Александр Невский
 

5. Активизация князей-изгоев

Отмеченная выше недоговоренность завещания Ярослава, вероятно, вызвала к жизни скрытую вначале оппозицию в среде князей-изгоев, которые со временем взялись за оружие, дабы отвоевать у дядьев родовые земли, — впрочем, я отмечал уже, что в «Повесть временных лет» «ряд» Ярослава попал в неполном и обобщенном виде. Не исключено, что в нем могла идти речь и об универсальных принципах передачи столов в государстве.

Изгои отдавали предпочтение «отчинному» принципу, — вероятно, прежде всего потому, что не видели близких перспектив получить волости по родовому старейшинству, правила которого почти сразу начали нарушаться теми, кто был призван следить за их соблюдением, — триумвирами-Ярославичами. Отдаленная от Киева бескрайними степями, в которых господствовали кочевники (с 60-х гг. XI в. — половцы), Тмуторокань стала форпостом сопротивления изгоев вначале триумвирам, а дальше — киевскому князю Всеволоду, занявшему главный русский стол в 1078 г.

Изгои подросли и начали бороться с дядьями за свои отчины в 70-х гг. Особняком стояло выступление против триумвиров намного старшего всех их Ростислава Владимировича, в 1064 г. выгнавшего сына Святослава Ярославича из Тмуторокани и вокняжившегося там. В 1065 г. Святослав отвоевал Тмуторокань у Ростислава и вернул Глеба на стол. Но как только Святослав вернулся в свой Чернигов, Ростислав вновь выбил Глеба из Тмуторокани. А в феврале 1066 г. его отравил византийский котопан (наместник) Херсона,1 вероятно, не без участия Святослава. После гибели Ростислава на авансцену русской истории выходит другое поколение изгоев — трое его сыновей: Рюрик, Володарь и Василько.

Следующее вооруженное выступление изгоев пришлось на весну 1077 г., когда в Киеве первый раз княжил Всеволод. Воспользовавшись тем, что он двинулся на Волынь навстречу возвращавшемуся из Польши брату Изяславу, Борис Вячеславич внезапно захватил Чернигов. Правда, он смог удержаться в городе лишь восемь дней и вынужден был бежать все в ту же Тмуторокань, где сидел старший сын Святослава Ярославича Роман.2 Как оказалось, это было лишь начало масштабной борьбы изгоев против Всеволода Ярославича, развернувшейся в следующем, 1078 г.

В том году к Всеволоду в Чернигов явился один из сыновей Святослава Олег. Можно допустить, что он требовал у Всеволода для себя волости — Чернигова или по меньшей мере каких-то городов в Черниговском княжестве, как следует из дальнейшего развития событий. Вместо удовлетворения его требований Всеволод вместе с сыном Владимиром... угостил его обедом. Оскорбленный Олег бежал проторенным Ростиславом и Борисом путем из Чернигова в Тмутороканью.3 Там он объединился с Борисом Вячеславичем.

Сообщники стремились вернуть себе отчины: Олег — Чернигов, Борис — Смоленск. В своей борьбе за волости они не остановились перед аморальным и небывалым до той поры на Руси поступком: привлекли к внутриполитической борьбе на Руси ее смертельных врагов — половецких ханов. Нет сомнения в том, что содеянное Олегом и его сообщником произвело тяжелое впечатление на древнерусское общество и привело его в ужас. Минет более ста лет, и безымянный певец «Слова о полку Игореве» осудит Олега, дав ему меткое и красноречивое прозвище «Гориславич»:

«Тъй бо Олег мечемь крамолу коваше
и стрелы по земле сеяше...
Тогда, при Олзе Гориславличи
сеяшеться и растяшеть усобицами,
погибашеть жизнь Даждьбожа внука;*
в княжих крамолах веци человекомь скратишась.
Тогда по Руской земле ретко ратаеве кикахуть,
но часто врани граяхуть,
трупиа себе деляче,
а галичи свою речь говоряхуть,
хотять полетети на уедие».
4

Олег с Борисом и половецкой ордой разбили войско Всеволода и захватили было Чернигов, «земле Русьскей много зло створше, проливше кровь хрестьяньску».5 Всеволод попросил помощи у старшего брата, киевского князя Изяслава. 3 октября 1078 г. они совместными усилиями разгромили Олега и Бориса в битве на Нежатиной Ниве вблизи Чернигова. В сражении погибли Изяслав и Борис, Олег с остатками дружины вновь бежал в Тмуторокань, а Всеволод сел на киевском столе.6 На Руси была восстановлена как будто единовластная монархия, внешне подобная монархиям Владимира и Ярослава.

Примечания

*. Русские люди считали себя детьми и внуками языческого бога Солнца — Дажьбога.

1. Повесть временных лет. С. 110—111.

2. Там же. С. 132.

3. Повесть временных лет. С. 132, 159.

4. Слово о полку Игореве. С. 15—16.

5. Повесть временных лет. С. 132.

6. Там же. С. 132—135.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика