Александр Невский
 

На правах рекламы:

http://aldenta.ru/ стоматология рудента стоматологические клиники.

• Купить диплом колледжа на бланке ГОЗНАКА в Москве.

3. Триумвират Ярославичей

Может показаться парадоксальным следующее мое утверждение: значение «ряда» 1054 г. — при том, что Ярославичи не соблюли его главного условия: передачи киевского стола по родовому старейшинству! — состоит также и в том, что со времени его провозглашения стало возможным изменение политической структуры Руси. Единовластное правление Ярослава сменил в руководстве страной триумвират его старших сыновей.

По мнению Б.Д. Грекова, сам термин «триумвират» ввел в научный оборот А.Е. Пресняков.1 Летописец его не знает, впрочем, пользуется тождественным по смыслу понятием «трие»: «Заратися Всеслав, сын Брячиславль, Полочьске, и зая Новъгород. Ярославичи же трие — Изяслав, Святослав, Всеволод, — совокупивше вои, идоша на Всеслава»2 (1067). Можно думать, что трое старших Ярославичей заключили между собой соглашение о совместном управлении Русью. Ведь само поведение трех братьев-князей четко свидетельствует об их взаимной договоренности.3

Летописи сохранили немало доказательств того, что триумвират действительно сложился благодаря договору, подписанному между Изяславом, Святославом и Всеволодом. Они почти двадцать лет совместно вершили общерусские дела. Двух младших братьев триумвиры устранили от управления государством. В источниках Игорь и Вячеслав Ярославичи выступают в пассивных ролях. К тому же второй быстро умер: «Преставися Вячеслав, сын Ярославль, Смолиньске, и посадиша (триумвиры. — Н.К.) Игоря Смолиньске, из Володимеря выведше»4 (1057). Можно предположить, что Волынь досталась трем старшим Ярославичам. Не исключено, что они разделили ее между собой, как поступили со Смоленской волостью тремя годами позднее. Высказывалось также вероятное предположение, что в 1057 г. Волынью завладел Изяслав, — ведь позднее источники свидетельствуют о сосредоточении этой земли в его руках.5

Под 1060 г. «Повесть временных лет» коротко отметила: «Преставися Игорь, сын Ярославль».6 Позднейшие летописи прибавляют к этому: «Разделиша Смоленьск (триумвиры. — Н.К.) собе на три части».7 Между тем Игорь оставил после себя двух сыновей, но дядья ничего не дали им из отцовской волости (или какой-либо другой), превратив их в изгоев. Тремя годами ранее они поступили так же с единственным сыном Вячеслава Борисом. Все это заложило зерна больших усобиц на Руси, которые проросли много лет спустя.

Под 1064 г. «Повесть» поместила остающееся загадочным сообщение, о котором уже давно спорят историки: «Бежа Ростислав Тмутороканю, сын Володимерь, внук Ярославль, и с ним бежа Порей и Вышата, сын Остромирь, воеводы Новгородьского. И пришед выгна Глеба (сына Святослава Ярославича. — Н.К.) из Тмуторокана, а сам седе в него место».8 К слову «бежа» Никоновский, Тверской и некоторые другие изводы прибавляют: «из Новагорода».9 Вслед за В.Н. Татищевым С.М. Соловьев утверждал, что Ростислав бежал с Волыни,10 но вряд ли триумвиры могли ранее отдать ему эту крайне важную в плане консолидации государства землю и выпустить ее из своих рук. М.С. Грушевский высказал вполне вероятную догадку, что уточнение «из Новагорода» появилось в позднейших сводах лишь благодаря тому, что вместе с Ростиславом в Тмуторокань отправился Вышата, сын новгородского посадника Остромира, — «Вышата же мог быть боярином Владимира и вне Новгорода».11 Прибавлю к этому, что Порей был киевским воеводой, а Вышата еще в 1043 г. ходил с Владимиром Ярославичем на греков.12 Но все это не может быть аргументом в пользу мнения о бегстве Ростислава на юг из Киева.

Выглядит вероятным предположение М.С. Грушевского, согласно которому Ростислав был выгнан дядьями из «Червенских градов» (историк имел в виду Перемышльскую, Теребовльскую и Звенигородскую волости). Ведь этот старший внук Ярослава во время предсмертной болезни деда был уже взрослым, и тот должен был дать ему какую-то волость, что могло произойти между 1052 и 1054 г.13 Историк исходил из того, что по решению Любечского съезда князей 1097 г. Перемышль и Теребовль были закреплены соответственно за Володарем и Василько Ростиславичами как пожалование Всеволода Ярославича.14 Поскольку на этом съезде был признан отчинный принцип владения землями, естественнее всего считать, что Ростиславичи добивались в Любече закрепления за ними отчины и получили ее.15

В историографии остается распространенной мысль, согласно которой около 1084 г. Рюрик, Володарь и Василько Ростиславичи получили от Всеволода Ярославича волости, позднее ставшие составными частями Галицкой земли: Перемышльскую, Теребовльскую и Звенигородскую.16 Эта мысль строится главным образом на свидетельствах «Повести временных лет» 80-х гг. XI в. Летописец рассказывает, что в 1084 г. двое не названных им по имени братьев-Ростиславичей выгнали Ярополка Изяславича из Владимира Волынского. Киевский князь Всеволод послал на них сына Владимира, тот «выгна Ростиславича и посади Ярополка Володимери».17 Исследователи считают, что вскоре после этого Всеволод, которому приходилось не только укрощать племянников, но и задабривать их, дал Ростиславичам волости на западе Южной Руси. Далее «Повесть» свидетельствует, что в 1087 г. в Перемышле сидел старший Ростиславич — Рюрик, а его не названный по имени брат (вне сомнения, Володарь) — в Звенигороде.18

Итак, с определенными оговорками можно считать, что в 1064 г. триумвиры выгнали своего племянника Ростислава Владимировича из западных волостей Южной Руси и присоединили их к собственным владениям. Лишь Полоцкая земля до времени оставалась вне сферы их господства.

Обособленное положение Полоцкого княжества на Руси до сих пор, как мне кажется, остается загадкой для историков. Около 862 г. Рюрик посадил в Полоцке кого-то из своих «мужей» — «и раздал мужем своим грады, овому Полотеск, овому Ростов, другому Белоозеро».19 Возможно, то был Рогволод,* которого убил перед походом на Киев в 978 г. Владимир, насильно женившись на его дочери Рогнеде и распространив свою власть на Полоцкое княжество. Проводя около 988 г. административную реформу, Владимир «посади Вышеслава в Новегороде, а Изяслава Полотьске, а Святополка Турове, а Ярослава Ростове».20 Можно думать, что старшим сыновьям князь передавал в управление важнейшие волости. Наверное, Полоцк тогда много значил для него.

По неясным причинам Владимир передал впоследствии Полоцкое княжество в наследственное владение своему сыну Изяславу, тем самым выделив его среди других своих владений. Когда вскоре умер в Новгороде старший сын киевского князя Вышеслав, Владимир не стал срывать с насиженного места Изяслава, а послал в северный город наместником десятилетнего Ярослава. Изяслав княжил в Полоцке вплоть до смерти в 1101 г. В летописном сообщении о кончине этого князя четко обозначена его родословная по вертикали: «Преставися Изяслав, отець Брячиславль, сын Володимерь».21 Вероятно, это нельзя считать случайным, потому что в Полоцке, начиная с Изяслава, устанавливается «отчинный» принцип замещения княжеского стола — в отличие от всех других княжеств. Это неоднократно подчеркивают летописцы, например, в сообщении о смерти Брячислава Изяславича: «В се же лето (1044 г. — Н.К.) умре Брячислав, сын Изяславлю внук Володимерь, отец Всеславль, и Всеслав, сын его, седе на столе его...».22

Особый статус Изяславовой династии в Полоцке подчеркивается также отрубностью, автономией, если даже не независимостью этого княжества от Киева. Через два года после того, как Ярослав Владимирович утвердился на киевском столе, «Брячислав, сын Изяславль, внук Володимерь» нахально захватил и разграбил Новгород. Ярослав укротил его силой оружия, но не стал изгонять из Полоцка, превратив Брячислава в своего вассала. Это событие показательно для полоцкого князя, считавшего возможным выступить против общерусского властелина.

Такое же, почти независимое от Киева, положение занимал сын Брячислава Всеслав. Он не упомянут в «ряде» Ярослава. Из летописи создается впечатление, что этот полоцкий князь вообще не принимал участия в общественно-политической жизни Древнерусского государства. Летописцы даже не упоминают Всеслава до той поры, когда он в 1066 г. захватил и разграбил Новгород (перед тем в 1065 г. Всеслав, по сведениям некоторых источников, захватил было и Псков).23 В сообщении об этом событии Нестор делает ударение на том, что Всеслав был сыном Брячислава24 (перед тем, например, Святослав Ярославич выступает в летописи без указания на имя отца: «Иде Святослав на Ростислава к Тмутороканю»25). В следующем году триумвиры наголову разбили Всеслава в знаменитой, воспетой в «Слове о полку Игореве» битве на реке Немиге, где она горько-поэтически сравнивается с кровавой жатвой.** Вскоре после этого Изяслав, Святослав и Всеволод коварно заманили Всеслава к себе и бросили его в поруб (тюрьму) в Киеве.26 Казалось бы, триумвиры сосредоточили в своих руках все основные русские земли. Оставался лишь очаг оппозиции со стороны князей-изгоев в Тмуторокани.

Как видно из предыдущего рассказа, каждый из триумвиров-Ярославичей заботился прежде всего о наращивании собственных владений, а это неминуемо ослабляло единство государства. О его полицентричности свидетельствует и беспрецедентный в древнерусской истории факт децентрализации церковной жизни. Наряду с Киевской, до того времени единой и общерусской митрополией, во времена господства триумвирата появилось еще две новых, соответственно в Чернигове и Переяславле. Согласно разрозненным, неполным, а то и противоречивым сведениям источников, новые митрополии были основаны в начале 70-х гг. (кажется, разновременно). Как писал один из главных исследователей этой проблемы, церковно-административное равенство столиц старших Ярославичей, одинаковое подчинение общецерковному центру в Константинополе должно было подчеркивать их внутриполитическое равенство.27

Согласно хорошо аргументированному мнению А. Поппэ, новые митрополии оставались титулярными,28 т. е. они не исполняли функций, положенных митрополичьим кафедрам, играя, таким образом, сугубо символическую роль. И после распада триумвирата, вокняжения Святослава в Киеве (март 1073 г.), его смерти (декабрь 1076 г.), а далее гибели Изяслава в битве на Нежатиной Ниве (октябрь 1078 г.), приведшей к восстановлению внешне единовластного правления Всеволода Ярославича на Руси, существование митрополий в Чернигове и Переяславле стало никому не нужным, и они были упразднены Константинопольским патриархатом, с согласия которого были учреждены.29

Внешне целостное государство Ярославичей в действительности было слабо объединено и централизовано. Достаточно было первого сильного внешнего толчка, чтобы Русь пошатнулась. Таким толчком стало нашествие половецких орд на Переяславскую землю в 1068 г. и поражение триумвиров в битве с ними на речке Альте.

Не останавливаясь на известных перипетиях восстания против Изяслава 1068 г. и вокняжения Всеслава полоцкого в Киеве, отмечу лишь, что во всей этой истории полоцкий князь, вообще-то энергичный, отважный и эмоциональный, сыграл пассивную роль: «Людье же (восставшие киевляне. — Н.К.) высекоша Всеслава из поруба в 15 день семтября, и прославиша и среде двора къняжа».30 Когда в следующем году Изяслав Ярославич при поддержке польского князя Болеслава Смелого двинулся на Киев, Всеслав с киевлянами пошел ему навстречу к Белгороду. Но, не дождавшись битвы, он, «бывши нощи, утаивъся кыян бежа из Белагорода Полотьску».31 Летописи дают понять, что Всеслав никогда не зарился на киевский престол и лишь по воле случая оказался на нем. Он не держался за Киев и воспользовался первым удобным случаем для возвращения в родной ему Полоцк. Своей сферой влияния Всеслав, подобно отцу, считал русский Север: Новгородскую и, возможно, Псковскую земли.

Однако Изяслав вначале решил отомстить полоцкому князю. Под 1069 г. «Повесть временных лет» сообщила: Изяслав «прогна Всеслава ис Полотьска, посади сына своего Мьстислава Полотьске; он же вскоре умре ту. И посади в него место брата его Святополка; Всеславу же бежавши)».32 Через два года «выгна Всеслав Святополка ис Полотьска», но вскоре третий сын Изяслава Ярополк победил его возле Голотичьска,33 города в Полоцком княжестве. И все же Всеслав сумел удержаться в Полоцке.

Важно подчеркнуть, что в дальнейшем обе стороны — Киевская и Полоцкая — de facto признали автономное, по существу независимое положение Полоцкого княжества на Руси. Тем временем, захватив было в 1069 г. Полоцк, Изяслав отдал Новгород Великий брату Святославу.*** Когда же Всеслав отвоевал Полоцк у киевского князя, Святослав не возвратил ему Новгород, что, по выражению М.С. Грушевского, нарушило равновесие княжеских паев.34 При всем том Изяслав больше не стремился завладеть Полоцком, а, напротив, вступает в дружеские отношения с Всеславом и даже согласен завязать с ним родственные отношения (позднее Святослав упрекал киевского князя: «Изяслав светится со Всеславом, мысля на наю»).35

Примечания

*. По свидетельству «Повести временных лет», «Рогъволод пришел и-заморья» (Повесть временных лет. С. 54).

**. «На Немизе снопы стелют головами, молотять чепи харалужными, на тоце живот кладут, веют душу от тела. Немизе кровави брезе на бологом бяхуть, посеяни, посеяни костьми руских сынов» (Слово о полку Игореве. М.; Л., 1950. С. 25).

***. Из летописей известно, что в 1071 г. в Новгороде сидел сын Святослава Глеб (Повесть временных лет. С. 120; Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. С. 196).

1. Греков Б.Д. Киевская Русь. М., 1953. С. 490 (см. также: Пресняков А.Е. Указ. соч. С. 389).

2. Повесть временных лет. С. 111—112.

3. Греков Б.Д. Указ. соч. С. 490.

4. Повесть временных лет. С. 109.

5. Грушевський М. Указ. соч. С. 52.

6. Повесть временных лет. С. 109.

7. ПСРЛ. Т. 15. Тверская летопись. СПб., 1863. Стлб. 153.

8. Повесть временных лет. С. 110.

9. Никоновская летопись. С. 92; Тверская летопись. Стлб. 154.

10. См. анализ этих мнений в кн.: Повесть временных лет. Ч. 2. М.; Л., 1950. С. 393—394 (комментарий Д.С. Лихачева).

11. Грушевський М. Указ. соч. С. 53.

12. Повесть временных лет. С. 103—104, 132.

13. Грушевський М. Указ. соч. С. 46, 52, 363.

14. Повесть временных лет. С. 171.

15. Грушевський М. Указ. соч. С. 75.

16. См., напр.: Крип'якевич И.П. Галицько-Волинське князівство. Київ, 1984. С. 68.

17. Повесть временных лет. С. 135.

18. Там же. С. 136.

19. Повесть временных лет. С. 18.

20. Повесть временных лет. С. 83.

21. Повесть временных лет. С. 88.

22. Там же. С. 104.

23. См.: Грушевський М. Указ. соч. С. 53.

24. Повесть временных лет. С. 111.

25. Там же. С. 110.

26. Повесть временных лет. С. 112.

27. Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси X—XIII вв. М., 1989. С. 60.

28. Поппэ А. Русские митрополии Константинопольской патриархии в XI в. // Византийский временник. Т. 28. М., 1968. С. 97—103.

29. Щапов Я.Н. Указ. соч. С. 56—62.

30. Повесть временных лет. С. 115.

31. Там же.

32. Повесть временных лет. С. 116.

33. Там же.

34. Грушевський М. Указ. соч. С. 61.

35. Повесть временных лет. С. 121.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика