Александр Невский
 

Разгром шведов на реке Неве

Национально-политическому существованию Северо-западной Руси во главе с Новгородом и Псковом угрожали не только немецкие рыцари. Новгород находился также под угрозой нападения датских и шведских феодалов, которые стремились захватить р. Неву и укрепиться в северо-западной части Новгородской территории.

Экономическое положение Новгорода и материальная мощь его правящего класса были связаны с ростом внешней торговли с Западом. Естественно, что новгородцам было необходимо сохранить Неву и южное побережье Ладожского озера под своим влиянием. Правящая новгородская верхушка, не желая обострять отношений с немецкими рыцарями, относилась отрицательно к борьбе с ними, в то же время прекрасно понимая необходимость упорной борьбы со всеми теми, кто покушался на р. Неву и северо-западные границы Новгородской земли.

Соседями Новгорода на северо-западной его границе были финские племена, в XII веке находившиеся еще на низкой ступени культуры. Они не занимались торговлей, и у них не было своих купцов. В случае захвата ими реки Невы и Ладоги, новгородского пригорода на Ладожском озере, они получили бы возможность грабить торговые суда, на пути их из Новгорода в Западную Европу и обратно, торговля Новгорода с Западом неизбежно прекратилась бы.

Впервые финны напали на Новгородскую землю в 1142 г., но мужественные защитники города Ладоги дали им достойный отпор. Неудачно кончилось и нападение финнов в 1149 г. После этих двух попыток захватить Неву и Ладогу финны вынуждены были на продолжительное время отказаться от всяких захватнических попыток в отношении Новгородской земли. К тому же самим финнам приходилось защищаться от шведских феодалов, пытавшихся их покорить. Упорная борьба финнов со шведами продолжалась почти сто лет, так как финны, при поддержке новгородцев, оказывали шведским захватчикам упорное сопротивление.

Напав на финнов и подвергнув грабежу их земли, шведские феодалы в 1164 г. рискнули предпринять попытку захватить такой важный стратегический пункт, каким был новгородский пригород Ладога. Но штурм Ладожской крепости кончился разгромом шведского войска.

Чтобы отучить шведов от нападения на Русскую землю, новгородцы в 1188 г. организовали морскую экспедицию. Высадившись на шведский берег, они подошли к Сигтуне, крупнейшему городу Швеции. Хотя Сигтуна была окружена мощными стенами, новгородцы взяли ее штурмом. Разорив богатый город, победители шведов вернулись домой. Впрочем, это был только военный набег в ответ на нападение шведов на Русскую землю. После этого похода новгородцев в 1188 г. шведы долго воздерживались от прямого выступления против Новгорода. Это затишье было нарушено лишь в 1229 г. новым нападением финнов на Новгородскую землю силами 2000 воинов. Финский отряд на лодках проник в Неву и Ладожское озеро и подступил к Ладоге, но был разбит и принужден был уйти обратно в Ладожское озеро. Новгородцы преследовали врага и нанесли ему сокрушительный удар. Ни один финн не вернулся на свою родину. Полной неудачей кончилась агрессия финских племен и шведских феодалов против Новгорода. Но шведские феодалы отнюдь не отказывались от своих захватнических планов. Они так же, как и немецкие рыцари, ожидали благоприятного момента, когда они могли бы предпринять попытку осуществить свои коварные планы.

В то время как новгородцы мужественно охраняли неприкосновенность своей северо-западной границы, Северо-восточная Русь подверглась страшному монголо-татарскому нашествию. Под предводительством Батыя монголо-татары появились в 1237 г. на границе Руси. Вся Северо-восточная Русь подверглась жестокому погрому. Монголо-татары предавали уничтожению все, что встречали на своем пути. Исчезали города и села. Русская земля превращалась в огромное кладбище.

Монголо-татары, взяв Тверь, Волок-Ламский, Торжок, двигались по направлению к Новгороду. Только сто верст отделяли Новгород от наступавших монголо-татарских полчищ. К счастью началась весенняя распутица, и монголо-татары вынуждены были повернуть на юг. Новгород и Псков были спасены от ожидавшего их страшного погрома.

В то время внешнеполитическое положение Новгорода и Пскова—этих двух стражей на северо-западе Русской земли, было очень напряженным. Объединение двух орденов укрепило силы рыцарей, тогда как русские княжества были обессилены монголо-татарским нашествием. Римский папа и рыцари Тевтонского ордена, находя, что настоящая политическая обстановка весьма благоприятна для завоевания Северо-западной Руси, начали готовиться к крестовому походу. В качестве организатора похода выступил папа Григорий IX. В декабре 1237 г. папа Григорий IX опубликовал буллу (послание) с призывом всех католиков к организации крестового похода против русских, которых он лицемерно обвинял в еретичестве, хитро скрывая захватнические цели крестового похода. В случае успеха крестового похода Северо-западные русские земли, объединившиеся вокруг Новгорода, лишились бы своей политической самостоятельности, а русскому народу угрожали бы порабощение, национальная гибель. Алчные и коварные крестоносцы, под видом борьбы с ересью, в которой они лицемерно обвиняли русских, в действительности намеревались уничтожить «славянский язык», т. е. русский народ, который до тех пор мужественно сдерживал попытки рыцарей продвинуться на восток. Под влиянием папской пропаганды возникли сильная противорусская коалиция в составе немецких рыцарей, шведов, датчан и Норвежцев. К участию в походе были привлечены и финны, недавно покоренные шведами и вынужденные принять христианство.

Силы участников коалиции были распределены следующим образом: немецкие рыцари направляли свой удар против Пскова, захват которого открывал бы им путь на Новгород с юго-запада. Шведы стремились к захвату устья Невы и пригорода Ладоги, ставя под угрозу северные новгородские области. Датские силы должны были действовать к северу от Новгорода около крепости Копорье. Предположено было начать наступление со всех трех сторон, что должно было обеспечить захватчикам полную победу, в которой они были уверены.

Первыми выступили в поход шведские феодалы вместе с норвежцами и финнами. Во главе «священного ополчения» шведских войск стоял ярл (герцог) Биргер, фактический регент Швеции, так как шведский король Эрих был отстранен от управления государством.

Летом 1240 г. многочисленное шведское войско, посаженное на корабли, высадилось на Неве в устье реки Ижоры, намереваясь захватить Ладогу, Новгород и всю область Новгородскую. Неожиданным для новгородцев нападением и быстротой действий Биргер рассчитывал «Великий Новгород попленити, и все грады их, и люди словенские к себе на работу сотворити». Но Биргеру не удалось захватить врасплох новгородцев.

Приближение шведского флота было своевременно замечено «морской стражей», постоянно находившейся при устье р. Невы. Во главе ее стоял некий Пелгусий, старшина Ижорской земли, который и поспешил уведомить новгородцев о высадке неприятеля. Необходимо было быстро принять военные меры, чтобы не допустить врага проникнуть вглубь Новгородской земли.

К счастью для новгородцев, в этот ответственный для Русской земли политический момент в лице их князя Александра Ярославича нашелся выдающийся деятель и замечательный полководец, умело сочетавший смелость с расчетом дальновидного политика.

Детство и ранняя юность князя Александра прошли большею частью в Новгороде. Отец Александра — великий князь Ярослав Всеволодович не раз ходил в поход против рыцарей. Весьма вероятно, что молодой князь сопровождал своего отца во время походов в Ливонию, где он мог познакомиться с стратегией и тактикой немецких рыцарей. Молодой князь, предвидя возможность нападений немецких рыцарей на Псков и Новгород, построил ряд укрепленных городков на р. Шелони, на границе с Псковской землею. Александр допускал возможность нападения немецких рыцарей на Новгород со стороны Пскова, так как псковские бояре продолжали поддерживать дружественные сношения с рыцарями, и при этих условиях Псков мог легко стать удобным плацдармом для наступления злейших врагов русского народа на Новгород.

При известии о высадке шведского войска, Александр не стал ожидать, пока соберется новгородское ополчение и «пошел на шведов с мужественными воинами своими, не со многою дружиною, потому что не было времени собрать многочисленное войско», отмечает летопись. Александр не успел уведомить о походе против шведов даже своего отца, великого князя Ярослава Всеволодовича, от которого мог бы получить помощь.

Новгородское войско под начальством Александра быстро двинулось на север навстречу шведам. По дороге к нему присоединилось ополчение ладожан.

15 июля 1240 г. Александр Ярославич внезапно напал на вражеский лагерь. Шведы были наголову разбиты. Это была, по словам летописца, «сеча великая».

Геройски сражались новгородцы со шведами. По словам летописи, у всех воинов Александра «сердца их были словно сердца львов».

В этой исторической битве особенно отличились Своими подвигами шесть доблестных русских мужей, которые, по словам летописного рассказа, вместе с князем «крепко мужествовали». Первый из них—Гаврила Олексич въехал на коне по сходням на шведский корабль. Шведам удалось сбросить Гаврилу «с конем в море». Но мужественный новгородец выплыл на берег и напал на неприятельского воеводу. На глазах у шведского полка Гаврила убил воеводу, а также и «бискупа» (т. е. епископа).

Второй герой новгородец, по имени Збыслав Якунович, «не имея страха в сердце, много раз нападал на врагов с одним только топором в руке, и удивлялись его силе и храбрости».

Третий, Яков Полочанин, княжеский ловчий, с мечом в руке ударил на целый полк неприятеля, показав себя бесстрашным храбрецом — «мужествовав крепко», отметила летопись.

Четвертый — новгородец Миша, пешим сражался вместе со своими товарищами — «дружиною» и успел потопить три вражеских корабля. Пятый, некто, именем Савва, подсек столбы златоверхого шатра Биргера, и шатер рухнул к радости воинов Александра.

Наконец, шестой из отмеченных в летописях героев — Ратмир, один из слуг Александра, «бился пешим». Окруженный многочисленными шведами, весь израненный, он пал смертью героя.

Сам Александр был во главе своего храброго войска и ранил копьем начальника шведского войска ярла Биргера.

Битва со шведами на р. Неве кончилась разгромом крестоносных захватчиков. Потери шведов были огромны. Наполнив три корабля убитыми, шведы потопили их в море, а остальные «бесчисленные» убитые были похоронены в братских могилах — «ямах», по выражению летописи. Оставшиеся в живых шведы, рассказывает летопись, «той же ночью убежали», т. е. до рассвета уплыли в море. В противоположность огромным потерям шведов, потери новгородского войска были незначительны: всего пало двадцать новгородцев и ладожан.

Так кончилась полным крахом попытка шведских феодалов завоевать северо-западный угол Русской земли. Битва со шведами на р. Неве—это блестящая победа русского народа над коварным и сильным врагом, в несколько раз по численности превосходившим новгородцев. Она — яркая страница в истории борьбы русского народа за свою национально-политическую независимость. Карелия и Ижория, с древнейших времен составлявшие часть территории Новгородской земли, были спасены от порабощения шведами.

Победа над шведами дала Александру прозвище Невского (впервые появляется в памятниках XVI века). Слава о нем распространилась не только по всей Русской земле, но и далеко за ее пределами. Громадны были политические последствия разгрома шведских феодалов. На долгое время шведы вынуждены были отказаться от всяких попыток закрепиться в устье Невы. Разгром шведских феодалов расстроил планы противо-русской коалиции, так как шведы фактически вынуждены были выйти из нее и в дальнейшем уже не могли принять участия в походе «псов-рыцарей» на Новгородскую землю с целью ее захвата, порабощения и уничтожения «славянского языка».

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика