Александр Невский
 

Можайск

Можайск называется среди московских владений в духовных грамотах Ивана Калиты1. Ранее он входил в состав Смоленской земли: князь Федор Ростиславич, младший сын смоленского князя Ростислава Мстиславича, до своего вокняжения в Ярославле (датируемого временем ок. 1260 г.2) благодаря браку с местной княжной, княжил в Можайске3.

Традиционно считалось, что Можайск был присоединен к Московскому княжеству в 1303 г. Основанием этому служила летописная запись под 6812 ультрамартовским годом: «и тое же весны князь Юрьи Данилович съ братьею своею ходилъ къ Можаеску и Можаеск взялъ, а князя Святослава ялъ и привелъ к себѣ на Москву»4. Действительно, вроде бы это известие прямо говорит о захвате московскими войсками Можайска, о наличии там князя (брата князя смоленского Александра Глебовича5). Естественно думать, что Святослав Глебович владел Можайским уделом в составе Смоленской земли.

Однако весна 1303 г. — самое неподходящее время для наступательных действий Москвы против соседнего Смоленского княжества (в несколько раз более крупного, чем Московское). Только что, 5 марта, умер московский князь Даниил Александрович. В конце предыдущего, 1302 г., Даниил занял ставший выморочным столом после смерти князя Ивана Дмитриевича Переяславль, в то время как великий князь владимирский Андрей Александрович отправился в Орду за ярлыком на Переяславское княжество. Он возвратился только осенью 1303 г. Таким образом, весной того же года первой заботой Юрия Даниловича и его братьев, только что потерявших отца, был Переяславль — они ожидали возвращения Андрея с ханским решением и татарскими послами; ситуация была настолько напряженной, что Юрий, находившийся в момент смерти отца в Переяславле, даже не приехал на его похороны (см. параграф «Переяславль»). Трудно найти более неблагоприятный момент для экспансионистских предприятий.

Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что Можайск был в числе городов, взятых зимой 1293—1294 гг. ордынским войском Дюденя, брата хана Тохты, призванным Андреем Александровичем в борьбе против его старшего брата, тогдашнего великого князя владимирского Дмитрия и его союзников, в число которых входил Даниил Александрович Московский6. Захватывались в ходе этой военной операции города враждебных Андрею князей. Но если Можайск принадлежал тогда еще Смоленскому княжеству, то он был городом, подвластным главному союзнику Андрея — Федору Ростиславичу Ярославскому, который с 1281 г. занимал одновременно с ярославским и смоленский стол. Федор шел вместе с Андреем и Дюденем: зачем ему разорять город собственного княжества?

Как говорилось выше (см. параграфы «Углич», «Брянск»), с 1283 г. в Северо-Восточной Руси противоборствовали две княжеские группировки. Одна из них, в которой главным был Андрей Александрович, а вторым по значению — Федор Ростиславич, ориентировалась на сарайских ханов, другая, где первым лицом был Дмитрий Александрович, а вторым Даниил Московский, — на Ногая, фактически самостоятельного правителя западной части Орды — от Дуная до Днепра. Пик могущества Ногая имел место в 1291 г. Тогда Ногай сумел устранить своего врага хана Телебугу и посадить на сарайский престол собственного ставленника Тохту. Но вскоре Тохта вышел из-под контроля Ногая и начал наступление на его сферу влияния в русских землях, проявлением чего и стал поход Дюденя зимы 1293—1294 гг. Ногай в ответ направил в Северо-Восточную Русь войско под командованием Токтомера. В марте 1294 г., когда татары Дюденя ушли обратно в Орду, Токтомер и Дмитрий Александрович находились в Твери, а Андрей Александрович — в Новгороде, между враждующими сторонами завязались переговоры, на которые от «проногаевской коалиции» ездил некий Святослав7. Если верно его отождествление с князем Святославом Глебовичем, захваченным Юрием Даниловичем девять лет спустя в Можайске8, то можно полагать, что Святослав был можайским князем и входил (вместе со своими «соседями» — московским и тверским князьями) в «проногаевскую» группировку, вступив таким образом в конфронтацию со своим дядей Федором Ростиславичем, отчего его город и подвергся нападению. Позже (в эпоху Ивана Калиты и его сыновей) дети Святослава владели Вяземско-Дорогобужским княжеством (в составе Смоленской земли к западу от Можайского), прежде принадлежавшим двоюродному брату смоленских Глебовичей Андрею Михайловичу. Андрей последний раз упоминается в качестве вяземского князя под 6808 г. ультрамартовским (т.е. 1299) в связи с попыткой смоленского князя Александра Глебовича, брата Святослава, захватить принадлежащий ему Дорогобуж9. Возможно. Святославу удалось в самом начале XIV в. (между 1299 и 1303 гг.) овладеть княжеством Андрея с помощью Даниила Московского, и ценой за поддержку стал Можайск (поскольку приобретенное Вяземско-Дорогобужское княжество было намного крупнее Можайского, такая уступка не выглядит чрезмерной). После же смерти Даниила Святослав мог попытаться, воспользовавшись сложной ситуацией в Московском княжестве (сосредоточенность Даниловичей на задаче удержания Переяславля), вернуть свой прежний стольный город (или отказаться его отдавать, если договоренность об уступке Можайска Москве еще не была реализована), что и было пресечено Юрием Даниловичем.

Если же Святослав, ведший переговоры с Андреем Александровичем в 1294 г., не тождествен князю Святославу Глебовичу10, возможна другая версия событий вокруг Можайска. Он мог быть передан Даниилу из владений Федора Ростиславича Смоленского и Ярославского в 1291 г., в момент наивысшего могущества Ногая (подобно тому, как Углич тогда перешел из владения сына Федора Александра к великому князю Дмитрию — см. параграф «Углич»); если в 1293 г. Можайск уже был московским владением, понятно, что противники Дмитрия и Даниила напали на этот город. Удержать его и вернуть Федору им, однако, вряд ли бы удалось, так как успех похода Дюденя был почти полностью сведен на нет действиями посланного Ногаем войска Токтомера, а позднее, зимой 1296—1297 гг., Даниил Александрович (ставший по смерти брата Дмитрия в 1294 г. главой «проногаевской» коалиции) и его союзники признали власть Тохты11. В 1303 г., если верна данная версия событий, имела место попытка смоленских князей, воспользовавшись сложным положением в Московском княжестве, вернуть себе Можайск.

В любом случае надо полагать, что в 1303 г. произошел не прямой захват Можайского княжества, а ответная акция московских князей по отношению к территории, вошедшей в состав московских владений еще при Данииле Александровиче. Способом приобретения была либо плата за союзническую помощь (если справедлива первая из изложенных выше версия событий), либо санкция Орды (если верна вторая версия)12.

Примечания

1. ДДГ. № 1. С. 7, 9.

2. См.: Экземплярский А.В. Указ. соч. Т. 2. С. 74—75.

3. РИИР. Вып. 2. М., 1977. С. 27, 101.

4. ПСРЛ. Т. 18. С. 86; о дате см.: Бережков Н.Г. Указ. соч. С. 120, 351. Мнение, что первоначальным является не чтение «и Можаескъ взялъ», а читающееся в Московском своде конца XV в. по Эрмитажному списку «и можаиски князь» (см.: Аверьянов К.А. Указ. соч. С. 20—53), не соответствует генеалогии летописных сводов — речь может идти только об индивидуальной ошибке Эрмитажного списка. Соответственно, не имеют под собой почвы основывающиеся на этом ошибочном чтении предположения о личности «можайского князя» — союзника Юрия, и о том, что Можайск находился в совместном владении нескольких князей и присоединялся к Москве поэтапно (см.: Горский А.А. Московские «примыслы» конца XIII—XV в. вне Северо-Восточной Руси // Средневековая Русь. Вып. 5. М., 2004. С. 134, примеч. 112).

5. См.: Голубовский П.В. История Смоленской земли до начала XV века. Киев, 1891. С. 125, 173, 310 и родословная таблица.

6. ПСРЛ. Т. 18. С. 82.

7. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 483; НIЛ. С. 328; см. об этих событиях: Горский А.А. Москва и Орда. С. 17—24; он же. Ногай и Русь. С. 144—147.

8. Аверьянов К.А. Указ. соч. С. 34—35.

9. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 485.

10. Не исключено, что речь шла о старшем брате тверского князя Михаила Святославе Ярославиче (Экземплярский А.В. Указ. соч. Т. 2. С. 459, примеч. 1312) или о неизвестном по другим источникам человеке некняжеского происхождения.

11. См.: Горский А.А. Москва и Орда. С. 20—28; он же. Ногай и Русь. С. 148—149.

12. Недавно в книге с внушительным названием «История земли Можайской Руси Святой (512 г. до н. э. — 1812 г.)» (М., 2003), автор которой представлен как «профессор А.Н. Бубенчиков», я с удивлением обнаружил (на с. 116—125) приведенный практически полностью текст моей статьи «Политическая борьба на Руси в конце XIII в. и отношения с Ордой» (Отечественная история, 1996, № 3), где изложена одна из приведенных выше версий присоединения Можайска. Ссылки в тексте нет, не упоминается статья и в списке литературы, приложенном к книге. Любопытно, что переписан не только сюжет о Можайске, но и не имеющие к нему прямого отношения разделы моей статьи. При этом в отдельных местах мой текст перебит вставками (очевидно, относящимися к собственному творчеству «профессора Бубенникова»), совершенно нелепыми (например, Ногай объявлен главой Ногайской Орды со столицей в Сарайчике на Яике). Пользуясь случаем, обращаюсь к «профессору Бубенникову» нему подобным с просьбой: когда в следующий раз решите совершить у меня плагиат, просто приведите текст, не вносите, пожалуйста, собственных добавлений...

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика