Александр Невский
 

Печать Евфросинии и ее атрибуция В.Л. Яниным

В 1968 г. в Новгороде была найдена свинцовая печать, заметно выделяющаяся среди прочих печатей Древней Руси как по характеру изображенного на ней рисунка, так и по техническому уровню исполнения. На печати мастерски изображена хорошо сохранившаяся многофигурная композиция, воспроизводящая известный евангельский сюжет Преображения Господня на горе Фавор.

О Преображении говорят все евангелисты, за исключением Иоанна. Иисус взял троих из своих учеников — Петра, Иакова и Иоанна — и поднялся вместе с ними на гору помолиться. Там во время молитвы он преобразился перед ними: «и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф. 17: 2). После этого явились два ветхозаветных пророка Моисей и Илия, которые беседовали с Иисусом «об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк. 9: 31). Увидев это, пораженный и испуганный Петр сказал: «Равви! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии» (Мк. 9: 5). После этих слов явилось облако, осенившее всех, и ученики услышали из облака Божий глас: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (Мф. 17: 5). Спускаясь с горы, Иисус запретил ученикам говорить об увиденном ими, «доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мк. 9: 9).

В соответствии с евангельскими свидетельствами на новгородской печати представлена кульминационная сцена Преображения. В центре — Иисус Христос, по сторонам от него — пророки Илья и Моисей, а у их ног — попадавшие в страхе апостолы Петр, Иоанн и Иаков. Здесь же видна надпись на греческом языке, часть букв которой стерлись. Тем не менее прочтение надписи не вызывает сомнений: МЕТА[МОР]Ф[ОСИ]С. На лицевой стороне печати помещено поясное изображение святой и вырезано ее имя в виде колончатой надписи по обеим сторонам от изображения. Имя написано по-русски ровными четкими буквами и без труда читается как ИЕФРОСІНЯ. Кроме того, изображение святой окружено дополнительной русской надписью. В.Л. Янин передает ее следующим образом:

Г[оспод]и, помози рабе Своеи Ефросини нарецаемои.2

Однако, насколько удается судить по имеющимся изображениям печати, последнее слово в круговой надписи на ее лицевой стороне следует читать иначе: «нареченноі».3 Данное чтение нам представляется предпочтительным, поскольку оно позволяет избежать грамматических затруднений, возникающих при чтении, предлагаемом Яниным. Беспрецедентное для легенд русских печатей выражение «нарецаемои», завершающее благопожелательную надпись на печати Евфросинии, является не вполне типичным и для древнерусского языка вообще. В письменных памятниках XI—XV вв. причастие страдательного залога настоящего времени нарицаемыи писалось, как правило, с корневым гласным -и.4

В.Л. Янин отмечает беспрецедентный характер сделанной в Новгороде находки, не имеющей аналогов среди печатей Древней Руси X—XV вв. «Нет смысла, — пишет историк, — искать сфрагистические аналогии этому предмету, настолько он исключителен. В композициях русских печатей мы не найдем Преображения. Беспрецедентно последнее слово в круговой легенде. Сама круговая легенда принадлежит к числу редчайших явлений на буллах домонгольской поры».5

Наличие круговой легенды на лицевой стороне печати — важный атрибутирующий признак. Крайне редко встречающиеся на древнерусских печатях круговые надписи весьма характерны для византийской сфрагистики и представлены в большом количестве на известных ныне печатях различных типов и видов.6 Не имеющая аналогов на русской почве сцена Преображения также сближает новгородскую находку с памятниками сфрагистики Византии: известно несколько византийских печатей, украшенных изображениями, передающими сюжет чудесной евангельской истории, произошедшей на горе Фавор.7

Относящееся к имени Евфросиния определение «нарецаемая» В.Л. Янин расценил как указание на перемену имени владелицы печати: нарицаемая теперь именем Евфросиния, прежде она должна была иметь другое имя. Подобная перемена имени, вероятнее всего, могла произойти вследствие принятия монашества. Это обстоятельство, а также некоторые внешние характеристики самой печати (размер, наличие благопожелательной надписи) позволили ученому датировать ее XII в. и атрибутировать Евфросинии Полоцкой как самой известной в тот период на Руси княгини, носившей имя Евфросинии и являвшейся монахиней.8

Ил. 74. Свинцовая печать с изображением св. Евфросинии и сцены Преображения, найденная в Новгороде в 1968 г. Новгородский государственный объединенный музей-заповедник (Великий Новгород, Россия)

Иногда с Евфросинией Полоцкой связывают и другие памятники древнерусской сфрагистики, в частности свинцовую печать с изображением Богоматери Агиосоритиссы, найденную в Полоцке в 1962 г.9 Впрочем, для принятия подобной атрибуции требуется устранить целый ряд возникающих в связи с ней противоречий.10

Соотнесение с полоцкой преподобной той или иной из сохранившихся древнерусских булл порождает новую проблему. Использование свинцовых актовых печатей в Древней Руси было исключительной привилегией представителей власти — светской или церковной. В отличие от Византии, на Руси иметь личную печать могли только князья и архиереи, иногда печатями пользовались также их наместники. Сам В.Л. Янин вполне осознавал недостатки предложенной им атрибуции. Евфросиния Полоцкая еще в детстве приняла монашеский постриг и всю жизнь провела в монастыре не будучи правящей княгиней, и поэтому приписываемая ей печать выглядит как «единственный случай в русской сфрагистике, вовсе не знавшей монастырских и монашеских булл на протяжении XI—XIV вв.».11

Добавим к этому, женские актовые печати в русской сфрагистике — также весьма редкое и нетипичное явление. Кроме того, для русских печатей свойственна фиксация не только имени, но и отчества их обладателя: как правило, на лицевой стороне помещалось изображение святого, тезоименитого владельцу печати, а на оборотной стороне — святого, тезоименитого его отцу. На печатях княгини оборотная сторона могла быть занята изображением святого патрона ее мужа. Однако всего этого нет на печати Евфросинии из Новгорода, украшенной композицией Преображения, центральное место в которой занимает фигура Христа. Данное обстоятельство отмечает и В.Л. Янин, признавая, что на Руси «во имя Христа не нарекали ни отцов, ни мужей».12

Зато в византийской сфрагистике наблюдается совсем другая картина. Использование личных привесных печатей не было привилегией только императоров или членов их семьи; такие печати имели самое широкое распространение, ими пользовались должностные и частные лица, занимавшие различное общественное положение. Среди обладателей собственных печатей в Византии немало было служителей церкви и монашествующих различного ранга. Собственными печатями наряду с мужчинами широко пользовались женщины: особыми личными печатями обладали не только императрицы, но и многие знатные византийки. Наконец, одним из самых распространенных сюжетов византийской сфрагистики были изображения Христа — одиночные или в виде композиции с участием пророков, апостолов, святых, императоров и проч., — причем такие изображения (в отличие от древнерусской традиции) использовались вне зависимости от семейного статуса или родственных взаимоотношений владельца печати.13

Что же в таком случае позволяет В.Л. Янину атрибутировать найденную в Новгороде печать полоцкой княжне-монахине? Главным основанием для такой атрибуции является, очевидно, принадлежность Евфросинии Полоцкой к основанному ею же в окрестностях Полоцка Спасскому монастырю, главным храмом которого, также построенным Евфросинией, была сохранившаяся до наших дней Спасо-Преображенская церковь. Преображение Господне — один из главных христианских праздников — особо почитался Евфросинией Полоцкой. Отсюда — изображение сцены Преображения на ее личной печати.14

Что же касается нетипичного для Древней Руси использования актовой печати княгиней, да к тому же никогда не правившей, а всю жизнь монашествовавшей, то, по мысли В.Л. Янина, Полоцк и полоцкие князья во второй четверти XII в. были поставлены в исключительное положение ввиду особых политических обстоятельств, и поэтому к ним не могут быть применены общие для древнерусской сфрагистики критерии. После разгрома Полоцка киевским князем Мстиславом Владимировичем в 1129 г. были высланы в Византию все представители полоцкого княжеского дома мужского пола. Это, по-видимому, привело к установлению в Полоцке на некоторое время особого статуса княгинь, замещавших своих мужей и других родственников-мужчин в качестве правителей города и земли, что нашло свое отражение в сфрагистике.15

Таковы в общих чертах доводы В.Л. Янина, представленные в обоснование атрибуции Евфросинии Полоцкой найденной в 1968 г. печати. Но именно в этих своих главных основаниях атрибуция Янина, на наш взгляд, наиболее уязвима.

Примечания

1. Ранее материалы глав 24—27 опубликованы: Майоров А.В. Печать Евфросинии Галицкой из Новгорода // ДР. 2011. № 2 (44).

2. Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси X—XV вв. Т. I. М., 1970. С. 231, 234. № 121а. В новом выпуске каталога древнерусских актовых печатей печать Евфросинии перенумерована в№ 121 д (Янин В.Л., Гайдуков П.Г. Актовые печати Древней Руси X—XV вв. Т. III. М., 1998. С. 127).

3. Благодарю Е.Л. Конявскую, указавшую мне на возможность такого чтения.

4. СлДРЯз XI—XIV вв. Т. V. М., 2002. С. 182.

5. Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси... Т. I. С. 231.

6. См.: Лихачев Н.П. Моливдовулы греческого Востока. М., 1991. Иконографический указатель. С. 329—331.

7. См., например: Zacos G., Veglery A. Byzantine lead seals. Basel, 1972. Vol. I, p. 3. P. 1503—1505. Nr. 2713, a, b.

8. Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси... Т. I. С. 231.

9. Пуцко В.Г. 1) Аб іконе Багамацеры Эфескай у старажытным Полацку // Полацак (Polacak. Published Cleveland, Ohio, USA). 1991. № 8. С. 16—20; 2) Печать преподобной Евфросинии Полоцкой // Беларусь у сістэме еўрапейскіх культурных сувязяў. Мінск, 1997. (Гістарьічна-археалагічны зборнік. № 11). С. 105—110.

10. См.: Шалина И.А. Богоматерь Эфесская — Полоцкая — Корсунская — Торопецкая. Исторические имена и архетип чудотворной иконы // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси / Сост. А.М. Лидов. М., 1996. С. 231, примеч. 62.

11. Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси... Т. I. С. 231.

12. Янин В.Л. Полоцкий матриархат // Знание — сила. 1970. № 12. С. 18.

13. См.: Лихачев Н.П. Моливдовулы греческого Востока; Соколова И.В. Печати византийских императоров. Каталог коллекции [Государственного Эрмитажа]. СПб., 2007.

14. Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси... Т. I. С. 231—232.

15. Янин В.Л. Полоцкий матриархат. С. 19.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика