского перемирия 1667 г. Полоцк вновь отошел к Польше, Спасо-Евфросиниевский монастырь еще на полтора столетия вернулся к иезуитам. Только в 1820 г. иезуиты были изгнаны из Полоцка. В 1832 г. имущество монастыря было передано православной церкви, и в 1840 г. обитель была восстановлена. В середине — второй половине XIX в. Спасо-Евфросиниевский монастырь переживал расцвет, будучи причислен к разряду первоклассных. В его стенах разместилось женское духовное училище, началось строительство новых храмов. Однако с установлением советской власти в 1924 г. монастырь был закрыт; возобновленный в 1943 г., он был вновь закрыт в 1960 г. и возобновлен только в 1990 г.4

Насколько можно судить, Спасо-Евфросиниевский монастырь в Полоцке никогда не назывался Преображенским — ни в древности, ни в настоящее время. Напротив того, по имеющимся данным, историческое название или, точнее, посвящение обители, данное ей, по-видимому, еще самой основательницей, было другим: монастырь был посвящен Всемилостивейшему Спасу. Этот факт отмечается в многочисленных описаниях монастыря второй половины XIX в.,5 в трудах по истории русской церкви6 и истории русского искусства;7 подобные сведения находим также в новейших официальных изданиях Русской Православной Церкви (Белорусского экзархата).8

Посвящение Спасской церкви Евфросиниева монастыря Всемилостивейшему Спасу зафиксировано также в правительственных документах первой половины XIX в. В ответ на запрос министра внутренних дел Блудова витебский гражданский вице-губернатор Муханов в 1838 г. докладывал, что среди наиболее древних сооружений Витебской губернии выделяется церковь Всемилостивейшего Спаса в Полоцком уезде, построенная полоцкой княжной-монахиней Евфросинией около середины XII в.9

Культ Всемилостивейшего Спаса, введенный, как иногда считают, в середине XII в. византийским императором Мануилом I по случаю победы над сарацинами, почти одновременно был принят на Руси Андреем Боголюбским, одержавшим в день вновь установленного праздника (1 августа) победу над волжскими болгарами (1164).10 Впрочем, в греческой литургической традиции XII в. (как и более позднего времени) такой праздник не фиксируется.11 Тем не менее не вызывает сомнения существование его в Древней Руси.12 По-видимому, этот праздник действительно пришел из Византии, где он имел значение местного торжества, связанного с константинопольским монастырем Христа Пантократора, пользовавшимся особым покровительством императора Мануила.13

Ил. 75. Спасо-Евфросиниевский монастырь. Общий вид. Фотография начала XX в. (Полоцк, Беларусь)

Тесные контакты с императором Мануилом и константинопольским патриархом Лукой Хризовергом поддерживала и Евфросиния Полоцкая. Из ее Жития известно, что преподобная получила от императора и патриарха для основанного ею в Полоцке монастыря Пресвятой Богородицы одну из величайших православных святынь — Эфесскую икону Божией Матери (очевидно, список с нее),14 а под конец жизни, совершая паломничество в Святую Землю, имела личную встречу с императором Мануилом.15 Столь близкие отношения Евфросинии Полоцкой с императором Мануилом и патриархом Лукой, надо думать, способствовали распространению церковного почитания Всемилостивейшего Спаса также и в Полоцке.

По весьма вероятному предположению И.А. Шалиной, основание в Полоцке двух монастырей — во имя Всемилостивейшего Спаса и Богородицы — могло отражать константинопольскую топографию основанных императорской семьей монастырей — Христа Филантропа и Богоматери Кехаритомени, а также монастыря Пантократора, который соединял церкви Спаса и Богоматери Елеусы.16

Разумеется, что названные обстоятельства несколько затрудняют возможность атрибуции найденной в Новгороде в 1968 г. печати Евфросинии Полоцкой. Основательница и первая игуменья монастыря Всемилостивейшего Спаса едва ли прибегла бы к изображению на своей печати сцены Преображения, поскольку ее обитель, хотя и возведенная во имя Спасителя, все же была посвящена другому связанному с Ним празднику.

Для доказательства связи Спасо-Евфросиниева монастыря с культом Преображения В.Л. Янин находит еще один аргумент. Построенная Евфросинией монастырская церковь Святого Спаса называлась Спасо-Преображенской в самый ранний период своего существования, то есть еще до учреждения или, вернее, распространения в Полоцке культа Всемилостивейшего Спаса.17 Однако и этот довод историка покоится на слишком шатких основаниях.

В действительности наименование Спасо-Преображенской церковь Евфросиниевского монастыря получила только в середине XVII в. Более ранние письменные источники не содержат упоминаний о какой-либо связи монастыря или его храмов с Преображением. В наиболее ранних из сохранившихся описей монастырского имущества 1552 и 1580 гг. сама обитель и ее главный храм последовательно именуются только как Спасские, созданные во имя Св. Спаса.18 Среди храмов древнего Полоцка, упоминающихся в письменных источниках (вплоть до конца XVI в.), вообще не известно ни одного, посвященного Преображению.19

Переименование храма произошло после отвоевания Полоцка у Польши в 1654 г. и возвращения обители в православие. В Дворцовых разрядах царя Алексея Михайловича имеется запись о том, что 9 июля 1656 г. в присутствии государя, прибывшего в Полоцк, церковь Спасского монастыря была заново освящена во имя Преображения Господня:

Того жъ месяца июля въ 9 день въ Спасскомъ монастыре было священие церкви Преображение Спасово.20

Новое название церкви было сохранено за ней и в XIX в., когда храм был еще раз освящен и открыт после передачи в 1832 г. в ведение православного духовенства. Свое же первоначальное посвящение — Всемилостивейшему Спасу — храм, как и весь монастырь, сохраняли вплоть до второй половины XVI в., когда в Спасо-Евфросиниевском монастыре останавливался царь Иван Грозный во время двухнедельной осады Полоцка в 1563 г.21

Переименование церкви Евфросиниевского монастыря в середине XVII в., по-видимому, стало следствием угасания древнего праздника Всемилостивейшего Спаса и Пречистой Богородицы, установленного в середине XII в. С течением времени этот древний праздник вообще перестал отмечаться Русской Православной Церковью и в его день — 1 августа — стали праздновать Происхождение Честного и Животворящего Креста Христова.22

Остается лишь одна возможность как-то связать Евфросинию Полоцкую и основанный ею Спасский монастырь с праздником Преображения — предположить, что Преображению Господню была посвящена первоначальная деревянная церковь Святого Спаса, в которую, согласно Житию, юная полоцкая княжна перебралась из Софийского собора в начале своего монашеского поприща.

К этой возможности в итоге и прибегает В.Л. Янин, ссылаясь на работу А.М. Сементовского, утверждавшего, будто деревянная церковь при загородном доме полоцкой Софии в местечке Сельцо, где подвизалась Евфросиния, была храмом Преображения Господня.23 Подобное утверждение, однако, основано на недоразумении. Называя первоначальный деревянный храм в Сельце Спасо-Преображенской церковью, Сементовский ссылается на несуществующий источник — «повествование» неких «летописцев». Между тем, о переезде Евфросинии в загородный дом Софийского собора и о бывшей при нем деревянной церкви — усыпальнице полоцких епископов известно только из Жития преподобной, а сохранившиеся до нашего времени летописи об этих подробностях умалчивают.24

Существование упомянутого в Житии Евфросинии Полоцкой деревянного храма-усыпальницы, предшествовавшего строительству каменной Спасской церкви, подтверждается археологически. В нескольких десятках метров к северо-западу от нее раскопаны остатки четырехстолпного трехнефного храма с галереями и гробницами под ними. Деревянный храм-усыпальница, богато украшенный мозаиками из дорогостоящей смальты и художественной керамической плиткой, в полуразрушенном виде существовал еще во времена Стефана Багария. Этот во многом уникальный памятник полоцкого зодчества, возведенный и украшенный при участии византийских мастеров, своими размерами (и особенно высотой) превосходил построенную позднее Евфросинией Спасскую церковь. Как полагают современные исследователи, храм-усыпальница полоцких епископов был сооружен в начале XII в.25

Источники XVI в. сохранили древнее название этого храма, и оно, вопреки ожиданиям, также не может быть связано с праздником Преображения. По свидетельству так называемой Лебедевской летописи, являющейся, согласно новейшим данным, списком одной из частей Лицевого свода Ивана Грозного,26 когда в 1563 г. войска русского царя двигались от Невеля к Полоцку, чтобы начать его осаду, государь

прошедъ Егореи Святыи, и увиде в городе Полоцске верхъ церькви Софии премудрости Божии...27

От «Егория», перейдя к озеру Волову, царь поставил свой полк «против города». Между озером и «Святым Георгием» были поставлены воеводы с «нарядом большим», после чего, на следующий день, сам царь перебрался через Двину из Бельчиц к «Георгию Великому».28

Как известно, во время осады Полоцка Иван Грозный квартировал поочередно в двух пригородных монастырях, основанных преподобной Евфросинией, — сперва в Бельчицком монастыре Пресвятой Богородицы, а затем в Спасо-Евфросиниевском монастыре в Сельце.29 Последний и имеется в виду в сообщении Лебедевской летописи, где он, однако, назван не по имени построенной Евфросинией Спасской церкви, а по названию какого-то другого храма — Святого Егория или Георгия Великого. Исследователи неоднократно высказывали предположение, что этим храмом следует считать церковь-усыпальницу полоцких епископов, возведенную на несколько десятилетий ранее Спасской церкви и еще в исправном виде сохранявшуюся во время пребывания в монастыре Ивана Грозного. Затем, в период боев за Полоцк, эта церковь сильно пострадала и ко времени завоевания города Стефаном Баторием была уже почти разрушена.30

О двойном названии Евфросиниевского монастыря в Полоцке, связанном с двумя его важнейшими храмами — старым, в честь Святого Георгия Победоносца (построенным, вероятно отцом Евфросинии, носившим, как известно, крестильное имя Георгия) и новым, в честь Всемилостивейшего Спаса (построенным самой Евфросинией), свидетельствует тот факт, что вплоть до возобновления Спасо-Евфросиниевского монастыря в 1840 г. место, где стояла древняя обитель, православные жители Полоцка в память о ней именовали «Спас-Юровичи».31

Примечания

1. Воронова Е.М. Житие Евфросинии Полоцкой // СККДР. Вып. 1 (XI — первая половина XIV в.). Л., 1987. С. 147—148.

2. Там же. См. также: Воронова Е.М. Житийная повесть о Евфросинии Полоцкой как литературно-исторический памятник XII в.: Автореф. дис. ... канд. филолог. наук. Л., 1991; Серегина Н.С. Певческий цикл о Евфросинии Полоцкой — памятник XII века // История и археология Полоцка и Полоцкой земли. К 1125-летию Полоцка. Конференция. Полоцк, 1987. С. 52—53; Мельников Л.А. 1) Литературная история агиографической повести о Евфросинии Полоцкой: Автореф. дис. ... канд. филолог. наук. Минск, 1989; 2) Еўфрасіння Полацкая // Мельнікаў А.А. З неапублікаванай спадчыны. Мінск, 2005; Турилов А.А. Евфросиния Полоцкая. Житие // Православная энциклопедия. Т. XVII. М., 2008; Левшун Л.В. «Житие преподобной Евфросинии Полоцкой» как исторический источник: факты, образы, интерпретации // Исследования по истории Восточной Европы: Науч. сб. / Отв. ред. А.В. Мартынюк. Вып. 2. Минск, 2009. Вып. 2.

3. См.: Памятники старинной русской литературы / Изд. гр. Г. Кушелева-Безбородко. Вып. IV. СПб., 1862. С. 172—179; Дубровский М. Житие преподобной Евфросинии, княжны полоцкой. Полоцк, 1877 (переизд.: Полоцк, 1887; СПб., 1910); Сапунов А.П. Житие преподобной Евфросинии, княжны полотския (по трем редакциям). Витебск, 1888; Памятники древнерусской церковно-учительной литературы. Вып. 2. СПб., 1896; ПСРЛ. Т. XXI, ч. 1. СПб., 1908. С. 206—220; Кніга жыцій і хаджэнняў / Уклад. А.А. Мельнікаў. Мінск., 1994. С. 25—41; Житие Евфросинии Полоцкой / Подг. текста Е. Дорохова // Жития и чудеса святых в древнерусской письменности: Тексты. Исследования. Материалы / Сост. М.С. Крутова. М., 2000. С. 153—173; БЛДР. Т. 12. СПб., 2003. С. 414—435; Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам / Отв. ред. Н.Н. Покровский, Г.Д. Ленхофф. Т. I. М., 2007. С. 433—447.

4. Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи с библиографическим указателем. Т. I. СПб., 1890. № 445. С. 236; Денисов Л.И. Православные монастыри Российской империи. Полный список. М., 1908. № 78. С. 70—72; Алексеев Л.В. и др. Крест — красота церкви. Минск, 1998 (Наши духовные ценности. Вып. 4); Монастырь у церкви Спаса: Полоцкий Спасо-Евфросиниевский монастырь от древности до наших дней. Минск, 2007.

5. Исторические сведения о жизни преподобной Евфросинии, княжны Полоцкой, с описанием и изображением креста, принесенного ею в дар Полоцкой Спасской обители. СПб., 1841; Сапунов А.П. 1) Спасо-Евфросиниевский девичий монастырь. Витебск, 1888; 2) Витебская старина. Т. V. Витебск, 1888; Батюшков П.Н. Белоруссия и Литва. Исторические судьбы Северо-Западного края. СПб., 1890. Приложения. № 49. С. 111—114; Сементовский А.М. Белорусские древности. Вып. 1. СПб., 1890. С. 103—108; Полоцкий Спасо-Евфросиниевский монастырь // Полоцкие епархиальные ведомости. 1897. № 6.

6. Полоцкая обитель была создана преподобной Евфросинией во имя Всемилостивейшего Спаса, — читаем, например, у митрополита Макария (Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский. История Русской Церкви. Кн. II. М., 1995. С. 316).

7. Шалина И.А. Богоматерь Эфесская-Полоцкая-Корсунская-Торопецкая. Исторические имена и архетип чудотворной иконы // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси / Сост. А.М. Лидов. М., 1996. С. 205; Этингоф О.Е. Византийские иконы VI — первой половины XIII века в России. М., 2005. С. 180.

8. Преподобная Евфросиния, игуменья Полоцкая: житие и акафист / Изд. Белорусского экзархата. Минск, 2000. С. 92.

9. Слюнькова И.Н. Храмы и монастыри Беларуси XIX века в составе Российской империи. Пересоздание наследия. М., 2010. С. 354.

10. См.: Кучкин В.А., Сумникова Т.А. Древнейшая редакция Сказания о Владимирской иконе Богоматери // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси. С. 501. См. также: Воронин Я. Я. 1) Андрей Боголюбский и Лука Хризоверг (Из истории русско-византийских отношений XII в. // ВВ. Т. 21. М., 1962; 2) Сказание о победе 1164 г. над болгарами и празднике Спаса // Проблемы общественно-политической истории России и славянских стран: Сб. ст. к 70-летию акад. М.Н. Тихомирова. М., 1963; Филипповский Г.Ю. Столетие дерзаний (Владимирская Русь в литературе XII в.). М., 1991. Почитание Всемилостивейшего Спаса во Владимиро-Суздальской Руси нашло яркое отражение в памятниках архитектуры и искусства второй половины XII в. (см.: Воронин Я Я. О некоторых рельефах Георгиевского собора в Юрьеве Польском // СА. 1962. № 1. С. 141—142; Вагнер Г.К. Мастера древнерусской скульптуры. Рельефы Юрьева Польского. М., 1966).

11. Сергий (Спасский), архиеп. Полный месяцеслов Востока. Т. III. М., 1997. С. 297—298.

12. Лосева О.В. 1) Русские праздники в древнейших церковных календарях // Русское Средневековье. 1999 год: Духовный мир. М., 1999. С. 38; 2) Русские месяцесловы XI—XIV вв. М., 2001. С. 108—109, 397.

13. См.: Конявская Е.Л. История сложения цикла сказаний о чудесах Владимирской Божией Матери и его судьба в XV—XVI вв. // Религии мира: история и современность. 2005 г. М., 2007. С. 26—27. См. также: Бутырский М. Я. Византийское богослужение у иконы согласно типику монастыря Пантократора 1136 года // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси.

14. До настоящего времени в собрании Государственного Русского музея сохранилась копия с иконы Эфесской (Полоцкой) Божией Матери, полученной Евфросинией Полоцкой от Луки Хрисоверга. Эта копия датируется концом XIII — началом XIV в., оригинал иконы утрачен (см.: Шалина И.А. Богоматерь Эфесская-Полоцкая-Корсунская-Торопецкая).

15. Памятники старинной русской литературы. Вып. IV С. 176—178.

16. Шалина И.А. Богоматерь Эфесская-Полоцкая-Корсунская-Торопецкая. С. 205.

17. Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси... Т. I. С. 231.

18. Полоцкая ревизия 1552 года / Подг. И.И. Лаппо. М., 1905. С. 167—170; Описание полоцких владычных, монастырских и церковных земель ревизорами 1580 года / Подг. И.И. Лаппо. М., 1907. С. 4—8.

19. См.: Варонін В.А. Праваслаўныя цэрквы і манастыры горада Полацка (да 1582 г.) // Исследования по истории Восточной Европы: Науч. сб. / Отв. ред. А.В. Мартынюк. Вып. 2. Минск, 2009.

20. Дворцовые разряды / Изд. II Отделения собств. Его императорск. Величества Канцелярии. СПб., 1852. Т. III. Добавления к III тому. № 1. Стб. 57.

21. Сапунов А.П. Спасо-Евфросиниевский девичий монастырь; Батюшков П.Н. Белоруссия и Литва... Приложения. № 49. С. 111—113.

22. Голубинский Е.Е. История Русской церкви. Т. I, 2-я пол. М., 1997. С. 409—410.

23. Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси... Т. I. С. 231, примеч. 3; Сементовский А.М. Белорусские древности. Вып. 1. С. 103.

24. Л.В. Алексеев утверждает, что Преображенским монастырь в Полоцке назывался в момент прибытия в него Евфросинии (Алексеев Л.В. Западнорусские земли домонгольской Руси. Очерки истории, археологии, культуры: В 2 кн. Кн. 2. М., 2006. С. 56). Это утверждение также следует признать результатом какого-то недоразумения. В «Великих Минеях» Димитрия Ростовского, на которые ссылается Алексеев, подобных сведений нет — ни в первом издании, вышедшем при жизни автора, ни в наиболее полном 12-томном издании, подготовленном Учебным комитетом Святейшего Синода (см.: Книга житий святых, в славу Святыя животворящий Троицы Бога хвалимого в святых своих... Кн. III. Киев, 1700. Л. 638—642 об.; Жития Святых, на русском языке изложенные по руководству Четьих-Миней Св. Димитрия Ростовского. [Любое издание]. Кн. IX. 23 мая).

25. Каргер М.К. Храм-усыпальница в Евфросиньевском монастыре в Полоцке // СА. 1977. № 1; Раппопорт П.А. Полоцкое зодчество XII века // СА. 1980. № 3. С. 150, 159; Алексеев Л.В. Западные земли домонгольской Руси. Кн. 2. С. 83—84.

26. Клосс Б.М. 1) Никоновский свод и русские летописи XVI—XVII вв. М., 1980. С. 227—231; 2) Предисловие к изданию 2009 г. // ПСРЛ. Т. XXIX. М., 2009. С. VI.

27. ПСРЛ. Т. XXIX. С. 306.

28. Там же.

29. Шейкин Г.Н. Полоцкая епархия: Историко-статистическое обозрение. Минск, 1997. С. 25.

30. Хозеров И.М. Белорусское и смоленское зодчество XI—XII вв. Минск, 1994. С. 60; Каргер М.К. Храм-усыпальница в Евфросиньевском монастыре в Полоцке. С. 247; Алексеев Л.В. Западные земли домонгольской Руси. Кн. 2. С. 84.

31. Сементовский А.М. Белорусские древности. Вып. 1. С. 107.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика