Александр Невский
 

Заключение

В результате Северной войны Прибалтика вошла в состав России и прочно связала свою судьбу с судьбами русского государства.

С перенесением русской столицы на берега Невы Прибалтика сразу приобрела огромное стратегическое значение для России как ближайшие подступы к Петербургу.

Присоединение к России сразу же оказало благотворное влияние на жизнь прибалтийских народов. Эстонский и латвийский народы под русской властью впервые за много столетий получили постоянный мир внутри и на границах страны. Бесконечные внутренние междоусобицы и внешние войны, в течение столетий потрясавшие страну, прекратились. Под могущественной защитой русской державы Прибалтика двести лет не видала иноземных солдат.

Выгоды от соединения с Россией начали особенно широко сказываться в XIX веке, когда Россия вступила на путь капиталистического развития. Начинает интенсивно развиваться сельское хозяйство, перешедшее на производство продуктов на вывоз — в Петроград и за границу. Во второй половине XIX века Прибалтика вместе со всей Россией вступила в полосу промышленного подъёма. В Эстонии и особенно в Латвии строятся фабрики и заводы, прокладываются железные дороги, растут города и тортовые порты. Наличие неисчерпаемых возможностей для сбыта — рынком служила вся необъятная Россия — стимулировало быстрый рост промышленности; возможность пользоваться не только местными, но и общерусскими сырьевыми ресурсами способствовала этому росту. К началу XX века Латвия и Эстония становятся одним из наиболее развитых промышленных районов Российской империи.

Особенно важную роль для русского народного хозяйства стали играть в это время прибалтийские порты — Рига, Либава, Виндава, Ревель. Железные дороги соединили прибалтийские портовые города с областями центральной России, и бурно растущий русский экспорт пошёл в значительной мере через Прибалтику. В зимние месяцы весь вывоз товаров из северной России шёл через латвийские незамерзающие гавани Либавы и Виндавы.

В начале XX века развитие прибалтийской экономики идёт ещё более быстрыми темпами; за 16 лет до первой мировой войны промышленность Латвии выросла в три-раза.

Столь бурное экономическое развитие, экономическое процветание Прибалтики в конце XIX и начале XX века было возможно лишь в системе общерусского народнохозяйственного организма. Это сознавали даже некоторые прибалтийские буржуазные националисты. Один из самых ярых латвийских националистов, А. Берг, незадолго до 1914 года писал: «Нам всеми силами надо стремиться, чтобы мы могли остаться под властью этого большого и сильного государства. В политическом отношении самостоятельная Латвия сделалась бы игрушкой в руках больших воинственных соседних государств, а в экономическом — клочком земли, опоясанным новыми таможенными сетями. Таким образом, экономические и культурные интересы требуют того, чтобы наша промышленность не была оторвана от русских сырьевых баз и выключена из русских рынков».1 Под мощным воздействием русской культуры в середине XIX века начала широко развиваться национальная культура прибалтийских народов. Начавшийся в первой половине XIX века бурный расцвет русской культуры, связанный с именами Пушкина, Гоголя, Глинки, позднее — с именами Тургенева, Толстого, передвижников и «могучей кучки», повлёк за собой развитие культуры всех больших народов России, в том числе и латышского и эстонского народов. На смену существовавшей с XVI столетия церковно-религиозной литературе в Латвии и Эстонии появляется своя светская литература, появляются свои писатели и поэты, формирующиеся под большим влиянием русской общественной мысли. Создаётся эстонское и латвийское национальное искусство, музыка и театр. Первые эстонские и латвийские композиторы и музыканты учились в Петербургской консерватории у Римского-Корсакова, Лядова, Глазунова. Первые латвийские и эстонские художники учились в Академии художеств на берегу Невы. Эстонский и латвийский театры создавались под большим влиянием русского реалистического театра.

Народы Прибалтики плечом к плечу с русским народом вели борьбу против царизма. Рабочий класс Латвии и Эстонии был одним из передовых отрядов в общерусском рабочем движении. В 1905 году трудящиеся массы Латвии и Эстонии вместе с пролетариатом и крестьянством России поднялись против царского режима, против прибалтийских помещиков и капиталистов. Запылали немецкие замки и поместья, вся латвийская деревня к концу 1905 года была охвачена восстанием. Вслед за крестьянством и пролетариат городов начал подниматься на вооружённую борьбу. Лишь ценой больших усилий царскому правительству удалось подавить восстание.

В первую мировую войну латыши и эстонцы вместе с русскими войсками отстаивали свою страну от полчищ германского империализма. Латышская молодёжь непризывного возраста записывалась добровольцами в армию, из добровольцев были сформированы латышские стрелковые батальоны, покрывшие себя неувядаемой славой в боях с немцами зимой 1916/17 года в Тирельских болотах, на Пулемётной горе и на Острове Мёртвых.

В 1917 году трудящиеся массы Латвии и Эстонии участвовали в свержении царизма, в подготовке и проведении великого Октября. Великая Октябрьская социалистическая революция освободила эстонский и латвийский народы от гнёта русского капитализма и своих, местных помещиков и буржуазии, предоставила им право на самоопределение и создание своей государственности. При помощи и поддержке советского правительства России образуются Эстонская и Латвийская Советские республики. Но они просуществовали недолго. Начавшаяся вскоре германская (Интервенция привела к захвату немцами Латвии и Эстонии. Латвийские и эстонские воинские части, оставшиеся верными советской власти, отступили в Россию, где они (особенно латышские стрелковые полки) прославились во время гражданской войны, борясь с врагами революции в рядах Красной Армии.

Латвийская и эстонская буржуазия, из боязни потерять свои фабрики, заводы и торговлю смертельно возненавидевшая советскую власть, решает отделить свои страны от советской России и по сговору с германским империализмом создаёт две «независимые» буржуазные республики — Латвию и Эстонию. Таким путём латвийские и эстонские плутократы рассчитывали полностью прервать вековые связи русского народа с прибалтийскими.

Отделение Латвии и Эстонии от России и превращение их в «самостоятельные» государства быстро привели к тем результатам, которые предсказывал за несколько лет до того А. Берг. В политическом отношении Латвия и Эстония стали игрушкой в руках великих держав. Экономика двух маленьких стран, окружённых таможенными барьерами, оказалась в очень тяжёлом положении. Искусственно отрезанная от русских источников сырья и от огромного русского рынка, промышленность Прибалтики переживала жестокий кризис. К 1929 году промышленность Латвии достигла едва 54% довоенного уровня и продолжала сокращаться. Для развития промышленности не было никаких перспектив: с Советским Союзом прибалтийские правящие круги торговать не хотели, а в ближайших странах Европы и своих Товаров было достаточно.

Резко падает торговый оборот прибалтийских портов. Регрессирует даже сельское хозяйство. Тогда как до первой мировой войны латвийское сельское хозяйство стояло на одном из первых мест в России, Латвия с 1924 года начинает ввозить хлеб.

Буржуазные правители Латвии и Эстонии, смертельно ненавидевшие Советский Союз, участвовали во всех антисоветских коалициях и превратили Прибалтику в плацдарм для нападения на СССР. Сознание трудящихся масс систематически отравлялось ложью и клеветой о Советском Союзе. Эстонские и латвийские плутократы стремились этим путём восстановить народные массы против СССР и создать массовую базу для будущей антисоветской войны.

Несмотря на жестокий полицейский террор и разнузданную антирусскую и антисоветскую пропаганду, народы Латвии и Эстонии с надеждой обращали свои взоры к великой соседней стране, ожидая, когда настанет час для воссоединения с братским русским народом. В 1940 году этот час настал. Эстонский и латвийский народы с помощью русского народа сбросили правительства плутократов, лакеев германского империализма, и восстановили у себя советскую власть. Избранные в обстановке полной свободы латвийский Сейм и Государственная дума Эстонии обратились к Верховному Совету СССР с ходатайством о принятии Латвии и Эстонии в состав Советского Союза. По Решению VII сессии Верховного Совета СССР Эстония и Латвия вошли в состав СССР, воссоединились с русским народом и другими народами нашей Родины.

Граница, искусственно отделившая на двадцать два года Прибалтику от Советской страны, была сметена.

Трудящиеся новых республик приступили к социалистическому строительству. Перед латвийским и эстонским народами развернулась перспектива невиданного хозяйственного и культурного подъёма.

Но недолго продолжалась мирная жизнь молодых советских республик. Германский фашизм готовился к нападению на Советский Союз, и в его разбойничьих планах особое место отводилось завоеванию Прибалтики: она должна была послужить плацдармом для продвижения к жизненным центрам Советского Союза л, в первую очередь, к Ленинграду.

В первые же дни войны в Прибалтике развернулись ожесточённые бои. К осени 1941 года Советская Латвия и Эстония были оккупированы немецко-фашистскими войсками.

Для Прибалтики настали самые чёрные дни в её многовековой истории.

«С первых дней оккупации Эстонской Советской Социалистической Республики немцы и их сообщники упразднили государственную самостоятельность эстонского народа, начали вводить "новый порядок", искоренять культуру, искусство и науку, истреблять и угонять на каторжный труд в Германию мирное население, опустошать и грабить города, деревни и хутора».2 Латвийскую СССР после оккупации постигла такая же участь.

В Эстонии и Латвии был установлен режим полного произвола гитлеровских генералов и чиновников. Эстонский и латышский народы были лишены всех политических и экономических прав. Фашистский генеральный комиссар Эстонии Лидман открыто заявил, что «"Самостоятельное эстонское государство" никогда больше не будет существовать».3 Немцы никогда не могли примириться и «с независимостью латышского народа. Они считали всю Прибалтику, а в особенности Латвию, наследственной вотчиной прусских баронов. Здесь они властвовали много столетий тому назад. Здесь сохранились руины их орденских замков... Фашистские кровавые собаки попытались возродить средневековое господство немецких псов-рыцарей над Латвией».4

С начала оккупации немецко-фашистские завоеватели стали относиться к эстонскому и латвийскому народам, как к народам «низшей расы», подлежащим уничтожению. «В своей преступной деятельности немецкие захватчики руководствовались директивой рейхсфюрера СС Г. Гиммлера не просто колонизировать, а превратить «Восточную территорию» в немецкие области и заселить их немцами».5 В качестве государственного языка в Латвии и Эстонии был введён немецкий язык.

Оккупанты покрыли Прибалтику густой сетью тюрем и концлагерей. Непосильный труд, нечеловеческие лишения, систематические побои и истязания приводили к гибели тысяч ни в чём не повинных советских людей, заключённых в концлагери. В концлагерях, особенно при приближении Красной Армии, гитлеровцы проводили массовые расстрелы заключённых. — Десятки тысяч мирных советских граждан были расстреляны в концентрационном лагере Клоога, на Таллинском лесном кладбище, в Бикерникском лесу, под Ригой и в других местах. Чтобы замести следы преступления, трупы расстрелянных сжигались на кострах, а пепел разбрасывался по полям.

В одной только Латвии, как свидетельствует Сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии, немецкие душегубы «преднамеренно истребили 250 тысяч мирных жителей», из них 170 тысяч — в городе Риге.

Фашистские захватчики стремились уничтожить, смести с лица земли национальную культуру прибалтийских народов. Физически уничтожалась лучшая часть эстонской и латвийской интеллигенции. Из библиотек были изъяты книги лучших эстонских и латвийских писателей, произведения классиков мировой литературы, неугодных фашистам; костры из книг запылали на площадях прибалтийских городов, не видавших подобных зрелищ даже в мрачные времена средневековья.

Картины и скульптуры национальных эстонских и латвийских художников и скульпторов были почти полностью вывезены в Германию. Сожжены Национальный музей Эстонии в имении Раади около Тарту, эстонский национальный театр «Ванемуйне» в Тарту, десятки театров, музеев, библиотек, замечательные памятники национальной архитектуры, в том числе знаменитая рижская церковь св. Петра, самое высокое деревянное здание в Европе, составлявшая важнейшую часть архитектурного ансамбля города. Немецкие захватчики стремились уничтожить все следы многовековой истории эстонского и латышского народов.

Оккупанты нанесли огромный ущерб промышленности Латвии и Эстонии. Многие заводы, электростанции, мельницы, элеваторы, мастерские разрушены или повреждены, их оборудование и машины вывезены в Германию или приведены в негодность.

Прибалтийская деревня за время оккупации была совершенно разорена. Крестьяне лишились большей части скота и лошадей; у бедняков и малоземельных была отнята земля, которой их наделила советская власть. Десятки тысяч эстонцев и латышей за годы оккупации были угнаны на каторгу в Германию.

В течение трёх лет немецкий фашизм всеми средствами своей пропаганды отравлял сознание трудящихся Прибалтики, пытаясь восстановить их против братского русского народа.

Но ни кровавыми зверствами, ни лживой пропагандой немецким захватчикам не удалось сломить волю эстонского и латышского народов. В Эстонии и Латвии в течение всех трёх лет оккупации ни на один день не прекращалась борьба против немцев. Лучшие сыны Советской Прибалтики сражались в партизанских отрядах и в эстонских и латвийских частях Красной Армии. Партизаны Прибалтики наносили огромный ущерб немецким оккупационным войскам и их коммуникациям; партизанам помогало всё население страны. Угрозы, расправы, расстрелы и концлагери не могли принудить народы Прибалтики к покорности. Чем больше свирепствовали оккупанты, тем чаще взлетали на воздух мосты и военные склады, тем чаще спускались под откос воинские поезда, тем сильнее было сопротивление народа.

Эстонцы и латыши, сражавшиеся в рядах Красной Армии, стойко боролись плечом к плечу с русскими, украинцами, казахами, башкирами за свободу и независимость своей общей Родины — Союза Советских Социалистических Республик. Десятки эстонцев и латышей, бойцов и офицеров Красной Армии, получили за свои подвиги звание Героя Советского Союза, сотни эстонцев и латышей за храбрость и мужество награждены орденами.

Задавленные немецким гнётом, эстонский и латвийский народы ни на минуту не переставали верить в своё освобождение, не переставали ждать Красной Армии. Осенью 1944 года войска Ленинградского я 3-го Прибалтийского фронтов, имея в своём составе эстонские и латвийские соединения Красной Армии, разгромили немецкую армейскую группировку в Прибалтике и освободили Эстонию и Латвию от фашистского ига. Над седыми башнями Таллинского замка, над старинными улицами Риги снова — и навсегда — взвились красные знамёна.

Эстонский и латвийский народы уже залечивают раны, нанесённые их странам немецкими оккупантами, и, широко развернув свои богатейшие творческие силы, при братской поддержке великого русского народа, идут вперёд по пути строительства новой жизни.

Примечания

1. Это не помешало А. Бергу после Великой Октябрьской социалистической революции по классовым соображениям стать злейшим врагом советской России.

2. Сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников: «О злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Эстонской Советской Социалистической Республике». «Правда», 26 ноября 1944 г.

3. Там же.

4. «Палачам латышского народа не уйти от кары», «Правда», 5 апреля 1945 г., передовая.

5. «Сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников: «О преступлениях немецких захватчиков на территории Латвийской Советской Социалистической Республики». «Правда», 5 апреля 1945 г.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика