Александр Невский
 

Братья-священники

Братья-рыцари (нем. пристербрюдер) и братья-сарианты (сариантсбрюдер) Тевтонского ордена, будучи монахами, несли военную службу, различаясь по сословным признакам. Но наряду с братьями-рыцарями и братьями-сариантами в орден входили также братья-священники (а не братья-монахи, как иногда неправильно утверждают — ибо монахами являлись все полноправные члены ордена Девы Марии). Для братьев-священников происхождение из того или иного сословия значения не имело. Братом-священником мог стать как дворянин, так и простолюдин. Численность братьев-священников (приносивших, в отличие от братьев-рыцарей и братьев-сариантов, только три «классических» монашеских обета — нестяжания, безбрачия и послушания, но не приносивших обета ратоборствовать против язычников) довольно сильно колебалась в различные периоды истории ордена, но они на протяжении долгого времени уступали братьям-рыцарям как в числе, так и во влиянии.

В силу своего статуса братья-священники обычно не принимали участия в прямых боевых столкновениях с неверными. Тем не менее их существование отнюдь не было тихим и безмятежным. В военных походах братья-священники неизменно сопровождали орденское войско, разделяя с воинами Христовыми все тяготы и трудности походной жизни, и в то же время неустанно вели миссионерскую деятельность на покоренных территориях, населенных язычниками. Мало того! Иные братья-священники, по собственному почину, получив благословение гохмейстера, отправлялись нести Слово Божие язычникам на еще не христианизированные территории и нередко погибали от рук язычников. Многие из них приняли мученический венец за Христа и христианство. Если язычникам удавалось разбить орденское войско, они обычно никого не оставляли в живых, предпочитая сжигать пленных заживо в жертву идолам. Но если у брата-рыцаря или брата-сарианта, попавшего в руки нехристей, имелся хоть какой-то шанс быть выкупленными или обмененными, то брата-священника во всех случаях ждала верная, мучительная смерть (обычно на костре).

В орденской хронике описан подвиг некоего брата-священника, спасшего своих собратьев по ордену от верной смерти, дав им возможность скрытно бежать из осажденной язычниками крепости. Этот старый и больной брат-священник, у которого отнялись ноги, так что он мог передвигаться лишь с невероятным трудом, каждый канонический час звонил в колокол, делая вид, что собирает орденский гарнизон на богослужение, тогда как тевтоны в действительности уже давно скрытно покинули обреченную крепость. В конце концов, язычники распознали его хитрость и замучили немощного старика, оправдавшего своим подвигом слова Священного Писания: «Нет любви больше той, как если кто положит душу свою за други своя».

Как уже говорилось выше, среди братьев-священников ордена были выходцы как из дворянского сословия, так и из простонародья. Согласно уставу, они носили черную рясу, а поверх рясы (начиная с 1244 г.) — белую мантию с черным орденским крестом (так что часто встречающееся утверждение, будто «только братья-рыцари Тевтонского ордена были вправе носить белый плащ с черным крестом», на поверку также оказывается неверным!) и выстригали на макушке гуменце-тонзуру, как и все римско-католические священники того времени. Бороду братья-священники, судя по сохранившимся иллюстрациям, стали носить лишь в конце XV в. (в то время, как тевтонским братьям-рыцарям носить ее с самого начала предписывалось Уставом, как и рыцарям ордена тамплиеров, поэтому поляки и литовцы именовали их «бородачами»; литовцы срезали убитым в бою тевтонам бороды вместе с кожей подбородка и нижней губой — подобно тому, как индейцы сдирали скальпы с голов поверженных врагов — и украшали ими свои шатры и конскую сбрую). Никакого оружия (кроме «духовного меча, который есть Слово Божие») братьям-священникам по уставу, разумеется, не полагалось.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика