Александр Невский
 

Коломна

Коломна и относящиеся к ней волости в духовных грамотах Ивана Калиты (30-е гг. XIV в.) фигурируют как московское владение1. В домонгольскую эпоху Коломна была в составе Рязанского княжества2. В историографии до недавнего времени присоединение Коломны к Московскому княжеству связывали с двумя сообщениями о московско-рязанских отношениях на рубеже XIII—XIV вв.: 1) поход Даниила Александровича осенью 6809 ультрамартовского (т.е. 13003)г. к Переяславлю-Рязанскому, в результате которого рязанский князь Константин Романович был разбит и попал в московский плен4; 2) приезд Юрия Даниловича осенью 6815 г. (по датировке, содержащейся в Троицкой и Симеоновской летописях; реально, видимо, речь шла о событиях осени 1305 г.5) в Москву «с Рязани» и убийство им зимой того же года содержавшегося в плену Константина Рязанского6. Недавно, однако, были предложены две другие датировки.

К.А. Аверьянов предположил, что в начале XIV в. московским князьям досталась половина Коломны, а другую приобрел еще в конце 1210-х гг. отец Александра Невского Ярослав Всеволодич, в качестве приданого за своей третьей женой — рязанской княжной7. Безосновательность такой гипотезы показана А.Б. Мазуровым8. Добавлю, что Ярослав Всеволодич (чей третий брак, следует отметить, фантастичен9) не владел в конце 10-х гг. XIII в. Москвой, и Коломна должна была бы в этом случае отойти к его Переяславскому княжеству, а не к великому Владимирскому, в составе которого Москва находилась до смерти Александра Невского.

По мнению А.И. Цепкова, Коломна была присоединена к Московскому княжеству только в 1325—1327 гг.; основанием для этого служит упоминание в московско-рязанских докончаниях XV в. границы между княжествами, начиная со времен Ивана Калиты и Ивана Ярославича Рязанского, одновременно правивших только в этот отрезок времени10. Но дело в том, что отсылка к временам этих князей в договорных грамотах касается «Володимерьского порубежья», т. е. границы Рязанского княжества не с собственно Московским, а с великим Владимирским; Коломна же упомянута при описании собственно московско-рязанской границы, которое отсылок к прежним правителям не содержит11.

Автор новейшего монографического исследования о средневековой Коломне А.Б. Мазуров, рассмотрев историографию вопроса и справедливо отводя точки зрения К.А. Аверьянова и А.И. Цепкова, ограничился констатацией, что присоединение Коломны имело место «около 1300—1306 гг.», посчитав, что по недостатку источников окончательно решить этот вопрос невозможно12.

Полагаю, что проблема проясняется, если уделить внимание записи Лаврентьевской летописи под 6808 ультрамартовским (т.е. 1299) г.: «Того же лѣта рязаньскыи князи Ярославичи у Переяславля»13. Во фразе пропущено сказуемое. Речь явно идет о борьбе разных ветвей рязанской династии за главный стол земли, развернувшейся после смерти в том же 1299 г. князя Ярослава Романовича14. У него остался младший брат Константин и сыновья Михаил и Иван — те самые «Ярославичи»15. А в следующем году «Данило князь московъскыи приходилъ на Рязань ратью и билися у Переяславля, и Данило одолѣлъ, много и татаръ избито бысть, и князя рязанского Костянтина нѣкакою хитростью ялъ и приведъ на Москву»16. Видимо, имело место вмешательство Даниила в рязанскую усобицу на стороне Ярославичей17. Позже на рязанском столе княжил Михаил (он упомянут в жалованной грамоте, предположительно датируемой 1303 г.), а затем (до 1327 г.) Иван18. Очевидно, при поддержке московского князя, победившего и пленившего Константина, Ярославичи и овладели Переяславлем-Рязанским. Платой Даниилу за помощь стала Коломна.

В предшествующую эпоху Коломна была, по-видимому, стольным городом удела в Рязанском княжестве19. Не исключено, что это был удел именно Константина Романовича — младшего из трех братьев (собственный удельный стол Ярослава был в Пронске20). Если это так, то Даниил в обмен на помощь Ярославичам в овладении главным столом Рязанской земли получил удел (или часть удела со стольным городом) побежденного им и его союзниками князя.

Приезд Юрия в 1305 г. в Москву «с Рязани», видимо, имел место при возвращении его из Орды. Не исключено, что летописное известие21 намекает на какие-то переговоры московского князя с рязанскими Ярославичами по поводу судьбы пленного Константина и Коломны. Вскоре Юрий убивает Константина. Согласно поздней (20-е гг. XVI в.) Никоновской летописи, в 1308 г. в Орде был убит сын Константина Василий22. С событиями 1305 г. и, возможно, с гибелью Василия допустимо связывать закрепление присоединения Коломны к Москве, но событием, в связи с которым можно говорить о реальных механизмах этого присоединения, является только военный конфликт 1300 г. Таким механизмом стало, по-видимому, соглашение московского князя с одной из противоборствующих группировок князей Рязанской земли.

Неясен вопрос о приокских волостях, находившихся западнее тех, которые в духовных грамотах московских князей характеризуются как «коломенские» — расположенных по левым притокам Оки Лопасне и Наре и вошедших по завещанию Ивана Калиты в удел его младшего сына Андрея23. Существует как мнение об их присоединении вместе с Коломной24, так и о переходе из Черниговской земли в состав Суздальской (и, следовательно, с 70-х гг. XIII в. — выделившегося тогда в ее составе25 Московского княжества) во времена Всеволода Большое Гнездо26. Представляется, что есть основания говорить о присоединении в 1300 г. территорий по р. Лопасне. В завещании сына Калиты Ивана Ивановича предусматривается возможность потери по воле Орды «Коломны, или Лопастеньских мѣстъ, или отмѣнных мѣстъ Рязаньскихъ»27. «Отменные места рязанские» отошли к Москве при сыновьях Калиты28. Раз «Лопастенские места» названы между двумя приобретениями, сделанными из земель Рязанского княжества, не может вызвать сомнений, что и они находились ранее в ее составе (отчего бы опасаться отнятия Ордой исконно московских территорий?) и были присоединены к Москве не раньше Коломны. «Лопастенские места» включали в себя и населенный пункт Лопасню, расположенный на правом берегу Оки напротив устья р. Лопасни29. В 1353 г. Лопасня была захвачена рязанским князем Олегом Ивановичем и впоследствии (по московско-рязанскому договору 1381 г.) сохранялась за Рязанью30. Земли же по р. Наре под определения «Коломна» и «Лопастенские места» не подходят: от коломенских волостей они отделены расположенной восточнее Лопасней, а «лопастенскими» вряд ли могли быть названы, так как Лопасня — менее значительная река, чем Нара. Следовательно, территории по р. Наре (часть будущего Серпуховского удела), скорее всего, не рассматривались как отнятые у Рязани; вероятно, они были в составе Московского княжества с начала его существования31.

Примечания

1. ДДГ. М.; Л., 1950. № 1. С. 7, 9.

2. См.: Мазуров А.Б. Средневековая Коломна в XIV — первой трети XVI в. М., 2001. С. 36—58.

3. См.: Бережков Н.Г. Указ. соч. С. 119—120, 122—123.

4. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 486.

5. См.: Горский А.А. Москва и Орда. С. 44—45.

6. ПСРЛ. Т. 18. С. 86—87; Приселков М.Д. Троицкая летопись. С. 352 и примеч. 4. С этими событиями связал присоединение Коломны В.А. Кучкин (Кучкин В.А. Первый московский князь Даниил Александрович. С. 102). Д.И. Иловайский и М.К. Любавский относили его к 1300 г. (Иловайский Д.И. История Рязанского княжества. М., 1858. С. 138; Любавский М.К. формирование основной государственной территории великорусской народности. Заселение центра. Л., 1929. С. 40). Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев и А.Е. Пресняков упоминали в связи с присоединением Коломны и поход 1300 г., и события, описанные под 6815 г. (Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. 4. М., 1992. С. 102—103, 263, примеч. 211; Соловьев С.М. Сочинения. Кн. 2. М., 1988. С. 210, 441; Пресняков А.Е. Образование Великорусского государства. Пг., 1918. С. 97).

7. Аверьянов К.А. Московское княжество Ивана Калиты. Присоединение Коломны. Приобретение Можайска. М., 1994. С. 3—20.

8. Мазуров А.Б. Указ. соч. С. 96—98.

9. См.: Кучкин В.А. К биографии Александра Невского // Древнейшие государства на территории СССР. 1985 год. М., 1986.

10. Цепков А.И. Время присоединения Коломны к Москве // Славянские хроники. СПб., 1996.

11. ДДГ. № 19. С. 53; № 39. С. 84—85.

12. Мазуров А.Б. Указ. соч. С. 99, 320.

13. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 485.

14. Там же.

15. См.: Экземплярский А.В. Указ. соч. Т. 2. С. 575, 578—579, 626—627.

16. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 486.

17. Такое предположение высказывал А.В. Экземплярский (Экземплярский А.В. Указ. соч. Т. 2. С. 577, примеч. 1857).

18. АСЭИ. Т. 3. М., 1964. № 309. С. 339; Морозов Б.Н. Грамоты XIV—XVI вв. из копийной книги Рязанского архиерейского дома // Археографический ежегодник за 1987 год. М., 1988. С. 298—300; НIЛ. С. 96, 98; ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Стб. 44.

19. Мазуров А.Б. Указ. соч. С. 58.

20. Прозвищем «пронский» Ярослав назван в летописном известии о его смерти (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 485).

21. «Князь Юрьи выѣха на Москву съ Рязани... тое же зимы князь Юрьи князя Костянтина убилъ Рязанскаго» (ПСРЛ. Т. 18. С. 86—87).

22. ПСРЛ. Т. 10. М., 1965. С. 176.

23. ДДГ. № 1. С. 7, 9.

24. См.: Любавский М.К. Указ. соч. С. 40—42; Темушев В.Н. Борьба за Лопастну между Москвой и Рязанью // Верхнее Подонье: Природа. Археология. История. Т. 2. Тула, 2004. С. 44—45.

25. См. о времени формирования Московского княжества: Кучкин В.А. Роль Москвы в политическом развитии Северо-Восточной Руси в конце XIII в. // Новое о прошлом нашей страны. М., 1967.

26. Кучкин В.А. Формирование... С. 98, 102 (карта).

27. ДДГ. № 4. С. 15, 18.

28. См.: Горский А.А. Московские «примыслы» конца XIII—XV в. вне Северо-Восточной Руси // Средневековая Русь. Вып. 5. М., 2004. С. 126—130.

29. См.: Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. М., 1951. С. 226—227; Юшко А.А. О некоторых волостях и волостных центрах Московской земли XIV в. // Древняя Русь и славяне. М., 1978. С. 282—284; Темушев В.Н. Указ. соч. С. 44—45.

30. ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Стб. 63; ДДГ. № 10. С. 29.

31. По мнению В.Н. Темушева, известные из завещания Ивана Калиты в качестве переданных его младшему сыну Андрею волости по Наре — Серпухов, Нарунижское, Нивна, Темна, Голичичи и Щитов — входили в понятие «Лопастенских мест» вместе с упоминаемой в одном ряду с ними волостью Лопасня (Темушев В.Н. Указ. соч. С. 45—47). Но автор сам справедливо отмечает, что в удел Андрея вошли не только приобретенные из состава Рязанской земли территории, но и ряд волостей, относящихся к древнейшему ядру Московского княжества (Там же. С. 46). Очевидно, что деление на уделы не совпадало с пределами присоединенных территорий.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика