Александр Невский
 

Отрывок IX. Битва при Раквере в 1268 г. и поход на Псков в 1269 г.

Текст

Bie sînen ziten eȥ geschach,
daȥ man die Rûȥen riten sach
stoltzlîch in des kuniges lant.
sie vrometen roub und brant
mit eime kreftigen her.
sie prûveten selben sich zûr
wer wol ûf drîȥec tûsent man:
nicht vorder man sie zelen kan.
wer sie sach, dem wâm ir genûc,
got selbe ir vil dar nider slûc
durch ire vil grôȥe hôchvart.
sie quâmen zû vil starс geschart
mit mancher banier liechtgevar.
ouch was von Darbet komen dar
der bischof Alexander,
mit im vil manch ander
der cristenheit gar zû vromen,
als sie die mêre hân vernomen.
waȥ mac ich sprechen mêre?
die rote mûte sêre
alle die Rûȥen, daȥ ist wâr,
daȥ wîseten sie sint offenbâr,
von Vellin wâren brûdere dâ

nicht vile, der meister andereswâ
mit here kegen den vienden lac,
daȥ wante den Rûȥen manchen slac,
der in wol mochte wurden sin.
daȥ wart dâ offenbâre schin.
von Lêal quâmen brûdere dâr,
doch nicht ein alzû grôȥe schar.
von Wîȥenstein ouch mâȥen vil.
wer rechte ir zal wiȥȥen wil:
viere und drîȥec uber al
sach man an der brûdere zal.
landvolkes hatten die brûdere gnûc,
daȥ alleȥ gûten willen trûc
zû strîtene mit der Rûȥen schar.

Dô daȥ volk was komen dar,
daȥ bie den brûderen solde wesen,
zû hant begunde man ûȥ lessen
daȥ landvolk ûf die linken sît:
die solden halden dâ den strît.
von dûtscher art die grôȥeren schar
des kuniges man brâchten dar:
die hidden dâ zûr rechten hant.
dâ wart mit êren an gerant.
die brûdere und ouch ire man
allenthalten hiwen an.
dô bleib in der nôt
bischof Allexander tôt.
zwei teil der Rûȥen quam kein in,
die slûgen sie gar vluchtic hin
ûf deme velde her und dar.
die Rûȥen wichen mit ir schar
daȥ velt ûf unde nider;
sie kârten sich dicke wider,
doch was ir vrome cleine dar an:
sie lieȥen dâ vil manchen man.
der brûdere hant mit êren rach
waȥ in leides ie geschach
von den Rûȥen lange zît.
daȥ velt was breit und wît,
der Rûȥen val der was grôȥ
des strites sêre sie sie verdroȥ:
man sach vlihen unde jagen.
der Rûȥen wart dâ vil geslagen.
dâ was gotes hûlfe zît:
ein dûtscher mûste geben strit
wol sechzic Rûȥen, daȥ ist wâr,
daȥ wil ich sprechen offenbâr.
der kunic Dimitre was ein helt,
vumf tûsent Rûȥen ûȥ erwelt
mit den begreif er dô die wer.
entriten was sin ander her.

Nû moget ir hôren, wie eȥ gienc.
der brûdere vane die were gevienc
kegen in ûf eine bôse bach.
dâ er der brûdere her besach.
der brûdere volkes was alsô vil,
als ich ûch nû sagen wil:
sechzic unde hundert man,
dâ mûste in genûgen an.
dâ wâren vûȥgenger mite.
die trâten wol nâch heldes site
hin vor an eine brûcken stân.
eȥ wart vil gût von in getân.
der was bî nâ achzic man.
sie pflichten mit den brûderen an
und hiwen sich von den Rûȥen dô,
des manich Rûȥe wart unvrô.
alsô quâmen die brûdere wider
mit grôȥen êren zû lande sider.
den achzic mannen sage ich danc,
daȥ ir swert sô wol clanc
in den selben zîten
bie der brûder sîten.
nû, wil ich lâȥen von der nôt.
vumf tûsent Rûȥen lâgen tôt
ûf der selben walstat.
die andern vluchtic und mat
jageten hin zû lande.
in tet vil wê die schande.
sint clagete manich rûȥisch wib
ires lieben mannes lib,
der in dem strite sin ende nam
und nimmer mêr zû lande quam.
sus was ergangen der strît.
des tragen noch die Rûȥen nît
ûf die brûdere, daȥ ist wâr.
der hât gewert vil manich jâr.

Der meister dô des landes nôt
den besten einen tac enpôt,
mit den er zû râte wart
zû Rûȥen eine herevart.
des kuniges man des wâren vrô.
dar zû bereite man sich dô
volleclîch uber al daȥ lant.
daȥ volk gemeine wart besant,
Letten, Lîven, Eisten gnûc.
ir alle wille sie dar trûc.
der meister brâchte brûdere dar
waȥ er mochte an sîner schar
wol achzic und hundert dô.
des was daȥ volk gemeine vrô.
daȥ her man dô schâtzen began
ûf achzehn tûsent man,
die mit pferden wâren dâ.
vil manche kopertûre grâ
sach man dâ nâch ritters site.
dâ wâren schiflûte mite
vil nâ nûn tûsent man:
alsus man prûven die began.
dô sie quâmen vor daȥ lant,
daȥ dâ Rûȥen ist genant,
man rotte daȥ her vil gar
an maniche stoltze schar.
dâ mite reit er al zû hant
menlich in der Rûȥen lant.
man herte her unde dar
mit vil mancher rischen scharю
Îseburc dâ wart verbrant
aber von der brûdere hant.
die burc hôrte den Rûȥen zû,
die ûch ist genennet nû.

Der brûdere her daȥ kârte hin,
zû Plezcowe stûnt sîn sin,
dar quam eȥ menlichen zû.
daȥ dûchte die Rûȥen alzû vrû.
die brûdere trâten ûf daȥ lant.
zû hant die Rûȥen mit ir hant
ir stat branten in den grunt
und trâten in der selben stunt
ûf ire bure, die was gût
und von den Rûȥen wol behût.
die burc ist Plezcowe genant.
dar umme liet ein schôneȥ lant.
die brûdere legeten sich dâ vor.
die Rûȥen machten wol ir tor,
wen ire burc die ist sô gût:
die wîle sie haben einen mût,
daȥ sie nicht zweien under sich,
sô ist die burc ungewinlich.
den selben Rûȥen was komen
helfe. harte cleinen vromen
mochten sie von den gehân,
sie entorsten der brûdere nicht bestân.
die helfe, die ich hân genant,
die was von Nôgarten in gesant
und hulfen in ire vesten
weren vor den gesten.
sie hatten rischer lûte vil,
dâ von ich nicht mêr sprechen wil.
daȥ weter was haȥ unde kalt,
daȥ kein sturmen nicht entstalt.
dô vûr daȥ her mit râte dan,
zû schiffe gienc vil manich man.
der brûdere her vûr uber dô,
des wurden al die Rûȥen vrô.
ein rûȥisch vurste quam gerant,
der was Juries genant.
er was an des kuniges stat.
den meister er vil tûre bat,
daz er zû im quême
und sine rede vernême.
der meister der was nicht laȥ,
in ein schif zû hant er saȥ
mit sumelichen sinen,
brûderen und pilgerînen,
er hatte bie im schutzen gût:
mit den lieȥ er sich uber die vlût.
dô er гber daȥ waȥȥer quam,
er Juries den meister nam
und machte einen vride gût.
des vreute sich der Rûȥen mût.
dô der vride was volgân,
der meister und die sinen sân
giengen hin zû schiffe wider.
der meister kundete sider
den vride sinen mannen.
zû hant sie riten dannen.
ie der man zû lande wart.
sus ante sich die herevart.

Перевод

В его [1] время так случилось,
Что русских увидели скачущими
Гордо в земле короля [2].
Они грабили и жгли,
У них было сильное войско.
Они сами оценили силу свою
В целых тридцать тысяч человек [3],
Но кто же их сосчитать мог?
Кто их видел, тем так казалось.
Сам Господь захотел тогда их наказать.
Из-за огромного их вероломства.
Многими сплоченными рядами
Они приближались, сверкая знаменами.
От Дорпата тогда выступил навстречу
Епископ Александр [4],
С ним многие другие,
Кто христианству готов был служить,
Как много раз я это слышал.
О чем я могу еще сказать?
Всё мужество они собрали
Против русских, это правда.
Это то, что о них известно.
Из Феллина [5] там было братьев немного;

Войско магистра в другом месте
С врагом воевало,
Так что мало оказалось тех, кому
С русскими пришлось сражаться.
Это было очевидно.
Из Леаля [6] пришли туда братья,
Но немного их было, как мне известно.
Из Вейсенштейна [7] также немного.
Если хотите знать точно:
Всего числом тридцать четыре,
Говорят, было братьев [8].
Местных жителей было у братьев немало.
Все они желанье имели
С русским войском сразиться.

Как только люди [9] туда подошли
Братьям на помощь,
Тотчас начали строить их [9]
На левом фланге:
Там довелось им сдержать наступление.
Еще больше, чем было немцев,
Королевские мужи [2] привели туда:
На правом фланге они стояли.
Затем с честью начали битву.
Братья, а также мужи их [10]
Во все стороны удары наносили [8].
Затем случилось несчастье:
Смерть епископа Александра.
Русских двумя колоннами наступавших.
Они разбили и преследовали
По полю здесь и там.
Русские с войском своим отступали
По полю вверх и вниз;
Снова и снова они возвращались,
Но это мало им помогло:
Много мужей их там полегло.
С честью братья отомстили
За то, что терпели
От русских долгое время [11].
На поле широком, просторном
Были у русских потери большие,
Печальным был для них битвы исход:
Бегом и вскачь неслись они прочь.
Русских там много побили.
Господь помог в тот раз победить:
Ведь каждый немец должен был сражаться
Против шестидесяти русских [12],
Это правда. Знаю я это наверняка.
Король Дмитрий [13] был героем:
С пятью тысячами русских избранных
Воинов предпринял он наступление.
Когда другие войска его отступили.

Ну, послушайте, что случилось.
Полк [14] братьев в бой вступил
Против них у речки злой [15].
Там он братьев увидел.
Людей [9] у братьев было много,
Хочу я вам сказать:
Сто шестьдесят мужей их было,
Их для него [13] вполне хватило.
Среди них пешие воины были,
Вместе с героями они сражались,
Там, где у моста они стояли.
Много хорошего они сделали.
Человек восемьдесят их было [16].
К братьям они присоединились
И отбивались там от русских,
Чем многих русских огорчили.
И так вернулись братья
С большими почестями в землю свою.
Спасибо скажу я восьмидесяти мужам,
Тому, что мечи их так звенели
В нужный момент в
Поддержку братьев.
Ну, хочу я кончить рассказ о бедах.
Пять тысяч русских остались лежать
На том поле битвы.
Другие бежали и врассыпную
Домой скакали.
Покрыли себя они вечным позором.
Многие русские жены оплакали
Жизни своих любимых мужей,
Что в битве приняли смерть свою
И больше домой никогда не вернутся.
Вот так закончилась битва [17].
Из-за того русские всё еще ненавидят
Братьев, что правда.
Такое длится многие годы.

Магистр [1] из-за невзгод в стране
Однажды лучших мужей созвал,
С которыми он на совете решил
В русские земли войной пойти.
Мужи короля [2] были этому рады.
Так что к походу готовились
По всей стране.
И весь народ [9] с собой позвали.
Леттов, ливов, эстов немало
В этом намерение их поддержало.
Магистр войско братьев с собой привел,
Сколько смог он собрать.
Всего сто восемьдесят их было.
Все люди [9] с радостью встретили их.
Всего же в войске собралось
Восемнадцать тысяч воинов,
На лошадях прискакавших [18].
Многих коней покрыли попонами,
Как рыцари это обычно делали.
Среди них моряки также были
Тысяч до девяти человек:
Это узнали, когда считать их стали [19].
Когда подошли они к стране,
Которая Русью называлась,
Большое войско их разделили
На несколько сильных отрядов.
Впереди всех поскакал он [магистр]
Отважно в Русскую землю.
Было слышно здесь и там
О действиях разных быстрых отрядов.
Тогда же Изборск был сожжен
Руками братьев.
Этот замок русским принадлежал,
О нем я уже прежде упоминал [20].

Войско братьев повернуло,
Чтоб Пскова достичь поскорее. К нему
Подошли они в боевом настроении.
Русские этого не ожидали.
Как только братья в страну вступили,
Тотчас же русские своими руками
Свой город сожгли до основания [21]
И отступили в тот же час
В крепость, хорошо укрепленную
И русскими хорошо охраняемую.
Псковом тот замок зовется.
Вокруг расстилалась прекрасная земля.
Братья расположились около него.
Русские укрепили ворота
Их замка, крепко построенного.
Они настроены были мужественно,
Хотя и не были единодушны,
Всё же остался непокоренным замок.
К тем русским подошла
Подмога. Но серьезной помощи
Не смогли от них получить.
С братьями сразиться они не решились.
Помощь, о которой я говорил,
Была из Новгорода послана,
Чтобы помочь им крепость отстоять
От незваных гостей.
Среди них было много отчаянных людей.
Об этом я больше говорить не хочу.
Погода была сырая и холодная,
Из-за этого штурм не начали.
Ну, на совете с войском решили,
Что на кораблях многие воины уплывут.
Войско братьев через реку переправилось,
Чему все русские рады были.
Один русский князь стремительно подошел,
Юрием его звали [22].
Послан он был от короля [23].
Магистра он очень просил,
Чтобы тот к нему пришел
И слова его выслушал.
Магистр согласился.
На корабль тотчас он поднялся,
Со всеми его людьми,
С братьями и пилигримами [24]
В стрельбе искусными
За реку он отправился.
Когда он на другом берегу оказался,
Там Юрий магистра встретил
И мир хороший они заключили,
Русских обрадовавший [26].
Как только мир установили,
Магистр и его свита
Вновь на корабль поднялись.
О мире магистр сообщил
Всем воинам своим.
Тотчас коней они оседлали
И домой поскакали.
Так закончился этот поход.

Комментарий

1. Речь идет о магистре Отто фон Лютенберге, который занимал эту должность в 1266—1270 г. (см. далее, док. 17). Вел войну с куршами. В августе 1267 г. заключил с ними мирный договор [Новосельцев и др. 1972: 311—313; АН: 16—17]. Погиб в Западной Эстонии в битве рыцарей с литовцами при Карузене 16 февраля 1270 г. [Арбузов 1912: 45—46; Чешихин 1884: 393]. Однако в 1268 г., к которому относятся описываемые события, магистра в Ливонии замещал Конрад фон Мандерен. Документы, составленные от его имени, датируются концом мая 1268 г. (см. далее, док. 16). Не исключено, что и при отражении нападения русских, произошедшего, согласно летописи, в конце января — марте 1268 г. (см. далее, прил. 3Д), рыцарями Ордена командовал именно Конрад, а не Отто.

2. В земле короля (in des kuniges lant) — в североэстонских землях Харьюмаа (Гарриен) и Вирумаа (Вирония, Вирлянд). Королевские мужи — вассалы датского короля из Северной Эстонии.

3. Источник сведений хрониста о численности русских войск неизвестен. В Новгородской летописи эти данные отсутствуют.

4. О епископе Александре см. ком. 17 в отр. VIII СРХ.

5. Феллин (Vellin), эст. Вильянди, рус. Вельяд — главный орденский замок в эстонской части Ливонии (в земле Сакала). Построен на месте укрепления древних эстов в 1211 г. (ГЛ, XIV: 11); [Löwis of Menar 1942: 57].

6. Леаль (Lêal, эст. Lihula) — замок в Западной Эстонии, в земле Ляэнемаа (Вик) (ГЛ, XXIV: 3), центр Леальского (Вик-Эзельского, Эзельского) епископства (см. далее, док. 10). С 1238 г. половина замка принадлежала Ордену [LUB, Bd. III, № CLVI].

7. Вейсенштейн (Wizenstein) — орденский замок в эстонской земле Ярвамаа (Ервен, Гервен), построен в 1265 г. на месте древнего эстонского укрепления Пайде [Tuulse 1962: 82—85; ИЭ: 203]. Был стратегически важным пунктом в центре эстонской части Ливонии. Находился в верховьях р. Пярну, на пересечении сухопутных дорог.

8—8. Здесь хронист подробно описывает характерное для Ливонии (и средневековой Западной Европы в целом) построение: в центре располагалось орденское войско — «хоругвь», во главе которого рыцари были построены «клином» — «свиньей» (см. ком. 33 к отр. VII СРХ), а за ними — прямоугольником — «мужи» Ордена (см. далее, ком. 10). Кроме того, два сильных отряда должны были ударить с флангов и окружить войско противника. Но из данного описания не ясно, где сражались рыцари Дорпатского епископства, которых привел епископ Александр.

9—9. Описание состава ливонского войска подтверждает предположение, что отряды из местных жителей входили в понятие «volk» или «landvolk» — ополчение из низших социальных слоев Ливонии (см. ком. 15 к отр. VIII СРХ).

10. Мужи братьев — очевидно, слуги и оруженосцы рыцарей Ордена, которых могло быть 160—200 человек.

11. О походах русских войск в Северную Эстонию в 1253 и 1267 г. см. в прил. 3Б и 3Д.

12. Из строф 7632—7633 ясно, что хронист, говоря о соотношении сил, не учитывает вспомогательные отряды из местных народов, а возможно, и немцев-простолюдинов.

13. Имя русского «короля» — Dimitre — упомянуто только в цитируемом издании Л. Мейера, хотя в известных списках хроники назван некий Dunctve, Tunctve. Некоторые исследователи полагали, что речь идет о литовском князе Даумантасе — рус. Довмонт, княжившем тогда в Пскове, упоминаемом далее в ком. 20 к прил. 3Д [Bergmann 1817: 196; Pfeiffer 1844: 206; Meyer 1848: 365; LRC: 164; АН: 343; ИЭ: 223]. Вместе с тем в хронике И. Реннера, который использовал один из неизвестных списков СРХ, говорится о князе Димитрии — сыне Александра Невского [Renner 1876]. Сопоставление рассказа СРХ с текстом НIЛ (ком. 7 к прил. 3Д) позволяет предположить, что речь здесь идет все же о князе Дмитрии. Соответственно, прочтение Л. Мейера следует признать справедливым.

14. В тексте стоит слово «vane», что означает то же, что «baner» — «хоругвь» (см. ком. 8—8). Это соответствует рассказу НIЛ о столкновении новгородских отрядов, предводительствуемых Дмитрием, с рыцарской «свиньей» (прил. 3Д).

15. Река Койла (в летописи — «Кегола») недалеко от датского замка Везенберг (эст. Раквере, рус. Раковор, Ракобор) в области Вирумаа (Вирония, Вирланд). Немецкое название реки — Зембах [Чешихин 1885: 85]. Судя по сообщению летописи, находилась в семи верстах к востоку от замка Раквере (см. далее ком. 23 к прил. 3Д). Битва проходила вблизи от Махольмской церкви [Wartberge 1863: 46; ИЭ: 223].

16. Люди братьев числом 160 — вероятно, мелкие служилые землевладельцы-ленники Ордена из низших сословий: ремесленники, корчмари и т. п. [Дорошенко 1960: 44—45]. Причем около половины этого войска составляла пехота.

17. Ср. с соответствующим рассказом о битве в НIЛ, где сообщается о победе русских войск (см. прил. 3Д, ком. 34). Иначе говоря, каждый из противников считал, что победа в битве была на его стороне.

18. Ср. с определением размеров ливонского войска в НIЛ: «в силѣвелицѣ» (см. в прил. 3Д в начале рассказа за 6777 г.).

19. Из текста следует, что значительная часть ливонского войска прибыла в русские владения водным путем: по Чудскому и Псковскому озерам и р. Великой. Это соответствует упоминанию НIЛ о том, что часть новгородцев погналась за немцами «в насадех» (см. далее в прил. 3Д, ком. 37). Согласно же рассказу Псковской летописи, псковичи выехали «в погоню с малой дружиною в пяти насадах с шестьюдесятью моужь псковичь, божиею силою 8 сотъ Немец победи на реце на Мироповне» [П1Л: 3; П2Л: 22 — под 6775 г.; П3Л: 85 — под 6779 г.]. Этот эпизод относят к «Повести о Довмонте», но, вполне вероятно, он имеет реальную основу [Охотникова 1985: 76, 190, 194, 197].

20. Хронист ссылается здесь, очевидно, на рассказ о взятии Изборска в 1240 г. (см. ком. 10 к отр. VII СРХ).

21. Речь идет о городских посадах Пскова. Русские летописи о сожжении посадов самими псковичами не упоминают, но подобная информация содержится также в документах того времени (см. док. 17, 18).

22. Юрий Андреевич — сын князя Андрея Ярославича, брата Александра Ярославича, бывший тогда наместником князя Ярослава Ярославича в Новгороде (см. далее в прил. 3Д, ком. 37, 39).

23. Ярослав Ярославич — см. ком. 7 прил. 3Г и ком. 39 в прил. 3Д.

24. Пилигримы (pilgerînen) — обычное название крестоносцев в средневековых документах.

25. Точнее — перемирие. Мир был заключен позже — в 1270 г. См. ком. к док. 17.

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика