Александр Невский
 

Разгром при Танненберге

Параллельно с постепенным упадком рыцарства в XV в. стал неудержимо нарастать и кризис в римско-католической церковной среде, приведший к Реформации и расколу Западной Европы по религиозному признаку. Тевтонский орден в Пруссии, несмотря на свою формальную подчиненность папе римскому, фактически превратился в самостоятельное государство и одновременно укрепил свои позиции почти во всех европейских государствах, хотя размеры отдельных орденских провинций постоянно менялись.

Орденское государство тевтонов играло важную роль в жизни не только Прибалтики, но и всей Восточной и Северной Европы, превратившись с течением времени (и не в последнюю очередь благодаря прочному альянсу с союзом Ганзейских торговых городов) в крупную военно-морскую державу на Балтике.

Как мы уже знаем, при верховном магистре Конраде фон Юнгингене флот Тевтонского ордена в союзе с Ганзой разгромил упоминавшихся выше пиратов-витальеров, долгие годы разбойничавших в Балтийском и Северном морях, и захватил их главную базу — город Висби на острове Готланд. При брате и преемнике Конрада — гохмейстере Ульрихе фон Юнгингене — флот тевтонских рыцарей совершил так называемый Северный морской поход — полярную морскую экспедицию в поисках таинственной земли Гиперборей (Туле, Фулы), расположенной, по старинным легендам, на крайнем Севере (возможно, даже за Полярным кругом). Согласно характерным для Средневековья магическим воззрениям, за крайним арктическим барьером лежат неведомые страны, в которых жизненные процессы развиваются гораздо энергичней, нежели в нашей «земной глуши». Этот Северный морской поход тевтонских рыцарей впоследствии нашел свое отражение в драме немецкого романтика Цахариаса (Захариаса) Вернера «Гиперборея». В драме Вернера верховный магистр Ульрих фон Юнгинген произносит слова, позднее ставшие крылатыми:

Наш путь во льдах! Полночное светило Нам озарит цветущий материк.

О том, чем завершилась Северная экспедиция тевтонов, достоверных сведений не сохранилось. Скорее всего, рыцарственные мореплаватели погибли в арктических льдах, так и не открыв Гиперборею. Хотя кто знает?

Чайки кружились у них за кормой —
Чайки вернулись домой.
Но не вернулись домой корабли —
Те, что на Север ушли...
Так, кажется, сказал поэт?
Но это так, к слову...

Важность положения, занимаемого верховным магистром, была связана не только с его должностью главы всего ордена Девы Марии, но и с обширностью находившихся в его непосредственном подчинении территорий. Все государства, в том числе и европейские, постоянно воевали друг с другом. Было бы странно, если бы войны обошли стороной государство Тевтонского ордена.

Окрепшие и объединившие свои силы Польша и Литва (после крещения последней у ордена Пресвятой Девы Марии исчез повод призывать крестоносцев со всей Европы воевать с язычниками) после ряда ведшихся с переменным успехом войн разгромили 12-тысячное (эта цифра представляется наиболее близкой к действительности, хотя численность тевтонской армии колеблется, у разных летописцев, от 30 до 80 тысяч!) войско Тевтонского ордена под Танненбергом в 1410 г. С легкой руки польских летописцев это сражение у нас почему-то называют «битвой при Грюнвальде». Однако никакого Грюнвальда там не было и нет. Битва происходила между селениями Грюнфельде и Танненберг. Очередная загадка истории! Об этой битве написано уже так много, что мы ограничимся только самым главным.

Ливонский ландмейстер Конрад фон Фитингоф(ен), ссылаясь на сепаратный мирный договор, заключенный им с великим князем Литовским Витовтом (Витольдом) — союзником польского короля Владислава (в недавнем прошлом, до крещения в латинскую веру — литвина Ягайло; хотя есть данные, что Ягайло был еще раньше крещен своей матерью — смоленской княжной Улианией — в православную веру под именем Иакова, после чего снова стал язычником и уж под конец — римо-католиком!), не пришел на помощь своему верховному магистру брату Ульриху фон Юнгингену. Формально Фитингофен был даже прав — Юнгинген вел войну с Польско-Литовским государством в своем качестве провинциального магистра Пруссии (эта должность исполнялась тевтонскими гохмейстерами с момента переноса орденской резиденции из Венеции в крепость Мариенбург на реке Ногате в 1309 г.), — но сама возможность подобного дерзкого отказа свидетельствует о весьма далеко зашедшем процессе ослабления внутриорденской дисциплины.

В XV в. войско тевтонских рыцарей обычно строилось тремя большими отрядами (треффенами) тяжелой кавалерии (левое и правое крыло, а также центр, иногда образовывавший резервный). Пехота строилась перед фронтом строя тяжелой кавалерии, прикрывая ее от метательных снарядов неприятельской пехоты и образовывая защитный вал, за которым орденская конница могла в случае отражения конной атаки неприятелем переформироваться для новой атаки. Орденская артиллерия — бомбарды (или по-немецки «буксы») обычно размещалась перед фронтом центральной части тевтонского войска.

Подобное построение было применено Тевтонским орденом в 1410 г. при Танненберге и (с гораздо большим успехом) ливонским ландмейстером Вольтером фон Плеттенбергом в битве с московским войском у озера Смолина в 1502 г. Имевшуюся в орденском войске легкую кавалерию (состоявшую в основном из крещеных представителей туземных прибалтийских племен — пруссов, а в Ливонии — куршей, эстов, латышей, земгалов и латгалов) тевтоны редко применяли в полевых сражениях, предпочитая использовать ее в разведывательных рейдах или — в качестве второго эшелона — для поддержки своей тяжеловооруженной конницы.

К 1380 г. в Пруссии насчитывалось не более 700 орденских братьев, в то время как в 1400 г. их количество в Пруссии и Ливонии достигало в общей сложности 1600. Таким образом, орден Девы Марии был способен, используя эти крупные резервы высококвалифицированных профессиональных воинов, выводить в поле немалые по тем временам армии. Так, во время своего первого нападения на остров Готланд в 1398 г. тевтоны оказались способны выставить около 4000 воинов. Когда же ордену в 1404 г. потребовалось отвоевать остров Готланд у захватавших его датчан, гохмейстер Конрад фон Юнгинген собрал для этого 15-тысячную армию.

Немногим меньшую по численности армию брат Конрада фон Юнгингена (отошедшего к описываемому времени в мир иной), воинственный гохмейстер Ульрих, смог выставить против Ягайлы и Витовта при Танненберге в 1410 г. В ее состав наряду с многочисленными рыцарями-добровольцами («паломниками») и наемниками со всей Европы входило около 700 прусских орденских братьев (рыцарей и сариантов) (ливонские тевтоны в битве, как известно, не участвовали). Если верить польским источникам (как и все средневековые хронисты, склонными к преувеличениям), потери орденского войска составили до 18 000 убитыми и до 14 000 пленными.

Эта цифры (при всей своей сомнительности), позволяют сделать вывод, что орденская армия состояла, в основном, из балтов и славян, включая тысячи поляков из Силезии, Померании (Поморья) и Куявии, а также из богемцев (чехов), моравян и лужичан (лужицких сербов, или сорбов). Из числа самих тевтонских братьев-рыцарей было убито, скорее всего, 203 или 205, хотя, если верить утверждениям нобелевского лауреата Генрика Сенкевича в его известном романе «Крестоносцы», из 700 «белых плащей» (уважаемый автор безо всяких оснований счел, что все пребывавшие, по подсчетам средневековых летописцев, в Пруссии орденские братья приняли участие в битве при Танненберге и что все они были братьями-рыцарями — единственными членами ордена Девы Марии, имевшими право носить белый плащ с черным крестом!) лишь 15 попали живыми в руки поляков и литовцев (хотя Сенкевич не указывает точно, скольким орденским братьям удалось найти спасения в бегстве). С другой стороны, большинство участвовавших в битве братьев Тевтонского ордена действительно пали в бою (иначе непонятно, как поляки и литовцы смогли завладеть знаменами тевтонских хоругвей).

Некоторые подробности о составе тевтонской армии под Танненбергом содержатся в «Истории Польши», написанной в 1448 г. Яном Длугошем. Согласно польскому хронисту, тевтонское войско при Танненберге состояло из 50 хоругвей-знамен (баннеров, или, выражаясь более современным языком, эскадронов). Правое крыло орденской армии состояло из 14 хоругвей, левое — из 20, а центр (резерв) — из 16.

Согласно Длугошу, около трети этих хоругвей состояло из феодалов-вассалов (ленников) Тевтонского ордена. В каждую хоругвь входили орденские братья какого-либо комтурства (командорства) Тевтонского ордена, местные рыцари-вассалы и пехотинцы-ополченцы, а также определенное число наемников). И лишь одна хоругвь состояла только из орденских братьев (как братьев-рыцарей, так и братьев-сариантов). Это была хоругвь (Великого) маршала Тевтонского ордена (маршала Пруссии).

Даже резервный отряд гохмейстера тевтонов (под 16 знаменами) насчитывал в своих рядах наемников из Германии. Ян Длугош приводит данные о численности лишь семи хоругвей, указывая, что две из них (одна — численностью в 60, другая — 80 копий) состояли из немецких добровольцев-«пилигримов», третья была выставлена в поле епископом Вармии, по-немецки Эрмланда (1000 копий), четвертая — бургомистром (городским головой) расположенного на орденских землях торгового города Данцига (100 «копий», включая наемников и матросов — «детей кораблей») и Торна (80 копий, включая городское ополчение и иностранных наемников).

Что же касается численности собственно орденских хоругвей, то Ян Длугош упоминает только две из их числа, а именно — хоругвь комтура Гнева, или по-немецки Меве (80 копий) и хоругвь вице-комтура Данцига (70 копий). На основании анализа приведенных выше цифр можно сделать следующий вывод.

В каждую хоругвь входило примерно 80 копий; таким образом, все войско «Божьих дворян» состояло из примерно 4000 копий. В прусских владениях ордена одно копье (шефа, ланце, шписс) состояло из трех тяжеловооруженных конных воинов (рыцаря, сарианта и стрелка); следовательно, общая численность орденской тяжелой кавалерии под Танненбергом составляла около 12 000 человек (с учетом конных лучников и арбалетчиков). Кроме того, известно, что в состав каждого копья-глефы под Танненбергом входило неопределенное число пеших воинов (возможно, именно их Длугош упоминает под названием «бюргеров», или «горожан», то есть городских ополченцев). Да и упоминаемые Яном Длугошем в составе орденского войска данцигские матросы («дети кораблей») наверняка сражались при Танненберге в качестве пехотинцев.

При упоминании битвы поляков с орденским войском ливонских тевтонов при Накеле в 1431 г. Ян Длугош также приводит численность четырех ливонских хоругвей (знамен) Тевтонского ордена. Два ливонских знамени состояли из 100 копий каждое, третье — из 200, а четвертое — из 300 копий. В битве поляков с тевтонским войском при Швеце близ Зарновецкого озера в 1462 г. войско ордена Девы Марии состояло из 1000 тяжелых и 600 легких конников, 1300 пеших ополченцев и 400 иных пехотинцев. Впрочем, это уже совсем другая история.

В роковой для тевтонов битве при Танненберге пали гохмейстер Ульрих фон Юнгинген (почти ослепший к тому времени), орденский маршал Фридрих фон Валленрод (Валленроде, Валлероде, Вальроде), великий комтур Конрад фон Лихтенштейн и почти все высшие должностные лица ордена, комтуры Торна (Иоганн фон Сайн), Меве (граф Иоганн фон Венде), Шлохау (Арнольд фон Баден), а также 203 (или 205) из 250 реально участвовавших в сражении орденских братьев-рыцарей (всего в Пруссии по состоянию на 1410 г., как уже упоминалось выше, насчитывалось около 700 «белых плащей» — рыцарей ордена, но далеко не всем им довелось скрестить мечи и копья с поляками, литовцами, татарами и русскими под Танненбергом).

Первоклассную орденскую крепость Мариенбург на Ногате польско-литовской рати взять, однако, не удалось. Подоспевшее из ливонских владений ордена и из города Данцига подкрепление и болезни, вспыхнувшие в лагере осаждавших, заставили их снять осаду Мариенбурга.

Тем не менее Тевтонскому ордену, лишившемуся части своих владений, пришлось платить победителям огромную контрибуцию. Денег взять было неіде — в частности, вследствие запрета иудеям проживать на орденских землях, в то время как главный противник ордена — чрезвычайно гостеприимное к иудеям Польско-Литовское государство — asylium Judaeorum — пользовалось у иудейских ростовщиков широчайшим кредитом. Между прочим, по старинному сказанию, первым польским королем был избран иудей Аврам Парховник (Порховник), вскоре, впрочем, уступивший корону крестьянину Пясту — основателю древнейшей польской королевской династии! Но это так, к слову.

В результате всех перечисленных выше военно-политических и финансовых проблем орден оказался настолько ослаблен, что против него взбунтовались его же собственные подданные — немецкого происхождения! — горожане и — самое главное! — рыцари-вассалы ордена (еще до танненбергского разгрома основавшие тайный «Союз ящериц(ы)», стремившийся к свержению орденской власти), объединившиеся с другими сословиями орденского государства, в том числе с мятежным бюргерским Союзом городов, в так называемый «Прусский союз», захватившие изменой большинство орденских замков и призвавшие на помощь польского короля.

Неверные вассалы ордена, во главе которых встал рыцарь Ганс фон Байзен, стремились заменить для себя твердую орденскую власть польско-литовский «шляхетной вольностью». Горожане восстали, поскольку были недовольны возросшими поборами, необходимыми для выплаты Польско-Литовскому государству контрибуции, и недопущением их к управлению государственными делами (когда же шхмейстер Генрих фон Плауэн попытался удовлетворить их требования и привлечь бюргеров к управлению государством, он столкнулся с «непримиримой оппозицией» в лице орденских рыцарей, отрешивших его от власти и заключивших в узилище).

Для борьбы с восставшими, составлявшими до сих пор основную военную силу Тевтонского ордена, гохмейстер уже не мог призвать на помощь иноземных крестоносцев, готовых обнажить меч только против язычников, но уж никак не против своих собратьев по вере, да еще и вчерашних орденских вассалов! Пришлось прибегнуть к помощи наемников, которые стоили немалых денег. В результате орденская казна была окончательно опустошена. Тогда наемники, главным образом моравяне, силезцы и чехи, оборонявшие орденскую столицу Мариенбург-на-Ногате, в связи с задержкой выплаты им жалованья, за деньги открыли ворота полякам.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика