Александр Невский
 

Отрывок VIII. О литовско-русской союзе и походах в Ливонию. 1261—1262 гг.

Текст

<...> Kunic Myndowe lieȥ zû hant
uber alle sîne lant
alle die cristen vâhen
und ouch ein teil erslahen.
er hatte boten ouch gesant
an den kunic zû Rûȥen lant.
die quâmen im drâte wider
und sageten im Sider,
daȥ die Rûȥen wêren vrô,
dâȥ sin gemûte stûnt alsô.
der Rûȥen boten wurden zû hant
an kunic Myndowen ouch gesant.
die geloben im helfe grôz.
den kunic der mêre nicht verdrôȥ

Zû hant Myndowe began
einer reise, sam ein man,
dem sin gemûte ist bittere,
ûf die gotes rittere.
dô der tac der reise quam
den Myndowe mit den Rûȥen nam,
dô kârte er hin vil drâte
mit sinem mâgen Traniâte.
sie hatten ein vil grôȥeȥ her
unde wolden sunder wer
al der gotes rittere lant
zû Letten und zû Nieflant
verwûsten und verterben
und ouch ir volc ersterbe.
zû hant daȥ her sich strackete hin
kein der Dune durch gewin.
myndowe hatteȥ sô vernomen,
die Rûȥen solden kein im komen.
die Rûȥen die quâmen nicht,
ich erweiȥ durch waȥ geschicht.
zû hant dô Myndowe quam
vor Wenden und daȥ vemam,
daȥ in die Rûȥen alle wîs
hetten geleitet ûf ein îs
(daȥ sult ir alsô verstân:
daȥ sie in wolden eine lân
heren in deme lande
mit roube und mit brande),
er sprach: «Traniâte, sage,
du bôser man und rechter zage,
nû hân die Rûȥen mir gelogen,
den meister hâstu mir gezogen
zû einem unvrûnde zû:
waȥ râtes gibestu mir nû?
Letten, Liven und die lant,
die du gelobtes in mîne hant,
die kêren sich an mich nicht ein hâr:
diȥ reisen mac mir werden swâr.
ich wil kêren al zû hant
wider in mîn eigen lant
und wil al mîn reisen lân».
sin her brach ûf alleȥ sân
und vûr hin zû lande wider.

* * *

Bie des zieten eȥ geschach,
daȥ Myndowe den vride brach.
der meister was ein wîse man,
er grief sîn ding menlîchen an
unde legete hûte vor daȥ lant.
waȥ im der stîge wart bekant,
die von Lettowen giengen dar,
der lieȥ er aller nemen war.
al zû hant dô diȥ geschach,
der Rûȥen her man wol besach.
daȥ wolde zû Darbeten in daȥ lant.
dô ôâȥ dem meister wart bekant,
er sante rische brûdere dar
und manchen helt, daȥ ist wâr.
dô sie zû Darbete wâren komen,
der Rûȥen her wart vernomen
bie der stat mit mancher schar,
die îlten sêre, daȥ ist wâr.
ê dan daȥ volc quam zûr wer,
die Rûȥen machten mit irme her
des tages manchen man unvrô.
Darbeten sie gewunnen dô
und branten an der selten stunt.
die stat vil gar in den grunt.
eine burc in nâhen bie was:
wer dar ûf quam, der genas
tûmhêrren und der bischof
quâmen ûf der burge hof.
die dûtschen brûdere quâmen ouch dar,
man wart irre hûlfe wol gewar.
der Rûȥen her was vil grôȥ
den bischof sêre daȥ verdroȥ
daȥ her sich kein der burge bôt.
die pfaffen vurchten sêre den tôt.
daȥ was ie ir alder site
und wonet in noch vil vaste mite.
sie jehen, man sulle sich vaste wern:
mit vlîhen sie sich gerne nern.
die brûdere trâten an die wer,
sie schuȥȥen kein der Rûȥen her,
daȥ ander volc sie riefen an.
ûf der burc was manich man,
die zû der were griffen dô.
des wâren die tûmhêrren vrô.
die Rûȥen sêre des verdrôȥ
daȥ man so vaste ûf sie schôȥ:
ir schutzen schufen vaste wider.
von der burc sie kârten sider,
sie wâren der reise vrô.
lûte und gût sie nâmen dô
und îlten wider in ir lant.

Der meister hatte die wîle gesant
in sîn lant uber al.
im was Volkes âne zal
mit manchem rischen brûdere komen,
als ich vur wâr hân vernomen.
mit dem here hûb er sich hin
kein Darbeten ûf den selben sin,
er wolde der Rûȥen her bestân.
sîn wille mochte nicht ergân:
die Rûȥen wâren in ir lant <...>

Перевод

<...> король Миндовг [1] повелел
По всей его земле
Всех христиан хватать
И часть их убивать. 6460
Он также послов послал
К королю в Русскую землю [2].
Они вскоре назад возвратились
И весть ему принесли,
Что русские были рады,
Планам его таким.
Вскоре и русских послов
К королю Миндовгу прислали.
Ему обещали они помощь большую [3].
Король против этого вовсе не возражал.

Тогда начал Миндовг собираться
В поход, так как злость
У него накопилась
Против рыцарей бога [4].
И вот день выступления настал,
Как с русскими Миндовг условился [5].
Тогда отправился он поспешно
С родичем своим Транятой [6].
У них было войско очень большое,
И хотели они жестокой войной 6480
Всю землю божьих братьев [4]
В Леттии и в Ливонии [7]
Разорить и растоптать
И народ их истребить.
И вот бодро войско направилось
На Дюну [8] коротким путем.
Миндовга ведь известили,
Что русские туда же должны подойти.
Но русские не пришли,
Я не знаю, что произошло.
Когда Миндовг пришел
К Вендену, он понял то,
Что русские намеренно
На лед его затянули.
(Это следует так понимать,
Что они предоставили его
Войску самому в той стране
Грабить и жечь) [9].
Он говорил: «Скажи мне, Транята,
Ты, злодей и настоящий лжец,
Как случилось, что русские меня обманули.
Из-за тебя стал магистру я
Недругом [6].
Какой совет теперь мне дашь?
Летты, ливы и эта страна,
Которую ты мне посулил,
Они не подчинились мне ничуть [10].
Этот поход может мне трудности принести.
Я сейчас же хочу прочь уйти,
Назад в мою землю вернуться
И намерен поход прекратить».
Построилось все его войско
И назад в свою землю отправились.

* * *

Случилось это в то время,
Когда Миндовг мир нарушил [11].
Магистр [12] был мудрым человеком,
За дело он взялся решительно
И поставил заслоны в стране.
Все дороги и тропинки известные,
От литовцев ведущие,
Занять он приказал.
Как только все это исполнили,
Русское войско было замечено,
Внутрь страны к Дорпату идущее [13].
Это магистру стало известно.
Он сразу послал туда братьев
И других героев [14], что верно.
Когда к Дорпату они подошли,
Русских силы большие
У города встретили.
Они спешили очень, что правда.
Прежде, чем в бой войско [15] вступило
Русские многих успели
В тот день несчастными сделать.
Дорпат они захватили
И тогда же сожгли
Город почти дотла [16].
Рядом был замок:
Кто в него попал, тот спасся.
Домкапитул и епископ [17]
Во дворе замка собрались.
Немецкие братья [18] также туда пришли,
От них ведь помощи ждали.
Русское войско было очень большим,
Епископа это весьма огорчило.
Когда к подножью замка они подошли,
Попы испугались смерти очень,
Как это случалось и в старые времена,
И происходит почти повсеместно.
Они призывают стойко стоять,
А сами прочь удирают [19].
Вот братья в бой вступили.
На русских стрелы они обрушили.
Других людей [15] на помощь позвали.
Ведь были в замке и другие мужи,
Кто встал на его защиту.
Домкапитул это обрадовало.
Русские очень раздосадованы были,
Что их так сильно обстреливают.
Часто в ответ их лучники стреляли.
От замка они отступили,
Были они походом довольны.
Пленных и добычу они захватили
И спешно вернулись в свою страну.

Магистр разослал приказ
По всем своим землям.
Людей [15] к нему без числа
Со многими храбрыми братьями пришло,
Как об этом я достоверно слышал.
Во главе войска пришел он
К Дорпату, собираясь
Русское войско проучить.
Но желание его исполнить не удалось:
Русские были уже в своей стране <...>

Комментарий

Общие замечания. Публикуемый в данном отрывке рассказ состоит из двух частей: I. О заключении литовско-русского договора о совместных действиях и походе литовского войска во исполнении этого договора к Вендену (Цесису). II. О походе русского войска к Дорпату и разорении ими города. Вторая часть рассказа перекликается с известием новгородского летописания о походе русских вместе с княжившим в Полоцке литовским князем Таутвилой к Дорпату (см. прил. 3Г). В строфах между этими сообщениями повествуется о возвращении Миндаугаса домой, о его сожалениях по поводу того, что он послушался жемайтийских нобилей, отвернулся от христиан (т. е. католиков. — Е.Н.) и заключил мир с русскими, а также приводятся рассуждения автора хроники о неблагодарности литовского князя по отношению к магистру Вернеру.

1. Миндовг (Myndowe) — литовский князь Миндаугас, позже — король. В 30—40-х гг. XIII в. он сумел объединить литовские земли в одно государство, подчинил своей власти Черную Русь и Полоцкое княжество, на короткое время — также Смоленское княжество. Стремясь предотвратить завоевание Литвы крестоносцами, в 1251 г. принял католичество. В 1253 г. был коронован епископом Кульмским (который исполнял поручение папы Иннокентия IV). Позже, под впечатлением усилившегося противостояния завоевателям жемайтов, куршей и земгалов, Миндаугас отказался от христианства и согласился возглавить борьбу с крестоносцами. Был убит в результате заговора осенью 1263 г. [Пашуто 1959: 33—35 и далее; Gudavicius 1998].

2. Имеется в виду князь Александр Невский. Чтобы встретиться с князем, литовское посольство должно было отправиться не в Новгород, а во Владимир Великий, куда Александр уехал еще в конце марта 1260 г. Вместо себя он оставил в Новгороде малолетнего сына Дмитрия [ЛЛ: 475; НIЛ: 82—83].

3. О времени заключения литовско-русского договора можно судить по косвенным данным. Согласно СРХ (строфы 6342—6363), жемайтийские нобили обратились к Миндаугасу с просьбой возглавить борьбу с Ливонским орденом уже после битвы при Дурбе летом 1260 г. Порвать отношения с Орденом Миндаугас решился, очевидно, не сразу. Еще в начале августа 1261 г. он подтвердил границы земель, переданных им ранее Ордену [LUB, Bd. 1, № 636: 461—464]. Таким образом, окончательное решение король мог принять лишь к сентябрю 1261 г. Учитывая время, потребовавшееся на обмен посольствами, можно говорить о заключении литовско-русского договора не ранее конца 1261 г. [Назарова 1998 (б): 14—15].

4. Рыцари Бога — здесь: рыцари Ливонского ордена. Ср. с ком. 37 к прил. 2Ж.

5. Указание на точные сроки начала похода в Ливонию, оговоренные союзниками, отсутствует. Подготовка к походу для русской стороны требовала достаточно длительного времени: предполагалось собрать отряды во Владимиро-Суздальской Руси и привести их в Новгород. Кроме того, необходимо было договориться с самими новгородцами, рассорившимися с Александром в 1259 г. [НIЛ: 82—83], и собрать войска в Новгородском государстве. Как следует из Новгородской летописи, к русскому войску должен был присоединиться и литовский отряд из Полоцка (см. ком. 8 к прил. 3Г). Поэтому поход, скорее всего, был намечен на время не ранее конца зимы 1261/1262 мартовского года (см. также: ком. 2, 3 к прил. 3Г).

6. Транята — жемайтийский князь Тренёта, племянник Миндаугаса по женской линии («сестрич»). Сторонник наиболее активных действий литовцев против Ордена. Под его давлением Миндаугас порвал отношения с Ливонским орденом и Ригой. Претендуя на литовский престол, Тренёта обвинял Миндаугаса в нерешительности и предательстве общелитовских интересов. В 1263 г. он возглавил заговор против Миндаугаса. После убийства Миндаугаса и бегства на Русь его сторонников Тренёта стал королем Литвы и Жемайтии, но был убит уже в следующем году [Пашуто 1959: 52—53, 298, 385; Gudavicius 1989: 131—149; 1998: 296—307 и др.].

7. Леттия — латгальские земли Ливонии. Nieflant — Ливония (см. ком. 5 к отр. II СРХ). Здесь подразумевается не вся Ливония как конгломерат феодально-духовных государств Восточной Прибалтики, а районы, населенные ливами.

8. Duna, Düna — немецкое название Западной Двины — Даугавы.

9. Нет основания полагать, что литовцы выступили раньше намеченного в договоре с русскими срока и поэтому оказались одни под Венденом (Цесисом). Ведь, согласно НIЛ, русские войска отправились в Ливонию только осенью («в осенине») 1262 г. (см. прил. 3Г). Сомнительно и то, что литовский поход состоялся не в начале, а осенью 1262 г., ибо известно, что в июне-июле 1262 г. литовцы воевали в Польше, а вскоре после возвращения войска Миндаугаса в Литву отправились воевать с князем Галицким Васильком, где потерпели серьезное поражение [ИЛит.: 855—857]. Иначе говоря, логичнее предположить, что именно русские не выступили в назначенные сроки. Наиболее вероятным объяснением представляется то, что планам князя Александра (независимо от того, пришел ли он уже в Новгород или только готовился выступить туда со своей дружиной) помешало восстание во Владимиро-Суздальской Руси против ордынского господства. Восстание было спровоцировано очередным приездом на Русь ордынских данщиков и совпало по времени со сроками, намеченными для выступления русских войск в Ливонию [ЛЛ: 524]. Поскольку хан Берке готовился к походу в Иран [Егоров 1990: 47—48], он, по-видимому, решил не устраивать карательную экспедицию на Русь, но заставить русские отряды принять участие в азиатском походе. Чтобы отговорить от этого хана, князь Александр срочно поехал в Сарай. В результате выступление русских в Ливонию оказалось сорванным [Назарова 1998 (б): 16—17].

10. Судя по этому тексту, Тренёта, уговаривая Миндаугаса выступить против Ордена, ссылался на то, что литовцы получат поддержку от местных народов Ливонии.

11. Имеются в виду нападения литовцев на Венден.

12. Магистром Ливонского ордена летом 1261 г. стал Вернер фон Брайтхаузен. До его приезда в Ливонию обязанности магистра исполнял комтур замка Зегевольд (Сигулда) Георг (СРХ, строфы 6320—6327). О времени прибытия Вернера в Ливонию нет единого мнения. Некоторые считают, что он приехал уже летом 1261 г. [Gudavičius 1989: 133]; другие датируют это событие осенью 1262 г. [Benninghoven 1965: 457].

13. Русское войско во главе с Дмитрием Александровичем (см. в прил. 3Г).

14. Помимо рыцарей Ордена русским должны были противостоять отряды вассалов Дорпатского епископства, а также ополчение из представителей разных социальных слоев населения епископства (см. ниже).

15. Среди воинских формирований в составе ливонского войска хронист неоднократно упоминает «volc» — «народ» (строфа 2210 в отр. VII и ком. 8 к ГЛ, XVI). В.Т. Пашуто толковал этот термин как «ополчение» [Пашуто 1963]. Возможно, здесь имеются в виду отряды пехоты, составленные из простолюдинов. См. также ком. 9 к отр. IX СРХ.

16. Предположительно следы сожженного в 1262 г. посада обнаружены в результате археологических раскопок [Metsallik, Tiirmaa 1982: 319—324].

17. «Tûmherren» — члены домкапитула — совещательного органа при епископе по вопросам распоряжения церковной жизнью и управления епископскими землями. Домкапитул состоял из 12 высших священников-каноников епископства [Егоров 1981: 24—25]. Дорпатским епископом был в 1262 г., видимо, Александр, хотя достоверно известно о его пребывании в этой должности только в 1263—1268 гг. [Арбузов 1912: 289; АН: 338].

18. Немецкие братья (ie dûtschen brûdere) — здесь: братья Ливонского ордена как филиала Тевтонского (Немецкого) ордена.

19. Откровенно негативное, презрительное отношение автора хроники к священникам позволяет предполагать, что хронист значительно преувеличивает роль и заслуги Ордена в ливонской истории.

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика