Александр Невский
 

5. Дуумвират Святополк—Мономах

Начало активной деятельности этого дуумвирата (созданного, как я думаю, в 1094 г.) приходится на конец февраля 1096 г. Тогда Святополк и Владимир собрались в поход в степь и «посласта к Ольгови, веляща ему поити на половци с собою. Олег же обещавъся с нима», однако лишь сделал вид, что идет в степь. После возвращения из победоносного похода дуумвираты стали упрекать Олега: «Се ты не шел еси с нама на поганыя, иже погубили суть землю Русьскую... Ты есть ворог нама и Русьстей земли». Они стремились заставить черниговского князя присоединиться к их борьбе с кочевниками, но «Олег же сего не послуша, и бысть межи ими ненависть».1 Свою жесткую позицию в отношении черниговского князя Владимир Мономах объяснит более чем через двадцать лет после того в своем «Поучении»: «Зане ся бяше (Олег. — Н.К.) приложил к половцем».2

Стоит обратить внимание на саму форму призыва идти в поход, с которым обратились к Олегу Святополк с Владимиром: «веляща ему поити». Дуумвиры брали на себя ответственность за судьбы Русской земли, возглавили борьбу с наступлением хищной Половецкой степи. Вероятно, они тогда уже имели возможность отдавать приказы другим князьям, даже сильнейшему среди них Олегу.

Этот первый длительный дуумвират в Древнерусском государстве принципиально отличался от подобной формы правления на Руси в конце XII в., когда соправителями бывали главы двух сильнейших и соперничавших между собой княжеских кланов. Самый типичный пример: дуумвират главы Ольговичей Святослава Всеволодича, великого князя киевского, и старшего Ростиславича Рюрика, князя южной Русской земли, в 1181 —1194 гг. Он был создан не ради централизации государства, а для обеспечения интересов собственных кланов, обеспечения шаткой политической стабильности за счет неустойчивого равновесия сил... При создании этого и подобных ему дуумвиратов в расчет принимались прежде всего авторитет, влияние и военная сила соправителей, но не генеалогическое или физическое старейшинство. Это были сугубо прагматические объединения, не имевшие политических перспектив и не способные стабилизировать положение в государстве.

Дуумвират же Святополка Изяславича и Владимира Всеволодича имел иные корни и иные цели. Он был построен на началах братского, родового старейшинства. Даже когда в ходе успешной антиполовецкой борьбы 1103—1111 гг. игравший в ней первую скрипку Мономах приобрел громадный авторитет и популярность в обществе и высоко вознесся в его мнении над Святополком, он ни разу не поставил под сомнение его старейшинство, хотя тот постоянно давал для этого поводы. Направленный прежде всего против половецких ханов, дуумвират Святополк—Владимир другим острием глядел в сторону буйных черниговских Ольговичей, удержание которых в узде объективно способствовало сплочению и централизации государства. Поэтому есть основания считать Киевскую Русь 1096—1113 гг. относительно объединенной монархией, — но не с одним, а с двумя государями во главе.

В том же самом 1096 г. «Святополк и Володимер посласта к Олгови, глаголюща сице: "Поиди Кыеву, да поряд положим о Русьстей земли пред епископы, и пред игумены, и пред мужи отець наших, и пред людми градскими, да быхом оборонили Русьскую землю от поганых"».3 Это исключительно важное известие летописи свидетельствует о том, что, призывая Олега в Киев к публичному заключению договора об объединении сил против половцев, дуумвиры видели в княжеских съездах действенное средство укрепления государственного единства и военной мощи Руси. Княжеские съезды, а после Любечского 1097 г. их состоялось еще несколько, как бы опередили время и в определенной степени подготовили систему совместного управления Русью (коллективного сюзеренитета), установившуюся в государстве во второй половине XII в.

Олег Святославич отказался выполнить приказ дуумвиров, выбежал из Чернигова и затворился в Стародубе. Они осадили его в этом городе, и мятежник повинился перед ними. «И вдаста ему мир (Святополк и Мономах. — Н.К.), рекуща сице: "Иди к брату своему Давыдови, и придета Киеву... яко то есть старейшей град в земли во всей, Кыев, ту достойно снятися и поряд положити"».4 Подчеркивание столичного статуса Киева вряд ли было случайным. Соглашение о единстве Руси и защите ее от кочевников, дабы придать ему наибольшую законность и торжественность, должно было быть подписано только в Киеве. Но случилось иначе. Олег пообещал явиться на съезд в Киев, но вместо того подался отвоевывать у сына Мономаха Изяслава Муромскую землю.

Оставим в стороне приключения Олега в Муромской и Ростово-Суздальской землях. Они закончились его полным поражением от другого сына Мономаха Мстислава и вынужденным прибытием на съезд в Любече 1097 г. Вместо этого рассмотрим решения этого съезда, которые многие историки оценивают как этапные в истории складывания государственной структуры Древней Руси, — они будто бы утвердили принцип отчинного замещения княжеских столов и владения землями. «Повесть временных лет» под 1097 г. сообщает: «Придоша Святополк и Володимер, и Давыд Игоревичь, и Василко Ростиславичь, и Давыд Святославичь и брат его Олег, и сняшася Любячи на устроенье мира».5

Примечания

1. Там же. С. 149.

2. Повесть временных лет. С. 161.

3. Повесть временных лет. С. 150.

4. Повесть временных лет. С. 150.

5. Повесть временных лет. С. 170.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика